Настоятель церкви Георгия Победоносца – о молельной комнате в женской консультации, абортах и переговорах об Исаакие

09.09.2015 01:04 576
На одном этаже этой консультации есть рекреация, где висит очень известная
На одном этаже этой консультации есть рекреация, где висит очень известная икона Божьей матери, помощницы в родах. Многие женщины молятся ей перед родами. Обычно верующие еще ставят икону Святого великомученика Пантелеимона, он является покровителем врачей и больных. Мы, увидев это место и этих людей, которые радуются нашему приходу, предложили руководству консультации обустроить молельную комнату. Сделать такое место, чтобы женщины, а может, и мужья, которые их сопровождают, могли бы поставить свечку, побыть в тишине, помолиться, пообщаться с Богом. И мы были очень обрадованы, когда вице-губернатор Игорь Албин посещал эту консультацию, и ему сообщили об этом как о чем-то уже решенном. Мы готовы оказать содействие в организации этой комнаты – поставить там иконы, подсвечники. Ничего дурного в этом нет, только хорошее. Кто-то может говорить, что это не соответствует правилам – молельная комната в светском учреждении, но, на самом деле, людям это надо. - Но все-таки, мы не мусульмане, которым нужно пять раз в день совершать намаз, и время молитвы может застать их в каком угодно месте. Разве недостаточно храма, куда можно пойти после консультации? - Можно и в храм пойти, конечно. Но именно в этом месте собираются женщины, которым в будущем надо родить ребенка. И на сердце у такого человека есть сомнения, тревоги, и есть физические боли – в конце концов, это естественный процесс. И когда эта женщина встречается в этой молельной комнате со священником или обращается в молитве к Богу, ей, конечно, становится легче. - Понятно, что один из самых острых вопросов, с которыми женщины придут к вашим священникам, – это сомнение по поводу аборта. Что можно сказать женщине в такой ситуации выбора? - На вопрос, который вы задаете, ответить в границах интервью невозможно, это целая кандидатская диссертация: что сказать такой женщине. Я сын врача, и когда-то моя мама принимала достаточно трудные решения за женщин, которые были изнасилованы и беременели после этого. Были и другие сложные ситуации, когда нужно было принять решение: рожать или не рожать. И моя мама каждый раз подходила к этому вопросу настолько серьезно, но всегда была за сохранение жизни, как бы то ни было. С точки зрения церкви, мы знаем, что всё, что происходит в мире, делается по воле Божьей. Если женщина забеременела, значит, Господь так посудил. И мы молимся о том, если даже это нездоровая беременность, чтобы женщина исцелилась, и верим, что так и будет. Я в жизни своими глазами видел чудеса – вещи, не совместимые с логикой, знанием, наукой. Так устраивается всё, что человек выздоравливает. У нас в храме есть труженица, у которой была онкология третьей степени, она жива до сего дня. Раз в полгода проходит плановое лечение, но трудится до сих пор. Я знаю детей, которые родились от родителей, больных СПИДом. Они живы и здоровы и рожают своих детей. Я видел людей, которые прошли через наркотики – стряхнули с себя всё это, создают чистые светлые семьи, где мужчины трудятся, а женщины вьют семейный очаг. Поэтому мы, как все православные христиане, будем уговаривать женщину в положении оставить свой плод. В конце концов, это всегда решение этого человека, но мы со своей стороны к этим вопросам готовы. - Отец Алексей, пользуясь ситуацией, не могу не задать вам вопрос о том, что сегодня тревожит весь город. Ситуация с Исаакиевским собором настроила друг против друга воцерквленных людей и, скажем так, петербургскую интеллигенцию. Каким вы видите выход из этого конфликта? - Мой комментарий простой – есть официальная позиция Санкт-Петербургской митрополии, она озвучена на сайте нашего интернет-издания «Вода живая». Мы просто поддерживаем эту точку зрения и считаем, что храм – это в первую очередь храм, а вторично музей. Но то, что ситуация вызвала антагонизм, – это негативно, это плохо. По-православному мы можем предложить молитву, чтобы Господь умирил любые стороны враждующие. По-человечески – сесть за стол переговоров и пообщаться. За таким столом можно найти какие-то точки стыковки. Мне очень понравился недавний диалог Бориса Вишневского и отца Владимира Сорокина: двое противников сидели за одним столом и хотя бы выслушивали друг друга. И если это и дальше будет не тиражирование проблем, а спокойное обсуждение на уровне специалистов, тогда будет принято правильное решение.   Читайте по теме: Анастасия Мельникова: Молельная комната в женской консультации поможет пациенткам избежать страшных ошибок На аборт через священника: женскую консультацию в Петербурге оснастят молельной комнатой
Новости партнеров: