Понедельник, 05 декабря 2022
-3

Санкт-Петербург

«Санкт-Петербург — это жопа»: Евгений Пригожин рассказал правду о мусорной реформе в Северной столице

Интервью
Эксклюзив Невские новости эксклюзив

Русский патриот Евгений Пригожин рассказал горожанам, почему в Петербурге провалилась мусорная реформа и зачем на губернатора Александра Беглова ополчился певец Сергей Шнуров.

«Санкт-Петербург — это жопа»: Евгений Пригожин рассказал правду о мусорной реформе в Северной столице

Первая часть интервью Евгения Пригожина, опубликованная в НЕВСКИХ НОВОСТЯХ, вызвала немало шума в российских СМИ и новых медиа, а жители Петербурга заговорили о том, что наконец-то появился человек, назвавший своими именами все беды и проблемы Северной столицы, с которыми наш город сталкивается на протяжении последних трех лет.

Напомним, что в первой части интервью Евгений Викторович Пригожин рассказал, почему Петербург второй год подряд не может вернуться в топ-5 инвестиционного рейтинга российских регионов, сегодня мы обсудили с ним одну из самых болезненных тем 2022 года — мусорную реформу.

— Уважаемый Евгений Викторович, спасибо, что нашли время для интервью. Сегодня нам бы хотелось услышать Ваше мнение о проблемах Смольного, пока еще работающей администрации губернатора Беглова.

(Перебивает журналиста) Вы знаете, прежде чем перейти к истории, хочу вам показать одну картину. Ее подарил мне один знакомый художник из медиахолдинга «Патриот». Картина называется «Россия — мчащийся на Восток красный скакун». И действительно, очень похоже, и по характеру, и по очертаниям. Но чтобы всем стало понятно, что это Россия, я попросил нанести на нее основные города. И, о, ужас, что я там увидел! Сибирь — это легкие коня. Дальний Восток — передние копыта, которые он забрасывает, перескакивая через препятствия. Москва — мощный бицепс бедра, который приводит коня в движение. Кавказ — копыта, которыми он бьет по Западу. Оренбург — это его здоровенная елда. Хвост — Скандинавский полуостров, потому что он всегда болтался в хвосте России. И лишь Санкт-Петербург — это жопа, даже не вся жопа, а именно очко. Так что Вы хотели спросить о проблемах Смольного?

«Санкт-Петербург — это жопа»: Евгений Пригожин рассказал правду о мусорной реформе в Северной столице

— Евгений Викторович, пожалуй, одна из самых злободневных тем, волнующих сегодня горожан, — это мусорная реформа. Прошло более полугода с момента, как Смольный пообещал навести порядок в сфере вывоза и утилизации мусора в Петербурге, но эту отрасль до сих пор сотрясают скандалы, а горожане продолжают жаловаться на переполненные контейнеры и крыс на улицах города. Почему с ней столько проблем, а чиновники Смольного не могут справиться с ситуацией?

Знаете, когда Александр Дмитриевич еще не был губернатором, я сказал ему: «Александр Дмитриевич, мои политологи внимательно изучили ситуацию с мусором в Санкт-Петербурге и увидели, что в этой истории есть несколько составляющих. Первое — это оборот почти в 10 млрд рублей, из которых любой уважающий себя бизнесмен заработает свои 10 %, если не будет жадничать, то есть 1 млрд рублей (очень неплохие деньги). Второе — абсолютное отсутствие мест для переработки и утилизации мусора, единственное предприятие, включенное в Территориальную схему обращения с отходами — СПб ГУП «Завод МПБО-2», который находится в удручающем состоянии и даже на 10 % не справляется с переработкой мусора. И третье — я вижу сложившийся годами, а вернее, десятилетиями рынок, который нельзя ломать».

«Если хотите, — сказал я ему, — я могу помочь вам с мусорной реформой: вложу 12 млрд рублей в организацию мусороперерабатывающих заводов, инвестирую в контейнерный парк, а также сделаю несколько шоу, которые делали западные страны, поднимая переработку мусора на новый уровень. К примеру, пиролизные установки: хочешь утилизировать — забрасываешь старые шины с одной стороны, а с другой стороны получаешь наличные деньги».

Из всего нашего разговора, по-моему, Александр Дмитриевич услышал только слова: «10 млрд рублей» и «1 млрд прибыли». Правда, честно могу сказать, я не говорил, что это наличка.

Я повстречался с владельцами основных компаний, занимавшихся мусором в Санкт-Петербурге в то время. Это были простые мужики, которые начинали с водителей мусоровозов или других простых специальностей в данной области в далекие 80–90-е годы, скребли по копейке на новые машины и новые баки, любили свою работу и вкалывали, как папа Карло.

К таким мужикам нужен понятный им подход, который называется «с уважением». Они готовы впустить инвестора, глядя ему в глаза, понимая, что он не обворует, не будет заниматься махинациями, а вложит деньги в их бизнес и консолидирует всех игроков (собственно говоря, в этом и есть основная суть мусорной реформы). Так вот, мы поговорили с этими мужиками за чашкой чая, они ушли счастливые и довольные тем, что смогут улучшить свою работу, получить от меня инвестиции и заработать на копеечку больше.

«Санкт-Петербург — это жопа»: Евгений Пригожин рассказал правду о мусорной реформе в Северной столице

Однако мысль об 1 млрд наличными глубоко засела в коллективном разуме Смольного — чувствуете, как слово похоже на «коллективный Запад»? Естественно, меня по-тихому послали на ... (Нецензурно. — Прим. ред.) и мусорная реформа рванула вперед. Правда, как рассказывают те самые мужики-работяги, в мусорной реформе появились «смотрящие» — вполне себе упитанные ребята на «роллс-ройсах», если не ошибаюсь, что-то связанное с семейкой Захватовых.

Вместо слов за чашкой чая, которые ожидали участника рынка, таких как: «Уважаемый Иван Иваныч, мы хотим создать новую систему, инвестировать в нее средства, вы от этого только выиграете, а не проиграете», и вместо рукопожатия их вызвали на ковер. Тех самых мужиков-работяг, которые по 30 лет возят мусор в этом городе, и ни у кого не было никаких претензий. Им сказали: «30 % кэшем или идите на ... (Нецензурно. — Прим. ред.)!». Мужики обалдели: бизнес, который они строили 30 лет, не мог такого выдержать, а веселая семейка толстопузов потерла руки и восприняла собравшиеся в уголках их глаз слезы за согласие. Говорят, что некоторые из мужиков, уже бывших владельцев мусорного бизнеса, придя домой, напились и решили, слова передаю дословно: «Шли бы они вместе со своим Смольным на (Нецензурно. — Прим. ред.), пускай свой мусор ... (Люди нетрадиционной сексуальной ориентации. — Прим. ред.) сами возят. А деньги, которые они пытаются ... (Украсть. — Прим. ред.), пускай у них и у их папы поперек горла встанут».

Петербург зарастал мусором три месяца: на помойках образовались толпы крыс, жители были в шоке. Те, кто пережили блокаду, говорят, что даже в те суровые времена в городе было чище. Шутили, что один из премьер-министров одной из европейских стран (не буду говорить какой), даже почти ушел со своего поста, когда в Милане была такая свалка. Кстати, он крутой мужик: взял и исправил ситуацию.

«Санкт-Петербург — это жопа»: Евгений Пригожин рассказал правду о мусорной реформе в Северной столице

В нашем городе борются с мусором другим образом: например, Александр Дмитриевич усы сбрил. Честно могу сказать, что всю зиму в Петербурге были популярны три слова — «снег», «мусор» и «Беглов». Причем два первых люди говорили в более позитивном ключе, чем третье. Вот в те далекие грязные времена, семь месяцев назад, посетил город величайший поэт, композитор и исполнитель современности, маэстро Сергей Владимирович Шнуров. И ... (Удивился. — Прим. ред.) не меньше, чем 5,5 млн жителей этого города, включая старушек, которые массово ломали себе ноги, и грудных младенцев, которым в коляски летели груды льда, оставляя их инвалидами на всю жизнь. И каждый из них орал: «Гори эта тварь в аду!». Но Сергей Владимирович, который выбирает из увиденного только лучшее и светлое, нашел самый приличный уголок в Санкт-Петербурге, а именно кучу мусора на улице Ефимова, и спел там песню про говнище. И как человек очень оптимистично настроенный по жизни и который рассчитывает, что власть всегда может помочь жителям, назвал эту песню «Пока так», надеясь, что скоро будет лучше.

Дорогой Сергей Владимирович, пользуясь случаем, обращаюсь к Вам. Лучше не стало. Надежды нет, а говнища достаточно.

Уважаемый Андрей, если позволите, времени не очень много. Вернусь из командировки и в следующий раз расскажу вам о моих взаимоотношениях со Шнуровым и тайну про снег — откуда он берется в Ленинграде.

— Думаю, что он падает с неба.

Нет, Андрей, это во всем мире он падает с неба, в Петербурге это далеко не так!

Редакция НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ благодарит Евгения Викторовича Пригожина за откровенные ответы на злободневные для Петербурга вопросы, а также пресс-службу компании «Конкорд менеджмент и консалтинг» за организацию интервью.