В Царское Село вернулась фотокамера учителя императорской семьи Николая II Пьера Жильяра

26.08.2015 14:53 877
Санкт-Петербург, 26 августа. Швейцарец Жак Мозер передал в дар музею-заповеднику «Царское Село» фотокамеру Kodak, принадлежавшую его родственнику, Пье
Санкт-Петербург, 26 августа.

Швейцарец Жак Мозер передал в дар музею-заповеднику «Царское Село» фотокамеру Kodak, принадлежавшую его родственнику, Пьеру Жильяру, учителю французского языка детей последнего российского императора Николая II. Этим фотоаппаратом сделано множество семейных фотографий императорской четы, великих княжон и цесаревича Алексея. Как узнали НЕВСКИЕ НОВОСТИ, после реставрации Александровского дворца фотокамера будет выставлена в комнате Пьера Жильяра, рядом с половиной наследника, вместе с копиями его фотографий, ставших великолепным свидетельством жизни царской семьи в Царском Селе, в Ливадии, в Ставке и ссылке. Жак Мозер, внук брата Пьера Жильяра, признается, что никогда не испытывал особенного интереса к старому фотоаппарату, хранившемуся в нижнем выдвижном ящике письменного стола. После возвращения в Швейцарию Пьер Жильяр больше никогда не расчехлял свою Bulls Eye Eastman фирмы Kodak: слишком многое видела и запомнила эта фотокамера, и он вместе с ней. Великолепный фотограф и наставник августейших наследников, внимательный и наблюдательный Пьер не выпускал из рук фотокамеру и, понимая свою миссию и особенное положение, неустанно фотографировал Николая II, цесаревича Алексея, княжон и императрицу. Члены императорской семьи не позируют ему, они просто живут перед объективом его камеры: Александра Федоровна смеется, пока одна из маленьких дочек прячется за колонной; вся семья готовится к отъезду в коляске, запряженной лошадью; Николай II вместе с любимым сыном, оба в военной форме, сдержанно смотрят в кадр; цесаревич предстает перед своим учителем в форме казачьего атамана. «Пьер был постоянно рядом, – Ираида Ботт, заместитель директора по научной работе ГМЗ «Царское Село» комментирует корреспонденту НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ сделанные швейцарцем снимки, – он снимал все завтраки, обеды и прогулки, снимал Николая с Алексея. Когда мы смотрели на них, мы радовались: значит, у Алексея была возможность нормально общаться с отцом. И это благодаря фотографиям Жильяра мы можем понять: они уходили на берег вдвоем, общались, а на расстоянии это фиксировал Пьер. Это и ссылка – и там снова рядом Жильяр. Поэтому важен не столько профессионализм фотографий, сколько то, что это бесценный для истории документ, который дает нам возможность через призму текстовых воспоминаний Жильяра понять его отношения с царской семьей». Ираида Ботт добавляет, что, судя по письмам домой, Жильяру было непросто в царской семье: слишком свободная атмосфера, царившая среди членов императорской фамилии, непосредственность и вольность детей смущала его. Например, девчонки-шалуньи могли перед началом урока запросто запрыгнуть к своему учителю на колени, понимая, что вгоняют его в краску и смятение. Верный императорской семье, Пьер Жильяр последовал за Николаем II в Тобольск – на одном из снимков он вместе с царем пилит дрова. Поехал он и в Екатеринбург, но в Ипатьевский дом его не допустили, как не пустили и его возлюбленную, Александру Теглеву – «старшую комнатную девушку». Она тоже присутствует на его снимках – сидит с белым зонтиком на лавочке в светлом платье. По сибирским дорогам он вывез ее в Европу. Александра сначала скучала по России и надеялась вернуться туда, не понимая, что страна навсегда изменилась. Лишь отчаявшись вернуться на родину, Александра вышла замуж за любившего ее Жильяра и поселилась с ним в Лозанне. Именно в Лозанне, в музее фотографии, хранятся все снимки царской семьи, сделанные Пьером Жильяром. По словам Ираиды Ботт, в цифровой век иметь оригиналы этих фотоснимков Царскому Селу не принципиально – достаточно и высококачественных копий. Уникальный фотоаппарат, который держали в своих руках члены императорской семьи, подаривший нам память о них, можно будет увидеть в Александровском дворце после реконструкции. Строительно-инженерные работы при стабильном финансировании завершатся к 31 декабря 2017 года, после чего реставраторы приступят к воссозданию внутреннего убранства. Подарок Жака Мозера – не единственный предмет, оставшийся от Пьера Жильяра. В 2013 году племянница Жильяра Мари-Клод Жильяр-Кнехт передала музею вещи, принадлежавшие Александре Теглевой – часы «Павелъ Буре», подаренные ей императрицей Александрой Федоровной. В 2014 году музей-заповедник «Царское Село» получил в дар чайный комплект и набор столовых предметов от племянницы Жильяра Франсуазы Годе. Все эти предметы подарила своему учителю великая княжна Анастасия Николаевна.

Новости партнеров: