Идентичность не теряли? Эксперты попытались определить, что значит быть русским

14:34 06.06.2014 325
Санкт-Петербург, 6 июня. «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить»

Санкт-Петербург, 6 июня. «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить» – тайны русской идентичности старались раскрыть специалисты, собравшиеся на круглом столе VIII Петербургского саммита психологов. Среди них были детский психотерапевт и председатель Фонда кризисной помощи детям и подросткам «Новые шаги» Ирина Алексеева, старший научный сотрудник факультета психологии СПбГУ Иван Горбунов, доктор психологических наук и председатель секции психологии Дома ученых РАН Анатолий Зимичев, вице-президент Санкт-Петербургского психологического общества Мария Осорина, заслуженный деятель науки РФ Михаил Решетников и профессор кафедры российской политики Александр Юрьев.

Какой же он, русский человек, и чем он отличается от россиянина и от всех остальных?

«Нить русского сознания и русской самоидентичности много раз прерывалась из-за исторических событий и начиналась заново, – считает Мария Осорина. – Но мы не единственный народ, который в каком-то смысле потерял себя. Немцев добила история с фашизмом. Они чувствовали себя немцами, но стыдились этого. Тогда быть немцами было неправильно. А нас добила революция 17-го года и дальше, тридцатые, сороковые годы. Когда все, связанное с самодержавием, преследовалось, когда обрезались корни нации, потому что это было неправильное прошлое».

Однако коллеги с ней не согласились. По словам Михаила Решетникова, самосознание не меняется указом президента. Оно меняется, когда люди к этому готовы.

Если проанализировать нашу историю, все, привнесенное извне, включая официальную религию – православие, подвергалось изменениям и перестройкам на русский лад. Идея социализма на российской почве трансформировалась в большевизм, а идея демократии, по авторскому термину Решетникова, – в демократизм. Россия никогда не занималась колонизацией – она занимала территорию, но оставляла поселенцам собственный язык и собственную культуру. В итоге быть русским, быть россиянином и быть русскоговорящим – это далеко не одно и то же.

Русский человек, живущий за рубежом, даже если он сохраняет язык, читает русскую литературу, знаком с русской историей и культурой, постепенно впитывает культуру окружающей его среды. Он становится русским англичанином, русским французом, русским израильтянином.

«Для нашей культуры всегда была характерна высокая духовность и неприглядная действительность. Русский человек может спокойно сидеть возле мусорного бака и рассуждать о Достоевском. В других странах такого нет», – резюмировал Решетников.

Еще одной характерной чертой, как считает Иван Горбунов, является то, что в нашем сознании центром является добро.

«На Западе диалог со злом (террористами, преступниками) считается невозможным. Для них нормальная позиция – пока мы не уничтожим все зло, добро не победит. То есть ориентация на зло, которое нужно устранить. А у нас люди более снисходительны. Мы пойдем на диалог со злом, если нас устроят условия. Мы считаем, что добро победит в любом случае, даже если мы ничего не сделаем. Более того, что-то делать, отвечать злом на зло – для нас неправильно. Оно само исчезнет, просто потому что зло».

Круглый стол продолжался около двух часов, но по их истечении каждый присутствующий по-прежнему оставался при своем мнении. Сойдясь в каких-то одних аспектах, психологи тут же проявляли несогласие в других и готовы были дискутировать далее. Что, в общем-то, было довольно символично. Неоднозначная это штука, русская идентичность.

Новости партнеров: