Эксперты осуждают захватническую политику РПЦ и предрекают ей тяжелейший кризис

01.10.2015 01:46 102
НЕВСКИЕ НОВОСТИ в ходе экспертной дискуссии на злобу дня выясили мнения специалистов о том, во что превратилось взаимодействие РПЦ и граждан.

Санкт-Петербург, 1 октября.  Взаимоотношения российского общества и Русской православной церкви вышли в последние годы на тот нетривиальный уровень, когда, с одной стороны, православие насквозь пропитало современную действительность, а с другой - вызывает порой отторжение даже у тех граждан, на шеях которых висит крест. Феномен фиксируют политологи и с сожалением подтверждают отцы церкви. НЕВСКИЕ НОВОСТИ в ходе экспертной дискуссии на злобу дня познакомились с различными мнениями специалистов о том, во что выльется подобное взаимодействие РПЦ и граждан.

Православие и ядерное оружие

На первый взгляд, во взаимоотношениях церкви и общества все благополучно. Действительность такова, что львиная доля россиян - 74 процента - называют себя православными. Власть относится к церкви более чем лояльно. По мнению культуролога Андрея Столярова, православие стало «тотальным мировоззрением России». Основы православной культуры свободно преподаются в школах, в стране массово возникают союзы православных журналистов, союзы православных учителей, врачей, появляются православные социологи, даже православные риэлторы. В Петербурге недавно открылась православная парикмахерская, образовалось православное казачье такси. Президент России, премьер-министр и подавляющее число чиновников  - православные. Столяров напомнил, как президент в одной из своих речей сказал, что «традиционные конфессии (прежде всего, православие) и ядерное оружие  - это основы, которые укрепляют российскую государственность, увеличивают его безопасность». «Видно, как высоко президент ценит православие - наравне с оружием массового поражения», - не удержался от колкости Столяров. Народ же вполне искренне расценивает православие как силу, поддерживающую страну.

Декоративное православие

В то же время российское православие довольно специфичное. Из тех 74 процентов граждан, которые причисляют себя к православным, в церковь изредка ходят только 7 процентов. Эту статистику, кстати, подтверждают и в самой религиозной организации. «Существует очень четкий критерий, кого можно считать христианином. Это не люди, которые позиционируют себя как православные. И даже не люди, которые крещены в церкви. А те, кто причащаются. Хотя бы раз в год. Причащаются у нас не более 3 % населения. Это и есть люди, которые в полной мере хотя бы формально пытаются стать христианами», - констатирует факты заведующий кафедрой церковной истории Санкт-Петербургской духовной академии протоиерей Георгий Митрофанов. Православных, но не воцерковленых людей, культуролог Столяров относит к категории проповедующих «декоративное православие». Таких граждан, по мнению эксперта, большинство. А ситуация является почти зеркальным отражением такого явления, которое Столяров назвал «декоративной партийностью». «Это примерно такое же явление, как 18 млн человек, состоявших в свое время в КПСС. Когда наступили дни, критические для КПСС, эти 18 млн растворились неизвестно где. Это была декоративная партийность. А сейчас у нас декоративная вера, декоративное православие»,  - пояснил Столяров свою мысль. В поддержку данной идеи перечисляются такие факты, как нежелание родителей, чтобы их детям преподавали в школе курс основ православия (они предпочитают общий курс основ религии и светской этики), а также активный гражданский протест против захватнической стратегии РПЦ, которую петербуржцы во всей красе увидели на примере попытки передачи церкви Исаакиевского собора.

Интервенция РПЦ

Культуролог Столяров фиксирует такие захватнические стремления РПЦ, как попытку забрать в свое ведение исторические здания, взять под тотальный контроль культуру, образование и даже науку. Все это, по его убеждению, рождает протест. Материальное сверхблагополучие патриархов церкви на фоне безрадостного экономического состояния страны не может не вызывать негативных эмоций. «Русская православная церковь сейчас занимается не столько духовным преображением общества, сколько наращиванием материальных благ. У священников обнаруживаются загородные дома, целые наборы дорогих иномарок, часы, стоимостью в сто тыс. долларов. Я не имею в виду патриарха - у него часы дешевые, 30 тыс. долларов, - говорит Столяров. - К тому же церковь непрерывно расширяет свою территорию, пытаясь взять под контроль даже те объекты, которые церкви никогда не принадлежали. Самая известная история для петербуржцев - это попытка передать церкви Исаакиевский собор. Но таких случаев по стране множество. То пытаются взять здание Филармонии, то детского сада, то музея, был скандал с Рязанским Кремлем, сейчас идет скандал в Калининградской области, где РПЦ хочет забрать здание рыцарских замков, которые никогда ей не принадлежали и здания протестантских церквей, которые тоже под юрисдикцией РПЦ никогда не находились. Это вызывает недоумение и протесты».

Протоиерей Георгий Митрофанов даже не пытается обелить церковную систему. К его сожалению, людей, действительно пекущихся о душе, а не о материальных благах и власти, в структуре РПЦ не так уж много. «Образ «зловещего» православия отчасти отражает действительность. Общество, существующее вне церкви, видит церковь в образе административно-бюрократической структуры, создаваемой при участии людей плоть от плоти нашего же общества, которые надевают на себя рясы и становятся представителями так называемого «ЗАО «РПЦ». Я очень хорошо знаю, как часто жизнь «РПЦ» далека от подлинной Церкви Христовой. И как мало там людей, которые воспринимали бы себя как христовых служителей, - констатирует Митрофанов. - Выявилась опасная тенденция: значительная часть нашего клира и епископата состоит из людей, ментальность которых остается прежней. И то, что они обрастают бородами и неудобной архаичной одежной, ни о чем не говорит - это люди, которые Христа не ищут, а в полной мере удовлетворены собой. Единственное, чего им хочется - быть успешными в карьере и при этом не быть обремененными личной ответственностью. Главной опасностью для христианской веры ХХI века является подмена религиозной веры идеологией. Мы сейчас это наблюдаем. И это действительно большая опасность».

Булгаковский вопрос

Что касается попытки церкви простирать свои руки на недвижимость, то здесь в словах протоиерея Георгия Митрофанова удалось уловить знакомые булгаковские нотки: «Надо сказать, что клир состоит из людей советской и постсоветской ментальности и понятно, что недвижимость для них - основная ценность. Потому что людей тогда учили, что самое главное в жизни - это материальные богатства. Вот они и ищут их повсюду, и в церкви, и в жизни». Примерно в рамках этих понятий лежит, по мнению, протоиерея, конфликт вокруг Исаакиевского собора. «Что касается Исаакиевского собора. Это конфликт иного рода. В целом сложно говорить, кому принадлежал Исаакий. Хотя собор был в ведомстве государства, тогда государство и церковь были неразделимыми. Речь идет о конфликте двух корпораций. Основной мотив музейного сообщества - это возможность кормиться. Клерикальное сообщество тоже хочет кормиться. Вот и конфликт. По мне, главная проблема Исаакиевского собора - не то, на чьем балансе он находится, а в том, что, хотя там постоянно идут службы, в соборе не сложилось приходской общины», - выразил свою позицию Митрофанов.

Крестины Деда Мороза

Увы, материальный вопрос - не единственное, над чем хочет властвовать церковь. И если некоторые моменты можно считать спорными, то какие-то нюансы выглядят откровенно смешно. По мнению критиков, говорит культуролог Столяров, Русская православная церковь пытается взять под тотальный контроль также всю российскую культуру и всю российскую жизнь: «Это нашумевшая попытка запретить оперу Вагнера «Тангейзер» в Новосибирске, попытка запретить спектакль по роману Набокова «Лолита», попытка запретить оперу Шостаковича «Балда» по произведению Пушкина. Якобы, все эти произведения оскорбляют верующих россиян. Доходит до нелепостей - со стороны православных активистов выдвигаются идеи о том, что надо закрыть шуточный музей Бабы Яги, как порождение бесовского мира, есть официальное предложение крестить Деда Мороза. Всеволод Чаплин предложил ввести православный дресс-код». Тревожный момент усматривает в расширении претензий церкви научное сообщество. В текущем году высшая аттестационная комиссия Министерства образования и науки России зарегистрировала у себя такую дисциплину, как теология. То есть, теология теперь - это научная дисциплина. Этот момент тоже вызывает протест со стороны российского общества. Есть, правда, и объективная сторона вопроса. О ней, справедливости ради, тоже упоминает Столяров. «К бюрократическому расширению стремится даже общество филателистов, которое тоже хочет, чтобы отделения филателистов были во всех городах, чтобы люди были членами филателистских клубов, чтобы платили взносы и подчинялись чиновникам этой организации. Любая социальная организованность стремится к расширению. В том числе, и православная церковь, - говорит Столяров. - Другое дело, что расширение может быть вертикальным, и тогда оно проявляет себя как развитие. Либо оно может быть горизонтальным, то есть, в виде географической экспансии или бюрократическим, механическом захвате территорий, духовных, властных или материальных. Мне кажется, что именно путем бюрократического расширения и движется сейчас Русская православная церковь».

Вот, новый поворот

Научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрий Травин обеспокоен взаимоотношениями церкви и общества. По его мнению, вера российскому человеку нужна, но в ближайшем будущем, вполне вероятно, произойдет разворот - люди откажутся от православия в пользу атеизма. Дмитрий Травин так пояснил свою мысль: «Мне представляется, что у РПЦ впереди тяжелейший кризис, как духовный, так и организационный. Человеку надо во что-то верить. Когда люди моего поколения, которым сейчас от 50-ти до 60-ти лет, столкнулись с тем, что коммунистическая идеология - это просто вранье и миф, они от старой идеологии отшатнулись. Какое-то время, пока существовал СССР, люди не понимали, во что верить, а когда СССР рухнул, люди стали искать. И вот вам - стоит РПЦ, люди к ней повернулись, потому что верить надо, верить хочется, без веры тяжело жить. Но это феномен поколения, разочаровавшегося в коммунистической идеологии. А дальше церковь наступит на те же грабли, на которые наступили коммунисты. По мере того, как новые поколения будут сталкиваться с отцами чаплиными и прочими деятелями от церкви, они будут думать, а нужна ли им вера вообще? Вера в Христа будет смешиваться с верой в конкретных иерархов церкви, что вообще-то плохо. И с новыми поколениями люди будут отходить от церкви. Те 70%, которые сейчас причисляют себя к православным, хотя не причащаются, уйдут. Причем, значительная часть уйдет влево. По мере того, как уйдет память о коммунистической идеологии, у нас опять появятся атеисты».

Текст: Юлия Медведева

Новости партнеров: