Филипп Богданов о Гангутском сражении: «Шведы после нашей победы были сильно смущены и расстроены»

24.07.2014 21:16 712
300-летие первой победы русского галерного флота в Гангутском сражении будет

300-летие первой победы русского галерного флота в Гангутском сражении будет отмечаться уже в это воскресенье. НЕВСКИЕ НОВОСТИ побеседовали с историком и руководителем научно-исследовательского отдела верфи исторического судостроения «Полтава» Филиппом Богдановым о том, чем же так знаменательна для нашей морской истории баталия у мыса Гангут 27 июля 1714 года. Мы разговариваем прямо на территории верфи: прямо за нами грузят бревна, пилят дерево – воссоздают гордость петровского флота – величественную «Полтаву». Неудивительно, что в таких условиях наш разговор от разбора военных стратегических тонкостей Гангутского сражения постепенно переходит на тему патриотизма и поиска национальной идеи.

- Филипп Борисович, как были подготовлены к Гангутскому сражению русские моряки, по сравнению со шведами?

- Шведы хорошие моряки, они всегда были хорошими моряками. Это Петру пришлось научить русский народ морскому делу. Россия к тому времени не была морской державой: она была отрезана от Черного и Балтийского морей турками и шведами. А шведы – морской народ, они с молоком матери со времен нормандских завоеваний впитали умение сражаться, для них море – дом родной. А русским морякам пришлось учиться. Конечно, у нас были поморы, но они были, в основном, рыбаками и торговцами. Шведы же были сильными моряками и сильными вояками. Тем не менее, к 1714 году у нас уже сложился флот, довольно сильный линейный флот. Другое дело – почему он не вышел на прикрытие Гангутской десантной операции?

- Да, почему же?

- Известный установленный факт: в 1714 году после Петровского поста вся Ревельская эскадра слегла с поносным заболеванием. Поставщики-снабженцы привезли им сухую рыбу, приготовленную не по правилам, не по технологиям, соответственно, моряки все потравились. Эскадра вовремя не вышла в море и не смогла вовремя соединиться с Кронштадтской эскадрой для усиления и совместного патрулирования. Или же им просто задачи такой не ставилось. С другой стороны, все десантные операции всегда прикрывались линейными кораблями, а тут линейный флот остался в стороне. При этом любое столкновение с шведским флотом по указанию Петра должно было происходить при превосходстве на одну треть. Я думаю, это было связано с тем, что флот был еще на стадии становления. И второе, это нехватка рекрутов, потому как часто корабли выходили не с полным количеством экипажа на борту. Еще болезни очень многих косили, многие умирали, хотя это касалось и шведского флота, конечно. Потому как захват земель лишал шведов продовольственной базы. И к концу войны, как писали о шведах, они были все худые, в обносках – туговато им было.

- Шведские силы в этом сражении превосходили наши?

- Галерный флот, который участвовал в Гангутском сражении – это не линейный флот. И галеры, безусловно, проигрывают линейному флоту, особенно, на открытой воде. Но Гангутское сражение происходило в шхерах, туда не мог выйти весь шведский флот. Ошибка шведского адмирала Густава Ваттранга состояла в том, что он разделил свой линейный флот. Туда, где шла наша переволока, направилось небольшое количество шведов – порядка пяти судов, на которые навалилось чуть ли не 90 галер. Наших было значительно больше, но это нисколько не умаляет значение этой победы. С моральной точки зрения это все-таки победа. И потом, галера все-таки низкосидящая, и с нее надо подняться на высокий борт, чтобы захватить линейное судно. И, конечно, надо отметить отвагу русских моряков и тактическую и стратегическую смекалку Петра I. Потому как прорыв галерного флота в обход шведского линейного был достаточно дерзким. Нам способствовал штиль: шведский линейный флот не мог маневрировать, и этой заминкой воспользовались русские. В первый день проскочили вдоль берега, пока шведы лихорадочно стреляли, тянули на шлюпках свои корабли и думали, что они все перекрыли. На следующий день штиль оставался, и наши обошли их с другой стороны.

- Шведы удивились?

Если читать Тарле, нашего знаменитого историка, шведов сгубила гордыня и пренебрежение противником. Они подумали: дикие варвары, бегают в степях, у нас флот лучше, солдаты лучше, Карл XII – новый Македонский своего времени, он всех разгромит. Вообще шведы после нашей победы были сильно смущены и расстроены. Это была обыкновенная гордыня и недооценка того, что Петр I смог мобилизовать силы страны в короткие сроки. Безусловно, с большими надрывами, но был построен флот, галерный флот. Шведы выпустили из виду то, что в шхерах линейному флоту делать нечего: там узко, мелко и нет места для маневра, какое есть в открытом море. На открытой воде галера по всем параметрам уступает линейному кораблю, а в шхерах наоборот:  она проскакивает по мелким частям шхер. За счет весел она очень маневренная. Это быстрое продвижение русских войск за счет десантных операций, которые проводил Петр I, способствовали тому, что мы быстро оттеснили шведов, не прибегая к генеральному сражению линейных флотов.

- Переволока, которую совершили русские войска, была важным стратегическим шагом в этом сражении?

- Петр шел на линейном флоте, но потом пересел на галерный флот. Когда мы столкнулись с преградой линейного флота шведов, провели совещание и было решено устроить переволоку. Шведы об этом узнали и решили отправить туда фрегат, чтобы перекрыть переволоку. Но наши прорвались и зажали шведов. С одной стороны, это был необходимый маневр, чтобы обойти линейные корабли. Тем паче, что устройство переволока русские освоили отменно. Уже была пройдена знаменитая Государева дорога – с Белого моря перетянули на Ладогу несколько кораблей: сначала на Онегу, а потом погоняли шведов на Ладоге и заняли Орешек. Переволок был освоен еще на пути из варяг в греки. Другое дело, что во времена Петра это продолжили. И во время сражения случилось так, что шведы распылили силы, а наши этим воспользовались благополучно.

- В каком ряду морских сражений с точки зрения истории войн стоит Гангутское?

- В первых, безусловно, по ряду причин. Это действительно первый серьезнейший боевой опыт русского флота. Плюс мы захватили командующего этой эскадры. Полководцев мы захватывали, генералов, а вот большой морской начальник был захвачен впервые, поэтому Петр это особенно отмечал в своих письмах. Многие корабли после носили название этого славного сражения. Можно сказать, что Гангут  – та самая отправная точка русских побед на море, с нее все началось.

Это было достаточно дерзкое предприятие: во-первых, переволок, во-вторых прорыв флота в обход линейного, используя ситуацию. Другой бы испугался, а Петр прошел. Ну и сражение ожесточенное было: все галеры потом разобрали и сожгли, потому что они сильно потрепаны были.

- Как русский народ реагировал на эту победу?

- В больших городах, в строящемся Петербурге было огромное празднество, и надо сказать, что такие даты при Петре всегда отмечались с большущим размахом. Не только фейерверки, но огромные попойки по нескольку дней, пиры, балы. Для простого народа это было намного проще. Для обыкновенного крестьянина это ничего не значило, разве что кого-то в рекруты забрили. Страна была очень аграрная, а аграрное общество очень патриархальное. Пока крестьянина, который где-то что-то пашет, не коснется напрямую, он не поймет. Не совсем понятно крестьянину, зачем это война.

- А моряки с каким настроением шли на это сражение?

- Вот в чем заслуга Петра: он личным примером все показывал. Для любого солдата наличие полководца рядом с ним – величайший стимулирующий фактор еще со времен греков и римлян. Цезарь всегда во главе легионов шел, и эти легионы, не оглядываясь, шли на смерть за своего императора. И здесь такой же фактор. Пример царя был велик. Если представить, как служили на флоте – это просто ад. Это впроголодь, это недоедание. Строгое соблюдение постов русскими:  они достаточно серьезно к этому относились, несоблюдение поста было сродни прямой дороги в ад. Поэтому Петр указами своими сообщал, чтобы во время поста все-таки варить скоромную пищу для солдат и матросов. Это постоянное отсутствие нормальной одежды, нехватка сукна. Психологическое напряжение и стресс. Человек, которого в 19 лет отрывают от земли и сохи и отправляют неизвестно куда, в море… По дороге половина умирала. На 10-12 человек рекрутов приходился один человек с ружьем, который конвоировал их, чтобы не сбежали. При этом обеспечение опаздывало, они по дороге продавали одежду, приходили часто в одном исподнем. А выдавать им новую одежду никто не мог – ее просто не было. Так что это было очень тяжело. Теснота на кораблях и надо сказать, что вроде как это все невыносимо, все жутко, плохо, дико, все-таки флот не развалился, а флот был сделан, собран, расцвел, и моряки гордились своим флотом и своим кораблем.

- В чем был секрет, как так произошло?

- Это внутренний патриотизм, понимание , что есть свое государство. Еще один фактор связан с тем, что была постоянная личная забота Петра о флоте. Матросы видели, что, несмотря на все невзгоды, так же он бегает по мачтам, в тех же одеждах ходит, как они спит и ест. Любимая еда царя была – щи и каша с жареными огурцами. Он наравне со всеми рьяно и неистово посты держал. Выдающихся и ярких личностей всегда мог заметить и поднять до высокого уровня, карьерный взлет был очень быстрым при Петре. Был стимул у матросов служить хорошо, чтобы быть замеченными. И еще была, мне даже пафосно говорить , любовь и ответственность за отечество и за православный мир. Потому что швед в какой-то степени супостат, неправославный. Ну и было серьезное отношение к войне, полная самоотдача во время сражения.

- То есть роль Петра мы здесь признаем как одну из основных составляющих победы?

- Кто-то называет его сумасшедшим, кто-то холериком, но как бы его ни называли – он такая деятельная личность, такая пассионарная! Если смотреть переписку, походный дневник, можно увидеть, что он в одночасье держал столько задач, забот и прочего! Зачастую кажется, что он делает столько дел, что их можно делать неделю, а он в один день укладывается. Он тут сражается, в это же время чертит новые корабли, там следит за учениками, какие-то распоряжения дает, с этим общается, с этим, с этим, думает о провиантском снабжении, думает о постройке города, о постройке фонтанов, тут же успевает устраивать попойки дикие. Еще помимо этого постоянно успевать учиться! Освоить корабельное дело и отлично в нем разбираться. В артиллерийском деле он, кстати, тоже отлично понимал. Можно спорить о том, что было бы, если бы не Петр… Пошли бы мы в сторону Константинополя, патриархальности... Но в истории нет сослагательного наклонения. Что случилось, то случилось. Другое дело, что нам надо смотреть, куда и какие события нас привели, чтобы в этом разбираться и сейчас поменьше ошибок делать.

- А как по Вашему мнению, как у нас сейчас с патриотизмом и гордостью за страну дела обстоят?

- Зачастую у нас патриотизм какой-то навязчивый бывает. Вот у нас на «Полтаве» пример настоящей патриотической деятельности – мы строим корабль, который будет показывать подрастающему поколению, каких высот и какого мастерства достигали наши предки. Ведь патриотизм – это не то чтобы «ура мы всех закидаем». А это, прежде всего, «смотрите, каких вершин мы достигали. И достигнем сообща, повсеместно». Россия – уникальный конгломерат народов, который между собой смешался, и искать здесь людей чистых кровей – ну разве что в зоопарке. Потому как, если представить всю историю человечества – где-то в каком-то поклении ты – родственник кого-то. И самое страшное в этом плане Иваны Беспамятные, которые не помнят своей истории, какой бы она страшной или хорошей ни была. У нас национальная идея состояла не в том, что «я русский», а в том, что это «Россия – терпимость к иноверцам». Все национальные погромы и вакханалии – это уже отчасти предреволюционные состояния.  

Патриотизм не может прививаться в приказном порядке: пришла разнарядка, все должны хлопать в ладоши. Патриотизм начинается с малого, с детских книжек, детских садов, преподавателей, музеев, фильмов. Прежде всего, надо учить людей уважать себя и свою страну, показывать ее историю, не приукрашивая, а доходчиво объясняя, почему так и что из этого вышло и к чему мы дальше можем прийти, если будем жить сообща и вместе. Наша задача здесь: сделать отменный музей, который расскажет о славе русского народа, но в том числе и о том, что несладко жилось.

Дети придут, увидят славу русского флота, как все это строилось обычными людьми. Ведь даже если есть личность, то без народа, без того, кто будет воплощать ее замыслы и идеи, она – ничто. Личность на то и нужна, чтобы генерировать вокруг себя и создавать и передавать идеи народу. Это не безропотная быдло-масса, это люди. Каждый человек – звезда, вселенная со своими чувствами, со своими мыслями, пусть у кого-то порочными, у кого-то со светлыми.



Текст: Евгения Авраменко


Фото: Евгения Авраменко / НЕВСКИЕ НОВОСТИ

Читайте по теме:

Андрей Лукошков: Истинное место Гангутского сражения искали по гравюре Петра I - See more at: http://nevnov.ru/specialno/lyudi/andrej-lukoshkov-istinnoe-mesto-gangutskogo-srazheniya-iskali-po-gravyure-petra-i.html#sthash.2hdWDQfD.dpuf
Андрей Лукошков: Истинное место Гангутского сражения искали по гравюре Петра I - See more at: http://nevnov.ru/specialno/lyudi/andrej-lukoshkov-istinnoe-mesto-gangutskogo-srazheniya-iskali-po-gravyure-petra-i.html#sthash.2hdWDQfD.dpuf
Андрей Лукошков: Истинное место Гангутского сражения искали по гравюре Петра I - See more at: http://nevnov.ru/specialno/lyudi/andrej-lukoshkov-istinnoe-mesto-gangutskogo-srazheniya-iskali-po-gravyure-petra-i.html#sthash.2hdWDQfD.dpuf

Истинное место Гангутского сражения искали по гравюре Петра I

300-летие Гангутского сражения в Петербурге отметят торжественными, научными и религиозными мероприятиями

Эксперт: Гангутское сражение произошло не совсем там, где принято считать

Фрегат «Штандарт» сыграет роль шведского корабля во время реконструкции Гангутской битвы -

Новости партнеров: