Пятница, 30 сентября 2022

7

Санкт-Петербург

Властелин неба и земли: главный вертолетчик Петербурга Вадим Базыкин о призвании, спасении людей и борьбе со страхом

Статьи
Эксклюзив Невские новости эксклюзив

Сегодня все причастные к авиации люди отмечают свой профессиональный праздник — День Воздушного флота России. Труд пилотов, бортпроводников, технических инженеров, летчиков-испытателей переоценить нельзя. Каждый день они берут на себя ответственность за жизни пассажиров, спасают тех, кому нужна помощь. Одним из таких людей является заслуженный пилот РФ, летчик-испытатель, вертолетчик Вадим Базыкин, который прилетит в любую точку земного шара и протянет руку помощи.

Властелин неба и земли: главный вертолетчик Петербурга Вадим Базыкин о призвании, спасении людей и борьбе со страхом

На счету у Вадима Базыкина сотни спасенных жизней. Он помогал людям с затонувшего в 1994 году парома «Эстония», эвакуировал рыбаков с отколовшейся льдины и многим другим. Базыкин стал тем, кто установил ангела на шпиль Петропавловского собора и вернул кресты на Смольный и Казанский соборы. В праздничный день заслуженный пилот РФ рассказал НЕВСКИМ НОВОСТЯМ, как пришел в профессию, с какими трудностями сталкивался в работе и поделился своим способом борьбы со страхом.

— Как вы решили связать свою жизнь с небом?

Через фильмы, которые снимали в Советском Союзе, через книги, которые писались. В детстве зачитывался Кавериным «Два капитана» и дневниками Альбанова — путешественники по северному морскому пути.

— Почему вертолет, а не самолет?

Самолетчик — это властелин неба, а вертолетчик — и неба, и земли. Почему-то мне было интересно всю жизнь с геологами, а не с пассажирами. Все-таки я не люблю белые рубашечки с галстуком, мне нравится пища с ножа и в детстве нравилась, когда в лесу у костра большие куски жареного мяса. Я любил походы, поэтому, когда был выбор, я сказал: «Конечно, я хочу быть вертолетчиком».

— У вас на счету не одна уникальная спасательная операция. С какими трудностями вы сталкивались, выходя из них?

Дело в том, что я никогда не отказывался ни от каких работ. Мне было всегда интересно делать то, за что другие не берутся. Мы с командой очень качественно готовились, и было страшно. Основная трудность в таком деле — идти непротоптанной дорогой, то есть когда ты понимаешь, что никто этого до тебя не делал. Это не геройство, просто не было такого опыта. Вот у меня, например, не было опыта работы на больших высотах — монтаж ангела на Петропавловской крепости, никогда не спасал паром «Эстония» в такую погоду, для меня это было что-то новое. С таких работ, с командировок я приезжал совсем другим человеком. Меняется полностью качество жизни — ты становишься действительно мастером. Как-то мгновенно это ломается — ты прошел уже порог страха, ты понял, что вслед за волнением к тебе приходит не паника, а вдохновение, а это — поэзия, которая дорогого стоит. Она меняет человека в лучшую сторону всегда.

Властелин неба и земли: главный вертолетчик Петербурга Вадим Базыкин о призвании, спасении людей и борьбе со страхом

— Страх же наверняка присутствует в таком деле. Как вы с ним справляетесь?

В авиации есть такое понятие — точка возврата. Ты должен прекрасно понимать, что если предстоящая работа выше твоего уровня, то тебе надо сойти именно сейчас, но если ты уже проходишь это, то ты начинаешь бороться с самим собой. Это самое значимая, самая лучшая победа в жизни, когда ты побеждаешь самого себя. Любой полет — это всего лишь 50 % физики и 50 % психологии, как ты справишься со своими страхами. И вот когда ты побеждаешь и раскрепощаешь свою душу перед пассажирами печальными страхами и прочим, это и говорит о твоем внутреннем состоянии, то есть как ты подготавливаешься к полету. Перед какими-то работами я видел ужасные сны: что я разбиваюсь, что падаю и еще что-то. Это ничего страшного. В таких случаях я просто брал какую-то книгу интересную, которая меня всегда увлекала, и буквально через 15–20 минут я уже погружался в сон другого мира. Утром вставал в великолепном настроении, все хорошо. Экипаж тоже всегда помогает друг другу. Это называется — сработанность. Когда я понимаю, что кому-то тяжело, я его подбадриваю улыбкой, говорю, что ничего страшного, все хорошо, все получится. И они мне также. Я вижу эту помощь со стороны и прекрасно понимаю, что с этими людьми я все сделаю.

— Как ребенку привить любовь к небу и как его подготовить к этой профессии?

Любой ребенок воспринимает мир глазами, не головой, не мозгами, как взрослые. Если он видит обман и ложь от родителей, учителей, от государства, то он такой мир и воспримет. Когда я вижу, допустим, как уходит мой отец на работу в хорошем настроении, а приходит в еще лучшем, естественно, сразу возникает такой вопрос: «Что это за работа, когда он приходит с нее таким восторженным и веселым?» У меня отец тоже летчиком был. Кончено, когда я сам стал подниматься в небо, я прекрасно понимал, что на этой работе можно устать, но нельзя прийти в плохом настроении, то есть такая приятная усталость.

— Как не перегореть от своего любимого дела?

Надо постоянно читать книги, интересоваться завтрашним днем, всегда находиться рядом с детьми, быть интересным человеком, чтобы к тебе люди тянулись, чтобы разговоры не были только о деньгах. Всегда на лице у тебя должна быть улыбка. Она — как объятие бога, как молчаливое прости. Улыбка — это красота человека, и как только она сходит с лица человека, он сразу меняется и становится уже немножко страшным. Поэтому надо всегда улыбаться. Причем не голливудской улыбкой, которая бездушная и глупая, лукавая, а той, которая делает человека прекрасным, красивым. Тогда человек никогда не застареет, и с ним всегда будет интересно.

Властелин неба и земли: главный вертолетчик Петербурга Вадим Базыкин о призвании, спасении людей и борьбе со страхом

Ранее НЕВСКИЕ НОВОСТИ писали, что в Пулково поздравили всех, для кого авиация не только ответственная работа, но и неотъемлемая часть жизни.