Понедельник, 27 июня 2022

18

Санкт-Петербург

«Это очень опасная ситуация»: в Петербурге начнут сносить дореволюционные здания

В городе обсуждают предложения по изменению закона № 820–7. В случае принятия поправок, главный градозащитный документ перестанет опираться на неоспоримый факт — дату постройки. Решения о сносе здания будут приниматься на основе очень зыбкой категории — художественной ценности. Если раньше петербуржцы боролись только за советскую архитектуру, теперь под снос могут пойти и здания, построенные до 1917 года.

«Это очень опасная ситуация»: в Петербурге начнут сносить дореволюционные здания

Основной градозащитный закон Петербурга «О границах объединенных зон охраны объектов культурного наследия...» планируют изменить. В документе хотят пересмотреть пункт о неприкосновенности зданий, построенных до 1917 года. Намерения у комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры благие, однако не вымощена ли ими дорога к культурному краху нашего города, разбирались НЕВСКИЕ НОВОСТИ.

Сейчас закон № 820–7 охраняет все здания до 1917 года постройки в центральных районах, и до 1954-го — во всех остальных. Их нельзя сносить. Исключения составляют лишь аварийные дома, но при их сносе необходимо восстановить фасад и общий объем. Убрать четкое разделение согласно датам КГИОП пытается уже не первый год, об этом комитет рассказал НЕВСКИМ НОВОСТЯМ.

«Задача каждой очередной корректировки Закона № 820–7 не ослабить имеющиеся требования, а ввести более детальное регулирование на разных территориях. Предыдущая правка вступила в силу в 2019 году. Практика привела к необходимости уходить от формального требования сохранять или не сохранять то или иное историческое здание, исходя исключительно из года его постройки, к по объектному перечню объективно ценных средовых зданий, в том числе построенных и после 1917 года», — сообщил КГИОП.
«Это очень опасная ситуация»: в Петербурге начнут сносить дореволюционные здания

Ведомство ссылается на то, что зачастую в техническом паспорте здания написан 1917 год постройки, однако его капитально ремонтировали или перестраивали. И от первоначального сохранился совсем небольшой процент исторических конструкций или внешнего облика. Встречаются и обратные случаи, когда дореволюционные здания восстанавливали после войны. В технический паспорт заносили именно эту дату, а не год постройки. Тогда согласно действующей редакции закона № 820–7 они никак не охраняются.

На эти перипетии с датами и указывает КГИОП, желая внести корректировки в закон. Однако на деле все может оказаться не так радужно, заявил НЕВСКИМ НОВОСТЯМ научный сотрудник Государственного Эрмитажа, искусствовед, историк архитектуры Алексей Лепорк.

«Теоретически оно звучит мило, но хочется увидеть, во что это выльется на уровне нормативных документов. Что, можно будет отзывать защитную грамоту, условно говоря, у старых зданий? Или что какие-то сталинские здания поставят под охрану?» — задается вопросом собеседник.

Все дело в том, что, в случае изменения закона, он перестанет опираться на неоспоримый факт — дату постройки. Решения о сносе здания будут приниматься на основе очень зыбкой категории — художественной ценности. По мнению Алексея Лепорка, это может привести к нечестным манипуляциям заинтересованных лиц.

«Как доказать его художественную ценность? Ведь историческая ценность проста, она факт. Теперь она уходит, мы ее теряем. На ее место мы ставим художественную. А ее можно оспаривать до бесконечности, — считает историк архитектуры. Для решений будут привлекать профессиональное сообщество. Но тот же градсовет состоит по большей степени из архитекторов, а они заинтересованные лица. Их привлекают, потому что они известные архитекторы. Они сидят в градостроительном совете, обсуждают, какие здания можно сносить, какие — нет. Но они сами участники этой же игры. Из любви друг к другу они будут говорить — это неважно, ты лучше построишь. Это естественная логика. Архитектор изначально высокого о себе мнения, иначе у него ничего не выйдет. Он амбициозен и чувствует, что он лучше, чем тот, кто был до него. Если они будут решать? Ясно, какое решение они примут. На любое старое фабричное здание они скажут — что в нем хорошего».
«Это очень опасная ситуация»: в Петербурге начнут сносить дореволюционные здания


Воплотить задумку КГИОП можно, по мнению Лепорка, лишь в том случае, если в градостроительном совете Петербурга не будет заинтересованных лиц. А все решения будут приниматься на открытых голосованиях.

«Члены градсовета не должны быть участниками рынка. Они должны быть отделом художественного контроля, который к рынку никакого отношения не имеет — просто должны говорить: "Нет, вот это ценное". И все должно быть предельно открыто, голосования должны быть прозрачными. Чтобы мы видели, кто и за что. Они должны быть подотчетны. Государственные чиновники, у которых единственная функция — художественный контроль», — заявил сотрудник Эрмитажа.

По заявлениям КГИОП, только в центральных районах Петербурга 14 000 зданий. В ведомстве пообещали выполнить натурное обследование и фотофиксацию всех объектов, собрать историко-архивные сведения, выполнить аналитические исследования и лишь потом решить, какие здания ценные, а какие — нет. Единственное, что обещают пока оставить неоспоримым — запрет на снос объектов культурного наследия.

«Это очень опасная ситуация»: в Петербурге начнут сносить дореволюционные здания

Предложения по изменению закона № 820–7 обсудят на рабочей группе Законодательного собрания Петербурга, на совете по сохранению культурного наследия при правительстве города и на градсовете.

Петербургские власти всякий раз доказывают состоятельность пословицы «ломать — не строить». Ранее НЕВСКИЕ НОВОСТИ рассказывали, что КГИОП предложил одобрить полный снос 17 исторических зданий ради строительства Большого Смоленского моста и терминала высокоскоростной трассы Москва — Петербург.