«Жесть»: жертва скандала с увольнением из-за ЛГБТ-пропаганды отреагировала на историю с Хармсом

История с петербургской учительницей Серафимой Сапрыкиной, которую уволили из-за стихов репрессированных поэтов Даниила Хармса и Александра Введенского, продолжает набирать обороты. Преподаватель по вокалу Мария Шестопалова, уволенная в 2016 году из красноярской школы после доноса активиста из Петербурга Тимура Булатова, назвала произошедшее «жестью» и выразила товарищу по несчастью слова поддержки.

«Жесть. Если вдруг будете общаться с уволенной преподавательницей, передайте ей, пожалуйста, что она крутая и пусть ничего не боится», — сказала Мария корреспонденту НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ после того, как он поведал ей подробности скандала.

Она выразила признательность журналистам, которые освещают такие вопросы, потому что «чем больше о таком мракобесии говорят, тем меньше его будет вокруг».

По словам Шестопаловой, она прекрасно понимает Сапрыкину, которая после того, как скандал набрал обороты, стала избегать журналистов.

«Это очень сильный стресс, когда на тебя такое большое общественное давление происходит. Я ее прекрасно понимаю», — уточнила преподаватель по вокалу.

История с увольнением Марии Шестопаловой произошла в 2016 году. Ее активным участником стал петербургский активист Тимур Булатов, который прославился борьбой с ЛГБТ-движением. Обнаружив в социальной сети «ВКонтакте» страницу педагога по вокалу, которая работала в красноярском Центре дополнительного образования № 4, он написал жалобу ее руководству. Знаменитого борца с извращенцами возмутили «пропаганда педерастии, алкоголизма и эмо-культуры» в постах и подписках 21-летней преподавателя, а также ее пирсинг. В итоге девушку уволили.

Накануне педагог петербургской гимназии № 168 Серафима Сапрыкина на своей странице в Facebook опубликовала пост, в котором написала, что ее вынудили уволиться из-за чтения детям стихов репрессированных в советское время поэтов Даниила Хармса и Александра Введенского. Информация мгновенно разлетелась по социальным сетям, а вскоре ее подхватили и журналисты. Скандал уже вышел на федеральный уровень — ей заинтересовались даже в Кремле.