Воскресенье, 22 мая 2022

7

Санкт-Петербург

Могила у «опасной зоны» и посмертный сценический образ: необычные детали похорон Александра Градского

Гениальный композитор, исполнитель с уникальным голосом, народный артист России Александр Градский обрел последнее пристанище — 1 декабря гроб с телом музыканта опустили в могилу на Ваганьковском кладбище. Сотни людей пришли проститься с легендой музыкального мира к театру «Градский Холл». Во время отпевания и погребения, несмотря на снегопад, поклонников находилось немало, однако непосредственно к гробу пускали только родных людей композитора.

Проводить в последний путь музыканта могли не только жители Москвы, где проходили траурные мероприятия, но и находящиеся далеко за пределами российской столицы почитатели творчества Градского. Гражданская панихида транслировалась в Сети. При этом необычные детали церемонии прощания с кумиром миллионов рассмотреть удалось не всем.

Несмотря на то, что для журналистов двери театра «Градский Холл» были закрыты в этот траурный день, некоторым все же удалось выудить весьма удивительный факт с прощальной церемонии. Сотрудники медиа, которых композитор недолюбливал при жизни и пренебрежительно называл «журналюгами», пристальное внимание обратили на образ покойного артиста. Александр Градский лежал в гробу в посмертном сценическом облачении. Причем речь не только о костюме — композитора похоронили в очках, которые были неотъемлемой частью его образа.

Проститься с выдающимся деятелем культуры пришли его знаменитые друзья и коллеги. Гендиректор Первого канала Константин Эрнст одним из первых произнес слова соболезнования. Он подчеркнул, что невозможно Градского «представить неживым».

«Он был человеком "по гамбургскому счету", и поэтому то, что от него останется и осталось, все его деяния будут продолжать его жизнь. Мы будем дальше плыть на лодке, которую он строил для нас всю жизнь. Вечная память», — сказал Эрнст.

Музыканты Григорий Лепс и Леонид Агутин не могли подобрать слов к такому печальному и немыслимому событию, поэтому решили молча проститься с коллегой по цеху. Народный артист РСФСР Лев Лещенко нашел в себе силы словесно выразить скорбь. По его мнению, после смерти исполнителя нетленного хита «Как молоды мы были» рухнуло то, что определяло «наши нравственные ориентиры».

«Я мысленно все время последние дни говорю с Сашей и не могу заставить себя не говорить. С его уходом образовались вакуум и пустота. Земля ушла из-под ног. Он был грандиозным. Глыба, человек огромного масштаба. Не ворчу, но вокруг сегодня творческая жижа», — подчеркнул певец.

Присутствовали на траурном мероприятии и ближайшие родственники Александра Градского. Овдовевшая супруга композитора и мать его двоих сыновей Марина Коташенко одной из первых пришла в «Градский Холл» и долгое время держалась, чтобы не расплакаться. Но подойдя к гробу любимого мужа, убитая горем вдова не смогла больше держать в узде свои эмоции.

Старшие дети народного артиста, Мария и Даниил, на церемонии не говорили с молодой вдовой. Они стояли у гроба отца — наследникам возможность высказаться выпала в последнюю очередь. Взрослые дети, которых родила Градскому его третья супруга Ольга Фартышева, попрощались с родным человеком. Они также выразили свои переживания за театр отца, который может быть отдан во владение Москве. Судьба детища композитора находится пока в подвешенном состоянии.

«Мы не знаем, что будет с театром, но приглашаем всех приходить на концерты учеников Градского. Они продолжают дело отца», — отметила Мария Градская.

После этих слов траурная процессия направилась в сторону Ваганьковского кладбища. На погосте присутствующие заметили еще одну любопытную деталь. Поклонники артиста поразились месту, которое было выбрано для захоронения любимца публики.

Во-первых, родственники не исполнили последнюю волю Градского — народный артист безумно любил свою маму и хотел обрести покой рядом с ней. Композитор завещал расположить его могилу на Кузьминском кладбище, где покоятся оба его родителя, но выбор пал на другой некрополь.

Смутило прибывших на похороны Градского и другое обстоятельство. Последнее пристанище артист обрел недалеко от забора, который может вот-вот рухнуть. На ограждении висело предупреждение — «опасная зона».

Мимо этого немного ошарашивающего элемента не прошел актер Леонид Ярмольник. Он нашел в данном событии некий символ.

«Его хоронят рядом со стеной, которая может разрушиться, и это как бы разрушает два пространства. Он был недосягаем, человек-восторг», — сказал он.

Вместе с голосом эпохи, который навсегда умолк 28 ноября, присутствующие на похоронах некоторое время тоже не могли проронить ни слова. Во время отпевания и погребения под шатрами, которые были установлены над свежевскопанной могилой, стояло гробовое молчание.

«Дорогие друзья, жаль, что вы не слышите, что здесь говорят. Это тот случай, когда близкие, друзья Саши и сами не знают, что сказать», — отметил Ярмольник.

После этого актер обратился к поклонникам Градского, которые остались стоять за отгороженной лентой территорией, и попросил проводить композитора аплодисментами. Эту просьбу они с готовностью исполнили.

Овдовевшая Коташенко бросила вслед за батюшкой горсть земли в могилу и сразу удалилась. Следом ритуал повторили все друзья и родственники ушедшего из жизни артиста.

После похорон могила буквально утонула в шикарных букетах и венках. Над торжественно-траурным цветочным ансамблем сейчас возвышается деревянный крест с табличкой, который традиционно меняют на памятник не раньше чем через год после смерти человека. Об этом ранее писали НЕВСКИЕ НОВОСТИ.