Врач-психиатр Олег Аронович: Действия медиков согласованы с прокуратурой, а то у нас все – кто боксер, кто каратист

15:58 02.07.2015 228
Санкт-Петербург, 2 июля. Один из самых опытных врачей-психиатров скорой помощи Санкт-Петербурга, Олег Меерович Аронович, рассказал корреспонденту НЕ
Санкт-Петербург, 2 июля.

Один из самых опытных врачей-психиатров скорой помощи Санкт-Петербурга, Олег Меерович Аронович, рассказал корреспонденту НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ об обстоятельствах инцидента, приведшего к задержанию трех медиков нынешним утром, а также о правилах, которыми руководствуются врачи при визитах к «сложным» пациентам. Как ранее сообщали НЕВСКИЕ НОВОСТИ, утром в четверг, 2 июля, трое медиков скорой психиатрической помощи были задержаны в своих квартирах. Это сопровождалось визитом ОМОНА, оперативников, сковыванием наручниками и обысками. Причиной столь масштабной акции, организованной правоохранителями, стал произошедший месяц назад случай – ныне задержанная бригада врачей отправилась на вызов к запойному алкоголику, у которого начался приступ белой горячки. Пациент представлял опасность – нападал не только на медиков, но и на собственную мать. Врачи вкололи ему успокоительное и отправили в больницу – его состояние вызывало их опасения. В приемном покое больницы, несмотря на реанимационные процедуры, пациент скончался. Впоследствии причиной его смерти было названо внутреннее кровотечение. Месяц спустя врачей задержали представители правоохранительных органов – они подозреваются в избиении пациента, следствием которого стало внутреннее кровотечение и смерть. Олег Аронович, коллега задержанных медиков, работающий в службе скорой психиатрической помощи уже более 52 лет, с 1962 года, рассказал НЕВСКИМ НОВОСТЯМ о том, как проводится работа врачей-психиатров с буйными пациентами. «По существующему закону о скорой психиатрической помощи – есть такой закон, от 1992 года, по которому все психиатры страны работают на сегодняшний день, – если больной возбужден и, самое главное, агрессивен по отношению к окружающим, то по закону бригада должна вызывать в помощь полицию. Полиция его обезоруживает и передает бригаде, которая после этого, если надо, купирует возбуждение медикаментозно», – сообщил Аронович. Однако, как отметил Олег Меерович, по подобному сценарию работа производится не всегда. Иногда обстоятельства, да и сами больные приводят к тому, что на вызов полицейских времени не остается – нужно действовать, фиксировать представляющего опасность для себя и окружающих пациента, вводить успокоительное самостоятельно. «Иногда получается так, что, когда приезжает бригада к больному, а больной возбужден, агрессивен и угрожает и членам бригады и членам семьи или окружающим, или готов выскочить в окно или с балкона, то уже никого вызывать мы конечно просто не успеваем, мы вынуждены его удерживать. А удерживать – это держать по крайней мере за руки, а лучше и за руки и за ноги, конечно. Укол, когда больной возбужден, не сделать, потому что в бригаде всего три человека, и все удерживают этого больного. А больные у нас, так бывает, и чемпионы мира по боксу, по борьбе и какие угодно, а сейчас еще и каждый второй каратист. В общем, больные бывают очень опасные», – рассказал медик. В ситуации, когда врачи вынуждены удерживать буйного пациента, пытаясь сделать ему успокоительный укол, работники скорой психиатрической помощи попадают нередко. Иногда полиция вызывается заблаговременно – когда опасающиеся за свою жизнь и здоровье родственники вызывают скорую и предупреждают врачей о поведении пациента сразу, еще и сами попутно вызывая правоохранителей, чтобы защитили от грозного родственника. Но так происходит далеко не всегда, иногда больной начинает буянить уже по приезду врачей, и тогда приходится производить фиксацию пациента самостоятельно, вызывая полицейских на подмогу уже постфактум. «То есть надо его удерживать без полиции, что и так тяжело, а еще мы должны успевать позвонить в полицию, пока он никого не убил или сам не выскочил в окно, – сетует Аронович. – Значит, мы должны его как-то фиксировать. В 1998 году, впервые за все время существования психиатров, вышел приказ уже по работе скорой психиатрической помощи, где конкретно, черным по белому, написано, что психиатрические бригады имеют право фиксировать возбужденных больных. Для этого предназначена специальная лента, 2 метра 20 сантиметров длиной. Она должна быть у нас у всех в карманах или в сумке, чтобы мы могли в любой момент с ее помощью кого-то зафиксировать. Можем повязать и по рукам, можем повязать и по ногам, но с 1998 года это официально утверждено приказом Минздрава, согласовано с прокуратурой и со всеми вышестоящими инстанциями. Повязать его мы теперь официально имеем право». Таким образом, по словам Олега Мееровича, ныне задержанные медики действовали верно и в рамках закона – буйный пациент был зафиксирован, ему был сделан укол, после чего согласно всем правилам его отправили не в психиатрическую клинику, куда, как правило, первым делом отправляют алкоголиков с белой горячкой, а в больницу для оказания медицинской помощи. «Их больной был возбужденный и агрессивный, квартира вся разрушена, милицию они просто не успели вызвать, они его сами удерживали, фиксировали, сделали ему инъекцию, успокоительное вкололи, и повезли его в больницу, потому что он по своему психическому и, что самое главное, соматическому состоянию вызывал у них опасения. Когда у пациентов просто белая горячка, мы их везем в психбольницы, а когда белая горячка осложнена какими-то соматическими проявлениями – повышенное давление, боли в сердце или человек еще какой-то болезнью болеет, тогда уже психбольницы у нас таких больных не берут, и мы их везем в психосоматическое отделение больницы №17, куда того больного и отправили», – прокомментировал собеседник агентства инцидент, послуживший причиной нынешнего задержания медиков. «Его туда привезли, и, как я знаю, еще в машине ему стало хуже. Когда его выносили из машины он уже нуждался в реанимации, ну, и где-то там, в реанимации, он и умер. На вскрытии оказалось, что причиной смерти послужило внутреннее кровоизлияние, которое и пытаются «навесить» на нашу бригаду, словно его зачем-то били в машине, – отметил медик, пояснив, что не понимает причин поведения оперативников. Устроить такое масштабное задержание для простого доктора, подозреваемого в избиении буйного алкоголика и сотрудничающего со следствием – очень необычно. «Странно то, что доктора уже вызывали в Следственный комитет, неделю или две назад, он уже давал показания, уже есть соответствующие протоколы, а то, что совершилось сегодня – это чтобы ОМОН, в масках, с наручниками, ворвались в шесть утра в квартиру доктора, это уже ни в какие рамки не лезет, – возмутился коллега задержанного медика. – И фельдшеров так же арестовали. И мы все время работаем, нас уже знают, все мы через это проходили, я сам уже много лет работаю и мне несколько раз приходилось тоже давать объяснения следователям. Но никому никогда в голову не приходило ворваться в квартиру, устроить обыск, машину обыскивать доктора. Доктор – милейший человек! Маленький, худенький, третий год работает, один из самых грамотных наших врачей, интеллигент. И вот его в наручниках провели, на весь дом опозорили». Как отметил Олег Аронович, в тех случаях, когда к ему приходилось общаться с представителями правоохранительных органов после спорных инцидентов, перед ним просто извинялись за беспокойство, и все. Ведь это и так понятно, что драться с буйным пациентом медик не станет, разве что сам случайно окажется травмирован, пытаясь зафиксировать и вколоть успокоительное опасному больному. Коллеги переживают о судьбе задержанных правоохранителями врачей, насколько известно, к медикам уже прибыл адвокат. НЕВСКИЕ НОВОСТИ продолжат следить за развитием ситуации. Читайте по теме: Дожить до адвоката: родители задержанных петербургских психиатров опасаются за судьбу внезапно арестованных врачей Маски-шоу и серия обысков за чужой запой: ОМОН схватил психиатров за «избиение» петербуржца с белой горячкой

Новости партнеров: