Ярмарка вакансий для бездомных и зеков: реалии специфической биржи труда

22.10.2014 15:24 861
Им предлагают работу, но они отказываются: то им зарплата маленькая, то добираться далеко, то слишком тяжелые условия труда. Вы подумали, что речь идет о топ-менеджменте? Вовсе нет, мы говорим о людях вернувшихся из мест лишения работы и лицах БОМЖ. Корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ побывала на ярмарке вакансий для этой категории людей и узнала, почему они не хотят работать.

Санкт-Петербург, 22 октября. Им предлагают работу, но они отказываются: то им зарплата маленькая, то добираться далеко, то слишком тяжелые условия труда. Вы подумали, что речь идет о топ-менеджменте? Вовсе нет, мы говорим о людях вернувшихся из мест лишения работы и лицах БОМЖ. Корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ побывала на ярмарке вакансий для этой категории людей и узнала, почему они не хотят работать.

Этим летом мне пришлось участвовать в рейде на «ночном автобусе» благотворительной организации «Ночлежка». Там я познакомилась с молодой девушкой Аленой, которая в свои двадцать лет не может устроиться на работу. А все из-за судимости за воровство.

«Кому я нужна с судимостью? Никуда меня не хотят брать», – говорила она. Однако девушка лукавила. В Петербурге есть ряд предприятий, готовых принимать на работу и людей отсидевших в тюрьме и даже лиц без определенного места жительства.

Для того, чтобы работодатель мог встретиться с потенциальным работником, проводятся ярмарки вакансий специально для этих категорий людей. Именно такая ярмарка состоялась сегодня в Центральном районе Петербурга, в ней приняли участие 11 работодателей, готовых взять на работу бывших заключенных.

«Информацию о ярмарке мы заранее распространяли через все возможные каналы: через СМИ, службу участковых уполномоченных, уголовно-исполнительную инспекцию и с помощью «Ночлежки», – рассказывает начальник отдела экспресс-обслуживания населения Центра занятости Петербурга Тамара Лисовская.

Найти работу здесь могли не только люди с судимостью, но и остальные петербуржцы. Однако многих перечень предлагаемых специальностей категорически не устраивал: Петербургу нужны уборщики, сварщики, сантехники, повара, швеи – в общем, рабочие специальности.

«Легко устроиться можно только на плохую работу, а на хорошую можно устроиться только по блату», – возмущается женщина лет пятидесяти в кокетливой шляпке. Она желает работать в театральной кассе, хотя по образованию повар. Впрочем, это ее право выбирать место службы по душе.

А мы вернемся к нашим героям – бывшим заключенным. Вот заполняет анкету сухощавый, невысокого роста мужчина, на голове у него кожаная кепка-блин, в руках кожаная же барсетка. Он и есть наш герой – в общей сложности мужчина сидел пять лет. Подсаживаюсь к нему:

– Работу ищете?  спрашиваю.

– Нет,  отвечает он.

Я недоумеваю:

 Зачем же вы сюда пришли?

 Мусора привели, вот и пришел. А что они тут могут мне предложить? Двадцать тысяч? А должность? На нормальную работу меня не возьмут, судимый я, да еще и алкоголик хронический,  говорит он.

Сам он коренной петербуржец и жилье у него есть, и семья... была. Кстати, одна из судимостей у него была за неуплату алиментов. Работать мужчина не желает, ну разве что «помощником президента», поэтому живет на иждивении у друзей.

Впрочем доля правды в его словах есть: есть среди работодателей и такие, кто предлагает действительно физически тяжелую работу.

«У нас действительно тяжелые условия: 12-часовой день без перерывов при средней температуре минус два градуса. Но нам нужны работники, потому что автоматизировать большую часть производственного процесса невозможно. Поэтому мы готовы брать всех, кто изъявит желание»,  говорит Алексей Кузнецов, представитель рыбоперерабатывающего предприятия.

Однако основная проблема в трудоустройстве лиц с судимостью и бездомных – отсутствие мотивации, они просто не хотят работать. Даже в центр занятости они приходят в сопровождении инспектора уголовно-исполнительной инспекции.

«Вот сегодня мы сюда отправляли 18 человек, а пришло всего трое: двое со мной и одна девушка чуть раньше была»,  говорит сотрудница инспекции.

При этом руководитель отдела и организатор ярмарки Тамара Лисовская сетует, что многие приходят лишь один раз и больше не возвращаются. Впрочем, и обращаются-то они за помощью в центр занятости не так, чтобы очень активно. С начала года в службу занятости Центрального район обратилось лишь 10 человек (из них 2 пришли из «Ночлежки»), а всего в городе не наберется даже сотни обратившихся. Реально устраивается и того меньше.

Впрочем, справедливости ради, стоит отметить, что зачастую у них есть и объективные причины – например, состояние здоровья, которое во время жизни в тюрьме или на улице было основательно подорвано. Но все же это не оправдывает десятки и сотни социальных иждивенцев, сидящих на шее у города и его жителей.

Текст: Любовь Лепшина

Фото: Любовь Лепшина / НЕВСКИЕ НОВОСТИ

Новости партнеров: