Юбиляр Иван Краско – о басне Крылова и рождении актёра, Черепе и киевском гаде, секретах долголетия и молодой жене

24.09.2015 22:26 172
Санкт-Петербург, 24 сентября. Один из представителей «старой гвардии»
Санкт-Петербург, 24 сентября. Один из представителей «старой гвардии» театрального Петербурга, молодожен, народный артист России Иван Краско на следующий день после своего юбилея встретился с журналистами. Он обозначил основные вехи своей биографии, рассказал о выборе профессии и ролей в театре и раскрыл секреты долголетия. На мероприятии, прошедшем в узком кругу, побывал и корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ. Ранее НЕВСКИЕ НОВОСТИ сообщали о том, что в среду, 23 сентября на сцене театра им. В.Ф. Комиссаржевской состоялся творческий вечер, посвященный 85-летию Ивана Ивановича Краско. Как и полагается настоящему актеру с многолетним стажем, юбиляр провел свой праздник на сцене, на которую он выходит – страшно представить! – уже полвека. На мероприятии присутствовал губернатор Георгий Полтавченко, который вручил имениннику почетный знак «За заслуги перед Санкт-Петербургом» и назвал юбиляра человеком «с твердым, сильным, настоящим мужским характером». По словам градоначальника, эти же черты передались тем героям, которых артист играет на сцене. На встрече с представителями петербургских СМИ, Краско рассказал о некоторых своих заслугах, не обойдя стороной и факт своей недавней женитьбы: как известно, Иван Иванович сочетался браком с молодой актрисой Натальей Шевель, и разница молодоженов в возрасте составила 60 лет. Как передает корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ, на встречу с журналистами юбиляр тоже пришел в сопровождении молодой жены. Впрочем, она спокойно сидела в зале, практически не выступала, вместе со всеми слушала именинника и с регулярной периодичностью заглядывала в свой мобильный телефон. Тем временем актер театра и кино, знакомый, пожалуй, каждому жителю города на Неве, повел свой рассказ с начала – то есть, с рождения. О детстве, юности и флоте «Я родился в 1930-м году, 23 сентября, в деревне Вартемяки Ленинградской области. Жил в сиротской семье, воспитывала меня баба Поля – мама моего отца, поскольку Анастасия Ивановна Краско (мама актера – прим.ред.) умерла, когда мне было 10,5 месяцев. Медицина тогда была, видимо, не очень, и укус мухи мог вызвать заражение крови. К сожалению, так и произошло… Я закончил «семилетку» и вот однажды вместе с похвальной грамотой принес новую рубашку, и баба Поля всплакнула: «Вот, кормилец растет». С войны вернулся мамин брат Иван Иванович Краско, который служил в лётной части техником или инженером и усыновил меня. Узнав, что я хорошо учусь, сказал, что надо продолжать учение. Поэтому я поступил в военно-морское училище с Нахимовским направлением. В 1946-м поступил, в 1949-м закончил и был автоматически зачислен в Первое Балтийское Высшее военно-морское училище, а в 1953-м назначен командиром корабля Дунайской флотилии». О кино, самодеятельности и манящей профессии актера «Все годы, начиная с юных лет, я почему-то знал, что буду артистом. Что-то меня вело всё время. И советская власть мне не помешала, и даже эти реформы, что стали проводить Никита Сергеевич Хрущев и Георгий Константинович Жуков по реорганизации флота. Жуков вообще считал флот не перспективным родом войск, но мне помог: не реально, как сейчас говорят, – виртуально. И что любопытно, я начинал свой театр в Вартемякском поселении, и лучше и красивее места для меня нет до сих пор! Я очень любил ходить в кино, у нас был Дом культуры, где показывали фильмы «Чапаев», «Александр Пархоменко», «Джульбарс», «Граница на замке» – и я эти фильмы смотрел по несколько раз. Я собирал ребятню вокруг себя гораздо моложе и разыгрывал. Их не пускали еще в это кино, и я разыгрывал им эти фильмы в картинках, и вот тогда – теперь, образно говоря, – это был мой первый театр со своим зрителем. Я участвовал в самодеятельности в училище, но это были такие эпизодические роли – например, я махал флажками или стоял солдатиком в Смольном. У нас был руководитель самодеятельности Ефрем Владимирович Язовицкий, и к нему в кружок я пришел мичманом, мне оставалось учиться полгода. Он мне сразу сказал: «Мичман, не тратьте время! Вы без пяти минут на флоте, готовьтесь к госэкзаменам». Я ему говорю, что «Мне хочется», а он мне: «Запретить я вам не могу, готовьте, как в театральном институте, басню или стихотворение и приходите к нам». Там были первокурсники, которые уже полгода ходили в кружок, и Ефрем Владимирович сказал, что это будет моя «комиссия», и тогда они смотрели на меня не просто с иронией, а с сарказмом. Начав читать басню, я остановился через несколько строчек, потому что почувствовал, что язык меня не слушается, тело деревянное, и вообще несуразное ощущение. Я сказал, что дома у меня получалось. «Ух, как интересно! Дома у всех получается! Небось для мамы, бабушки рассказывали?!» Я ему был вынужден объяснить, что я из сиротской семьи. Он извинился, а у меня вдруг такое упрямство, что ли! И он увидел. Ефрем Владимирович выгнал всех, закрыл дверь на ключ, отвернулся и сказал: «Читай». Стою, меня трясет всего. Через двухминутную паузу: «Ну, моряк ты или кто? Читай». И я ему, закрыв глаза, эту басню «Мартышка и очки» прочитал так, как я ее внутри слышу, как дома у меня получалось. И тут произошло чудо: лапища легла мне на плечо, я поднимаю глаза – и Ефрем Владимирович плачет. Я понять ничего не могу, а он мне: «Сынок, я не знаю, что ты будешь делать на флоте. Без театра тебе не жить». Вот так родился артист Иван Краско. Этот день можно считать моим днем рождения профессиональным». О съемках в кино за последнее время «Была большая пауза, с кризисом, видать, связанная. И потом, я не на всё соглашаюсь, потому что чувство ответственности, громко говоря, или что-то такое… Во-первых, мне нельзя играть убийц. В «Бандитском Петербурге» мне предложили роль Черепа – страшный человек, убийца, так у меня инфаркт в 99-м году был, обширный. Потом я через два года оклемался, и мне предлагают сняться в «Коррупции» – такой фильм, я даже не знаю, его я и не смотрел. А не снимался по причине того, что мне сказали, что это депутат, мафиози, с мокрым прошлым, то есть на душе его убийство. Так я еще не начал сниматься, а у меня опять сердечный приступ. Тогда до меня дошло, или голос был, знаете как: «Вань, а зачем тебе сниматься в таких ролях, раз ты так отзывчиво на них откликаешься? Не надо. Есть добрые роли». И я прекратил. Если роль убийцы, я заведомо отказываюсь. Перед событиями на Украине мне позвонили из Киева: «Игорь Агеев написал неплохой сценарий, и вам предлагается роль авторитетного «деда». Главарь банды, в общем». Я попросил прислать мою роль и обнаружил, что этот «дед», хоть он очень умный, очень волевой, но он оказался таким мерзким человеком, он играет в покер на людей! И я сразу сказал: «Ребята, я к вам не приеду». «Почему? Такая роль, специально для вас…» «Дело не в этом. Он мерзавец». «Ну и что? Вы же артист». «А я бы не хотел давать ему свое лицо», – неожиданно для себя сказал я. А теперь я понимаю, что, когда так говоришь, неожиданно для себя, то это самое честное. Это моя позиция такая. Всё. Я сейчас обнаружил, что на сцене нужно как можно меньше играть, надо быть самим собой. Чтобы быть, надо найти совпадение в персонаже: душевные линии, сердечные – любые». О секретах долголетия «Я не знаю, в чем причина долголетия, но, вы знаете, наверное, в том, чтобы слушать свой организм. А что такое слушать свой организм? Сократ говорил так: «Я хочу попить – я попью». Потому что жажда – это признак того, что в организме не хватает влаги. «Я хочу поесть – я поем». Нажираться вредно. Я хочу попить вина, я попью. Вообще, я ем, чтобы жить, хотя некоторые живут, чтобы жить. У организма есть потребности, и если ты очень шумно живешь, то иногда остановишься. Даже так: хочется покурить – покурю, и ничего в этом нет. Но главное, как говорил тот же Сократ: «Ничего сверх мер». А про алкоголь великий Ницше сказал: «В малых дозах алкоголь лекарство, а в больших яд». А еще Сократ сказал: «В молодости мы безрассудно воруем здоровье у самих себя». Вот мои рецепты». О том, до скольки лет планирует дожить «Вообще, мне предсказали до 92 лет, поэтому молодой жене я сказал, что я могу обещать ей один цикл – семь лет. Но я надеюсь – поскольку артист (если ты артист) мечтает умереть прямо на сцене, не дай Бог Наташке это пережить – мы с ней потихоньку договариваемся, что можно и подольше пожить». О жене и планах на семью и детей «Чем меня, прежде всего, привлекла жена? Особенностью. Среди студентов, которых я просил читать любимые стихи, любые, она стала читать Бродского – во-первых; а во-вторых, свои собственные стихи, которые меня повернули в ее сторону. Я бы очень хотел детей, только вот Наталья очень ответственно к этому относится. Она очень мудрая женщина, это счастливый случай, очень редкий случай. Я же после развода с предыдущей женой четыре года не имел никакого желания глядеть на женщин, а благодаря Наталье, постепенно во мне возродилось это чувство. Она воспринимает это не как похвалу или желание понравиться, она понимает, что это очень ответственно. Такое не каждому свойственно».   В завершении своей встречи с журналистами Иван Иванович Краско, уже стоя рядом с женой и с нежностью обнимая ее за плечико, продолжал общаться с прессой в более непринужденной обстановке, что называется – без барьеров. Несмотря на то, что весь диалог всё-таки прошел в относительно театральном ключе и не опустился до выяснений подробностей личной жизни молодоженов (в конце концов, любовь – это личное дело каждого), чувствовалось, что невысказанный интерес прямо-таки витает в воздухе. Кто-то из журналистов спросил: «Жена балует вас стихами, посвящает вам стихи, а чем вы ее балуете?» Иван Иванович ответил моментально: «Самим собой! Ну и потом, утром я встаю раньше и готовлю ей кофе, приношу в постель – у нас это уже традиция. Наталья – мой севастопольский воробушек, неслучайно прилетевший в Санкт-Петербург, чтобы нам встретиться. Это судьба».   Фото: Степан Яцко / НЕВСКИЕ НОВОСТИ
Новости партнеров: