Церковный раскол петербургского парламента: депутаты обвинили друг друга в разжигании и экстремизме

23.09.2015 17:37 460
Санкт-Петербург, 23 сентября. Церковный вопрос на пленарном заседании
Санкт-Петербург, 23 сентября. Церковный вопрос на пленарном заседании Законодательного собрания в среду, 23 сентября, едва не расколол городской парламент. Обсуждая под конец рабочего дня два законопроекта о регулировании характера передачи культурных объектов в Петербурге религиозным организациям, депутаты едва не перешли грань, за которой обвинения в разжигании розни по религиозному признаку можно было бы считать однозначно обоснованными. НЕВСКИЕ НОВОСТИ пытались разобраться в аргументации народных избранников сквозь их крики и непарламентские выражения. Проект оппозиции Инициированы оба законопроекта были на волне резонансной истории с попыткой передачи Русской православной церкви музея «Исаакиевский собор», архитектурной жемчужины и золотой музейной жилы Петербурга. Группа оппозиционных депутатов в лице Григория Явлинского, Александра Кобринского и Бориса Вишневского предложила на региональном уровне уменьшить размах федеральной щедрости и внести изменения в Федеральный закон «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности». Суть предложения состояла в том, что передача религиозным организациям объектов культурного наследия федерального значения, а также принадлежащих на праве хозяйственного ведения или оперативного управления государственным или муниципальным учреждениям культуры в течение более чем 25 лет, должна быть исключена. В качестве наглядного примера один из соавторов инициативы Борис Вишневский привел Российский государственный Музей Арктики и Антарктики, чей директор, Виктор Боярский, как раз и подкинул идею законопроекта. Музей второй год подряд пытаются выселить из здания, которое оно занимает более 80 лет. Основание для этого дает тот же самый федеральный закон, который одобряет и передачу Исаакиевского собора церкви. Вишневский все подобные случаи назвал «планомерным разгромом музеев» в Петербурге и предложил менять опасный федеральный закон. «Если закон излишне суров и приводит к тому, что, в частности, под угрозой находится Исаакиевский собор, то надо подумать, как этот закон поменять, сделать его не таким суровым в этой части», – сказал Вишневский. Предвидя реакцию парламентского большинства, он также заявил, что «заблокировать его инициативу можно, а проблему – нет». Это были последние секунды мирного течения заседания. Да вы безбожник! Последовательно занимавшие трибуну депутаты Анатолий Кривенченко, Андрей Анохин и Виталий Милонов добавили заседанию огня, хоть и поставили под вопрос интеллигентный уровень петербургского парламента. «Что касается святынь, традиций, обычаев русской государственности, вы, Борис Лазаревич, всегда выступаете против этого. Чем это вызвано? Каких вы идейных принципов придерживаетесь, вы какого вероисповедания, может, вы безбожник, атеист? Может, ваша ненависть к русскому, к государственности вызвана ответом на мой первый вопрос? Может, вы член секты?» – допытывался Кривенченко, попутно добавив, что сам он христианин. Миролюбивым, примиряющим тоном депутат Андрей Анохин снисходительно сообщил, что, во-первых, не считает атеистов хуже себя, а во-вторых, если Вишневский, Шишкина и Резник пройдут как-нибудь с крестным ходом, их, возможно, «отпустит мракобесие». После этой прелюдии он обвинил группу депутатов, в числе которой были авторы обоих законопроектов, в систематическом расшатывании российского общества и пособничестве антирусским целям США. «Нельзя под предлогом этих законов лишать основы нашего народа, нельзя ее выбивать. Если вы выбьете, не останется нашей страны. История России связана с православием, и нельзя отделить ее. Прекращайте свою работу, вы лишаете кислорода наш народ», – взывал Анохин. Виталий Милонов, поднимаясь на трибуну, пообещал быть корректным и заодно выразил намерение «не скатываться до василеостровской фени» депутата Алексея Ковалева, ранее поддержавшего законопроект. Авторов инициативы Милонов назвал «понаехавшими», частную собственность церквей определил как «неприкасаемую» и заявил, что «Монферран строил собор как храм, а не как объект по продаже билетов для китайских туристов». «Разжигание» Походя, отстаивая свою мысль, Милонов задался вопросом, нужны ли либералы в России, и не вышвырнуть ли их, Вишневскому приписал семитские корни, а заодно обвинил в разжигании религиозной розни поднятием подобных вопросов. «Самое подлое – играть на религиозных чувствах! Не надо разжигать этот конфликт. Можно решить вопросы цивилизованным путем, в том числе, с музеем Арктики и Антарктики. Я первый буду выступать, чтобы этот музей получил отличное помещение, но находиться туалету в алтаре дома божьего, хотя многим из вас это ничего не говорит, потому что проклятье на вас до седьмого колена, не допустимо», – заявил Милонов. Позже последовали вопросы от распалившегося депутата о том, «где прячется ваш спонсор-бандит Ходорковский», но терпение спикера ЗакСа Макарова иссякло, и микрофон Милонова отключили. Коммунист Смирнов заявил, что возрождение православия – национальный вектор, а тут «только начали купола золотить, пошла атака». Депутат Александр Кобринский тоже уловил вектор обсуждения и в свою очередь обвинил в разжигании оппонентов, противников законопроекта – в частности, депутата Кривенченко. «Хочу выразить сожаление, что впервые за много лет трибуна Законодательного Собрания используется для разжигания религиозной и национальной розни, а законопроект депутатов пытаются представить как нападки на одну из конфессий и натравить на депутатов представителей этой конфессии. Это есть экстремизм», – сказал Кобринский. Политическая самокастрация Максим Резник попытался выступить в качестве миротворца и вернуть обсуждение в нормальное русло, так как все выходы депутатов сопровождались криками из зала, но в целом, это, скорее, не удалось. Аргументом Резника стали слова о том, что неправильно взваливать ответственность на одного человека, губернатора. Проблема есть, а решать ее должен почему-то исключительно Полтавченко. Нужно корректировать закон, сказал Резник, и принять законопроект хотя бы за основу, а потом доработать его. Примерно те же аргументы он выдвигал на обсуждении второго законопроекта другой группы депутатов – о том, что нужно регламентировать характер передачи подобных объектов, а именно, не допустить принятия решения о передаче культурных объектов без участия городского парламента. Но накал страстей достиг уже такого уровня, что шансов на одобрение было мало. Раздраженный парламентарий охарактеризовал нежелание большинства одобрить законопроект, в соответствии с которым парламент должен был бы сам решать, передавать или нет тот или иной объект религиозным организациям, «политической самокастрацией». Этим заявлением он, конечно, задел коллег и, наверное, потерял несколько голосов в свою поддержку. Зато Виталий Милонов, почувствовав прилив вдохновения, на высокой ноте подвел черту под дискуссией, хотя и не был последним в списке выступающих: бросать вопрос веры в политическую дискуссию – нельзя, гармонию и «тонкий консенсус» власти и религиозных учреждений нарушать – нельзя, и вообще, «мы друзья с мировым музейным сообществом». К концу обсуждения ситуация уже была очевидной – парламентарии не склонны идти наперекор РПЦ. Это подтвердилось через несколько секунд после того, как все желающие депутаты надавили на кнопки – оба законопроекта «завернули». Теперь, по всей видимости, стоит ждать нового витка в развитии истории с Исаакиевским собором как центральным объектом парламентско-религиозной бури. Текст: Юлия Медведева
Новости партнеров: