Почетный петербуржец Михаил Бобров: «Езди, смотри, наслаждайся миром, но не бросай свою землю!»

04.11.2014 09:00 1113
Интервью почетного петербуржца Михаила Боброва

В День народного единства самое время задуматься над тем, за что же мы любим свою страну и почему гордимся быть «россиянами». С этими вопросами НЕВСКИЕ НОВОСТИ пришли к почетному петербуржцу Михаилу БОБРОВУ, одному из защитников нашего города, который в блокаду маскировал шпили Адмиралтейства, «Петропавловки» и других доминант. Он – почетный профессор и заведующий кафедрой физического воспитания Университета Профсоюзов; обладатель высшего титула альпинизма, «снежного барса»; заслуженный тренер России; заслуженный работник физической культуры России, мастер спорта, спортивный арбитр всесоюзной и международной категорий, президент Федерации современного пятиборья Петербурга, действительный член Российской академии туризма и Русского географического общества. Великий человек великой страны. Мы им гордимся, а он хочет гордиться нами, молодыми и современными россиянами.

- Михаил Михайлович, у Вас вся жизнь связана со спортом. Он же позволил Вам увидеть и страну, и весь мир. Как думаете, это каждому нужно – заниматься спортом и путешествовать?

- Как иначе жить! Конечно, он должен путешествовать, он должен контактировать с разными людьми разного вероисповедания, разной национальности, расы, это же очень интересно. Особенно, если это со спортом связано, с Олимпийскими играми, например. Поначалу после войны наши ребята были не так образованы, но все-таки, язык не зная, они умели общаться жестами, движениями, даже беседовали о методике преподавания. Я сам долгое время был связан с альпинизмом, а начинал с горнолыжного спорта. Выиграл путевку в Приэльбрусье, как увидел горы, так и припаялся на всю жизнь – красота неимоверная. И каждый год ездил куда-то. Был на Аконгагуа, был на Килиманджаро, был на родном Эльбрусе 12 раз, на Северном полюсе (Михаил Бобров занесен в книгу рекордов Гиннеса, как самый пожилой человек, побывавший на Северном полюсе: ему тогда было 76 лет,  прим. редакции), на Южном и на пике Костюшко в Австралии. Сейчас читаю в университете лекции по спортивной педагогике, спортивной психологии, просто рассказываю о своих интересных спортивных делах. Дело не только в альпинизме, я очень долгое время – 56 лет – был президентом федерации современного пятиборья. Это скачка на лошади, фехтование, стрельба, плавание, бег. Сейчас женщины занимаются современным пятиборьем – такие амазонки сумасшедшие! Скачут на лошадях как черти, фехтуют, стреляют. Приходят девочки в основном из легкой атлетики или плавания, они физически очень хороши, осваивают фехтованию, стрельбу, лошадок. Женщины, кстати, смотрятся интереснее, чем мужчины в этом спорте.

Вы заметили, что среди альпинистов очень много физиков? Такие «физики-лирики»? А дело было так: преподаватели на занятиях подбирали интересных ребят, девчат, умных, хороших, но перед тем, как их тянуть в аспирантуру, в науку, они их тащили в горы – проверяли их устойчивость. Не пищит ли, не ноет, как он там, не брезгует ли пить и есть вместе со всеми. Создавался коллектив, и оттуда уже брали ребят. И выдающиеся физики в большинстве своем дружили со спортом. Первое наше поколение тех, кто забирался на Эверест – все физики, и руководил ими физик. На протяжении многих лет так было. Проверяют горами.

- Как Вы думаете, молодежь сегодня физически слабее, чем в Ваше время?

- Сейчас слишком много соблазнов всяких, ну и ребята просто забывают о своем физическом совершенствовании. Если в семье папа с мамой занимаются спортом, да еще и тянут за собой, то дети как утята за уткой тянутся, здорово получается. А в другой семье дети запущены, ходят по подвалам по чердакам, и как ни пытаются бороться с наркоманией, наркоманов прибавляется. Мне кажется, все эти ночные бдения на танцевальных площадках, где есть наркотики, дают такой результат. Ребята после войны, может, и были не так крепки, но были активные, занимались спортом.

- Сейчас снова планируют ввести нормы ГТО. Как Вы думаете, это нужный шаг?

- Все мы прошли через ГТО. Стыдно было до войны, после войны не иметь значок ГТО. А иметь было достойно: идет молодой человек или девушка со значком, значит спортсмен, молодец, наш человек. Я после школы ушел сразу на завод. Время было предвоенное, мы не стремились особенно в высшие учебные заведения, стремились на военные заводы, помочь росту военной промышленности. И на заводе была очень интересная спортивная работа, там нормы ГТО сдавали все. Рабочие, женщины, пожилые, в годах уже – все. Каждый по своей программе работал. В университете перед сдачей обычных нормативов по физическому воспитанию тоже сдавали нормы ГТО, без этого не допускали к сдаче зачета. ГТО – это толчок проверить себя: насколько ты крепок. Многие через ГТО выбирали свой вид спорта, даже если до этого ничем не занимались: втягивались в сдачу нормативов.

Путин вот недавно сдавал нормы на ГТО вместе со студентами сочинских вузов. Он говорит, что заставлять никого не надо. А я считаю, что каждый по своей программе может выполнить нормы, это каждому по силам, да ему и самому будет приятно. Во многих странах есть такие нормы, которые молодые люди должны обязательно сдавать. Там требовательны в этом плане. Особенно в Исландии: прекрасная страна, красивый народ и поскольку они находятся на грани полярного круга, в суровых природных условиях, там смотрят, чтобы дети были здоровые. В школах каждый день идут занятия по физическому воспитанию по два часа. Свою родную нацию, а она у нас многослойная, многонациональная, надо поднимать, конечно. Своих ребят воспитывать , с тем, чтобы они были крепкие, здоровые, достойные люди.

- Мы готовы сейчас сдавать нормы ГТО того же уровня, что были в советское время?

- Да, сейчас у нас период такой, в последние десять лет – как-то покрепче дети. Было время – ребята теряли сознание на занятиях обыкновенных. Вы же тоже прошли через этот период страшный, когда развалили Советский союз, когда в магазинах ничего не было, дети недоедали, когда папа с мамой мучились, как заработать. Было просто плохо. А сейчас все условия созданы – просто будь человеком, занимайся собой, веди здоровый образ жизни. И как красиво получается, когда ребята вместе идут в поход, на соревнования, в команде выступают – да это самое лучшее воспитание человека, какое только может быть! Отношения между мальчиками и девочками в таких компаниях более здоровые. Не какие-то богемные компании собираются, развлекаются – вина, танцы и больше ничего. Здесь нормальные ребята. Когда молодая женщина выходит замуж, и когда муж единомышленник, они вместе занимаются спортом, у них общие идеи, то и дети растут и семья такая. Тащишь их с собой на байдарках, в лес на велосипеде, на соревнования различные – вот мы все так росли. Детей таскали сначала в рюкзаках в горы, а потом они сами стали ходить. Стали увлекаться серьезно лыжным спортом, потом горнолыжным спортом, академической греблей. И это совсем другая жизнь, интересная. Все, что вам дала природа, папа с мамой, все это надо хранить в жизни. Движение, природа, путешествие – смотреть мир, познавать, иметь больше друзей – в этом-то и счастье жизни на самом деле. Да еще когда образованный человек и физически здоров – что же может быть лучше? Полная гармония.

- Что вам дает энергию до сих пор преподавать и вести такую активную жизнь?

- Студенты и студентки – это хорошие молодые красивые люди, озорные с чувством юмора. И это такой аккумулятор, такая подзарядка от них. И если бы я не работал в учебных заведениях, я бы давно уже опустил крылья. Сам университет располагает к тому, чтобы быть дисциплинированным, образованным, собранным. Я им всегда говорю: «Занимайтесь спортом, думайте о своем здоровье, думайте о своем будущем, думайте о своей будущей семье, которую будете создавать. Не валяйте дурака, это самое главное». Многие приехали: «О, большой город! Ладно, как-нибудь проскочим, сдадим сессию». Они со школы приходят хорошо подготовленные, но воспитанием надо заниматься… Есть такие разболтанные, просто запущенные ребята.

- Но в целом, вы молодежью больше гордитесь или ею недовольны?

- Достойные есть ребята, удивительные. И девушки такие… Я был в Рязанском авиационном военном училище, там девчонки творят чудеса тоже, они же и медсестры, командиры роты есть женщины. Такие девчонки мировые – спортивные, прилежные, толковые. Учатся лучше, чем мальчишки. Я знаю, что и они попадают на службу в нелегкие условия, но не пищат, выполняют свои задания. И какие они кроссы совершают, какие переправы совершают – с мужиками наравне. Но вот чувство патриотизма было раньше больше, чем сейчас. Мы гордились своей прекрасной многонациональной страной. А потом распалась наша великая страна, и это была страшная трагедия, особенно для нашего возраста. Многое было непонятно. Сколько ушло из-за этого пожилых людей из жизни, тяжело представить. Переживали здорово, и только общение со студентами, с молодыми людьми заставляло держаться.

- Михаил Михайлович, как вы думаете, что сейчас может нас объединить?

- Культура, а в культуру входит спорт. А спорт – это лучшее объединение для молодежи всех национальностей. Там нет политики, там настолько все сплочены ребята! Объединение, общение молодежи обязательно надо, без этого мы никогда не будем полноценными людьми.

- Вы следите за тем, что сейчас в мире происходит?

- Ох, конечно… То время, когда Союз развалился – это было очень похоже на моменты с Украиной, очень одинаково. Там еще не все кончилось, там еще ничего непонятно… Путин проявил удивительную выдержку. Думаю, его великая заслуга, как он здорово, без единого выстрела прихватил Крым. Не горячился, не лез с войсками на Украину... Ему помог по-настоящему спорт. Я видел его в борьбе: как он интересно борется! Он никогда не стоял на коленях, он всегда боролся в высокой стойке. Когда он выигрывал, никогда не визжал, не прыгал – спокойно уходил победителем. Если проигрывал – также, без переживаний, спокойно держался. Нам повезло, что Путин не только хороший государственный руководитель, умный, толковый – нам повезло, правда, очень повезло – а дело в том, что он сам по себе хороший спортсмен, а нация, конечно, должна быть здоровой.

Медведева я тоже видел – он, кстати, байдарочным спортом занимался и еще умудрялся при своем небольшом росте участвовать в спартакиадах, метать ядро. Там такие «амбалы» были, под два метра! А он шустрый такой и настойчивый, умудрялся среди них третьи, четвертые, пятые места занимать.

Сергей Иванов – интересный человек, был капитаном баскетбольной команды, играл так хорошо, так здорово. Я видел и Полтавченко, когда он учился в ЛИАПе. Он был в другой баскетбольной команде, и это были две сильнейшие команды города, и в них Полтавченко и Иванов лупили друг друга страшно, локтями распихивали, с такими синяками уходили. И когда при встрече им говоришь: «Вы помните, что вы творили?», они улыбаются.

- Думаете, спорт их подготовил к политической карьере?

- Спорт заставляет твердо стоять на ногах. Это более выдержанные люди, более спокойные, более разумные. Они все просчитают, продумают вперед.

- Михаил Михайлович, не могу не воспользоваться уникальной возможности и при личной встрече поблагодарить Вас за спасение нашего города…

- Да ну, так получилось, вы знаете... Вот лежал в госпитале, контуженный после разведки (я вот до сих пор плохо слышу, я не разговаривал тогда, полгода не разговаривал – так долбануло здорово), в Инженерном замке, в тронном зале Павла I. И пришел мой друг Алоиз, сказал, что собирается маскировать все наши золотые доминанты, и собирается бригада из нашего альпинистского лагеря. В городе альпинистов нет, мы их стали собирать. Нашли Оленьку Фирсову, она окончила консерваторию, была хормейстером, а в этот момент в порту разгружала мины. Нашли Алечку Пригожеву, тоже девочка хорошая, лазила прилично по горам. Алоиз не призывался: нога у него не сгибалась. И вот меня нашли в госпитале.

- То есть две девушки, один парень с несгибающейся ногой и один после контузии – и вы таким составом отправились на высотные работы под обстрелом в лютый мороз?!

- Надо было выживать, что поделаешь… Обстреливали же здорово, ой как обстреливали город… прицельно стреляли по школам, по садам, по проходным городских территорий, по трамвайным обстановкам. С той стороны залива, из Стрельны, где немцы стояли, было все видно – все доминанты, вот и лупили по ним. Шпиль Петропавловского собора же находится в створе Пулковского меридиана, когда вы едете по Московскому шоссе с аэропорта, шпиль все время виден. А оттуда, с Пулковских высот, тоже стреляли, все же видно. Поначалу решили леса строить. Но где брать лесо-пиломатериалы? А где взять столько рабочих рук? Да и любая зажигалка, попавшая в них, все сожжет. Предложили использовать аэростаты воздушного заграждения. Но когда под натиском ветра аэростат подходит к объекту, он может прорваться и все печально кончится. Некоторые глупые головы предлагали вообще разобрать эти доминанты. Разобрать Исаакиевский собор! Представьте себе!! Все детали покрыть антикоррозийным материалом, где-то складировать, а потом соберешь ли ты это снова? Поэтому маскировка была лучшим решением. Начинали с Исаакиевского собора, потом Адмиралтейство, потом Инженерный замок, потом шпиль Петропавловского собора. Везде было трудно… Это самые дикие морозы 1941-42-й годы, декабрь-январь, мало приятного... Нас обстреливали с бреющего полета, били разрывными снарядами, чтобы убрать верхолазов, потому что исчезали ориентиры прямо на глазах у немцев.

- После войны Вы были на шпиле «Петропавловки»?

- Да, каждое 9 мая мы обязательно поднимались с друзьями на смотровую площадку шпиля, смотрели на прекрасный город. Сейчас он застраивается, конечно. Новостройки на Васильевском острове закрыли Финский залив, а вообще в белые ночи такая красота, город изумительный. У меня еще странное хобби – где бы я ни был, я забираюсь на все доминантны городов. Например, на собор Св. Павла в Лондоне, Собор Св. Петра в Риме, Кельнский собор. Эйфелева башня неинтересна уже. Город красив, когда смотришь с высоты 120-135 метров максимально, а на 150 залезать неинтересно – не та панорама.

- Вы успели всю Россию объездить?

- Да, по всей России проехал – от Чукотки до Калининграда, поездил по среднеазиатским республикам, по закавказским. Какие у нас есть уголки в нашей прекрасной России, передать тяжело! Все куда-то стремятся – американские каньоны, еще какие-то смотреть места. Но ничего лучше России нет. Север какой красивый…сумасшедшие места. Господи, какая прекрасная Россия! Вот я три года работал в Исландии, домой не разрешали вернуться – такие дурацкие условия контракта были. И я когда домой возвращался, я ревел, хоть и мужик. В общем, без России прожить невозможно, это точно. Прекрасная страна, прекрасные люди, удивительный народ.

- Никогда не было соблазна пожить в другом месте?

- Я же видел, как живут наши за границей – все равно своими мыслями в России. Жить у нас нелегко, очень сложно заработать деньги, чтобы жить нормально. Но здесь другое чувство. Особенно в Ленинграде. Ты всегда какой-то особый человек на фоне России. Я считаю, что ленинградская порода особенная, совершенно точно. Как ее сохранить? Почаще оглядываться назад, на своих стариков, на папу с мамой. Я всегда путешествовал, только чтобы посмотреть страны. Всегда тянет домой невероятно, в Петербург. Ты же припаялся к этому месту: школа, улица, дом, друзья... Нет, езди, смотри, наслаждайся миром, но не бросай свою землю!

От редакции:

История Михаила Боброва не умещается не только в это интервью, но даже в написанные им десять книг и сотню научных работ. Он маскировал наш город в годы блокады, дрался на перевалах Кавказа в составе горно-стрелкового отряда с отборными фашистскими войсками горно-стрелковой дивизии «Эдельвейс». После войны Михаил Михайлович закончил Краснознаменный военный институт физической культуры, двадцать лет возглавлял кафедру физической культуры и спорта в Военной академии имени А. Ф. Можайского. Демобилизовавшись, стал заведующим кафедрой физического воспитания в Государственном университете. Много работал в Исландии, Канаде, других странах. Создавал спортивные кафедры в университетах, тренировал национальные сборные к Олимпийским играм, готовил пятитысячный корпус волонтеров к Играм доброй воли, воспитал пятьдесят мастеров спорта, несколько заслуженных мастеров, чемпионов и призеров Олимпийских игр, первенств страны и мира. Работал в качестве главного консультанта и руководителя трюковых съемок киностудии «Ленфильм». Всего два года назад, в свои 89 лет, он осваивал новые лыжные трассы лучше любого фрирайдера. Сказать, что мы им восхищаемся – мало. Мы желаем Михаилу Михайловичу крепкого здоровья, жизненной силы и неуемной энергии, а всем жителям нашей страны желаем вдохновиться его примером и его историей. 

Текст: Евгения Авраменко
Фото: Евгения Авраменко / НЕВСКИЕ НОВОСТИ

Новости партнеров: