Дело экс-директора Военно-морского музея: переезд ценою в срок и привет от Сердюкова

28.11.2014 06:02 887
Судебный процесс в рамках уголовного дела в отношении экс-директора Военно-морского музея Андрея Лялина сразу указал на трещины бюрократической системы Министерства обороны РФ. Василеостровский районный суд начал рассматривать дело с допроса свидетелей обвинения. Специально для этого в Петербург прибыли представители военного ведомства, которые рассказали, как и почему оплачивали Лялину несуществующую работу. Корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ вникал в детали процесса.

Санкт-Петербург, 28 ноября. Судебный процесс в рамках уголовного дела в отношении экс-директора Военно-морского музея Андрея Лялина сразу указал на трещины бюрократической системы Министерства обороны РФ. Василеостровский районный суд начал рассматривать дело с допроса свидетелей обвинения. Специально для этого в Петербург прибыли представители военного ведомства, которые рассказали, как и почему оплачивали Лялину несуществующую работу. Корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ вникал в детали процесса.

На первое судебное заседание Андрей Лялин прошагал, весело улыбаясь и радуясь большому количеству приехавшей прессы. «Есть надежда на объективное освещения процесса», – дружелюбно отметил бывший директор Военно-морского музея.

Напомним, согласно материалам уголовного дела, 6 декабря 2010 года по результатам проведения закрытого конкурса между Минобороны России и компанией «НЕВИСС-Комплекс», генеральным директором которого являлся Александр Швиркасов, был заключен контракт. В соответствии с этим документом коммерческая организация должна была за год осуществить перемещение музея из здания Биржи в помещение на площади Труда.

В свою очередь, по версии следствия, Андрей Лялин, который на тот момент был директором музея, предложил Швиркасову сделку – он, как глава ЦВММ, оформит все необходимые документы для Минобороны, в которых будет отчет о якобы выполненных в срок работах, поскольку «НЕВИСС-Комплекс» не успел бы выполнить государственный заказ за год. За «услугу» Лялин попросил у Швиркасова 10% от перечисленных на выполнение работ суммы, то есть 98 млн рублей.

Директор фирмы согласился, однако позднее у «НЕВИС-Комплекс» появились финансовые затруднения, а именно, проблемы с кредиторами. Тогда, заявляют представители гособвинения, Швиркасов по проторенной для таких ситуаций тропинке пошел сдаваться правоохранителям. В полиции директор «проблемной» фирмы заявил, что успел перечислить Лялину 56 млн рублей. Сам же Лялин утверждает, что он из рук Швиркасова получил только 16 млн. Более того, в рамках досудебного следствия экс-музейщик и не думал отпираться от того, что брал взятку. Правда, по его словам, делал он это исключительно под давлением одного из представителей заказчика, то есть чиновника из Минобороны.

К удивлению гособвинителей, на первом же заседании и Лялин, и Швиркасов заявили, что свою вину они не признают. Вместе с тем прокурор заявил, что в качестве одного из свидетелей обвинения фигурирует Анатолий Сердюков, который на тот момент еще был министром обороны РФ, так что, по возможности, неплохо было бы допросить и его.

«Да не допросят, конечно. Кому это надо?» – прокомментировал данное заявление корреспонденту НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ адвокат Лялина Александр Афанасьев.

«Если будет нужно, обеспечим явку», – заявил, в свою очередь, гособвинитель Жуков.

Первым на суде был допрошен начальник кафедры Академии Генерального штаба Юрий Дашкин. Дело в том, что именно он давал поручение офицеру по работе с личным составом Минобороны РФ Сергею Масютенко заниматься конкурсной комиссией по переезду музея на площадь Труда. К слову, по словам Лялина, из 16 млн рублей 15 он отдал конкретно Масютенко, который на данный момент проходит по делу в качестве свидетеля. По словам Дашкина, в невыполнении госконтракта виноват не только Лялин, но и исполнитель работ – «НЕВИСС-Комплекс».

В то же время Александр Швиркасов в диалоге с корреспондентом НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ заявил, что его фирма выполнила работы, превышавшие стоимость договора.

«Сейчас же музей работает. Сами посмотрите – все сделано хорошо. Музей даже в конкурсе мог участвовать, если б уголовное дело не завели. А у нас в компании один из руководителей вообще не выдержал этого – умер. Сердце», – пожаловался Швиркасов.

К слову, вполне возможно, что кампания действительно превысила сумму контракта. Как стало известно корреспонденту НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ от компетентного источника, во время переезда экспонатов музея работники, занимающиеся перевозом, уронили подлинный слепок воина в доспехах, экспонат разлетелся на маленькие кусочки. По словам специалистов, собиравших слепок за немалые деньги, к сожалению, при одном взгляде на экспонат видно, что он склеен.

Следующим после Дашкина суд допросил заместителя начальника Военной академии Сергея Чваркова, который, в свою очередь, на момент переезда музея обязан был отчитываться замминистру обороны Панкову. Показания Чваркова никак не закрепили позицию защиты Лялина, которая настаивает на том, что экс-директор музея не является исполнителем, а значит, не должен нести ответственность в том объеме, в котором ему это вменяют.

«С Лялиным я встречался единожды в 2011 году. Тогда он лично сказал мне, что контролирует процесс переезда. Я спросил его, есть в рамках работы какие-нибудь проблемы? Он ответил мне, что никаких существенных нет. Только по вопросам отопления», – вспоминал свидетель обвинения.

По словам Чваркова, замминистра обороны сам возложил на Лялина контроль за работами, однако на конкретный документ, который подтверждал бы это, он указать не может, поскольку, скорее всего, его нет в природе. Сам свидетель узнал о возложенной на экс-музейщика «миссии» от Дашкина.

«Такая обязанность могла быть возложена устно. Мы – военные, и у нас приказы устно издаются. Когда министром обороны был Сердюков, такая практика в ведомстве была превалирующей. Приказ отдавался на словах, и попробовал бы его хоть кто-нибудь не выполнить. Это правильно. Не вижу в этом ничего такого. Командир стоит в строю, кричит «Ровняйсь!» и все выполняют его команду», – пояснил недоумевающим гособвинителям, адвокатам и обвиняемым Чварков.

Пожалуй, лейтмотивом всего заседания стал вопрос о том, почему Министерство обороны РФ оплачивало несуществующую работу.

«Сказать, что работа выполнена или нет, ни у меня, ни у моих подчиненных возможности не было. Мы не являемся специалистами, не являемся представителями в области перемещения объектов культурного наследия. Тем более, со стороны музея нам заявляли, что контракт будет выполнен. Мои подчиненные говорили мне, что все идет по плану. Соответственно, это же я докладывал министру обороны», – уверяет Сергей Чварков.

Далее у свидетеля обвинения спросили, каким именно образом начальству докладывалось об этапах выполнения контракта. Свидетель ответил, что через главное управление по работе с личным составом на основе документов, полученных от музея, предоставлялись соответствующие акты, которые проходили проверку департамента финансового обеспечения, после чего заместителю министра обороны писался доклад о том, что необходимый перечень работ выполнен и проверен. Меж тем Лялин в очередной раз отметил, что музей не исполнитель и не готовил никаких документов.

«Если бы в предоставленных вам документах не было бы подписи Лялина, вы бы переводили деньги?» – поинтересовался у свидетеля гособвинитель.

«Конечно, нет», – ответил Чварков.

На вопрос о том, как он лично относится к годовому контракту и считает ли он его выполнимым, свидетель ответил так, как положено отвечать военному: «Я вам так скажу, если стоит задача, то эта задача должна быть выполнена. Меня так воспитывали. Учитывая, что люди, которые готовили контракт, рассчитали все как следует, а не просто так назначили срок, за год работы можно было выполнить».

Следующее заседание в Василеостровском районном суде по делу бывшего директора Военно-морского музея состоится 10 декабря.

Текст: Александра Будер
Фото: Евгения Авраменко/ НЕВСКИЕ НОВОСТИ

Еще по теме: 

Военная прокуратура утвердила обвинительное заключение по делу о хищениях в Центральном военно-морском музее

Компания, причастная к хищениям в Военно-морском музее, наконец рассчиталась с сотрудниками

Бывшего директора Военно-морского музея Лялина могут выпустить из-под стражи

Экс-директор Военно-морского музея Лялин: «Выручайте! Это какой-то цирк»

По делу экс-директора Военно-морского музея Лялина планируют допросить бывшего главу Минобороны Сердюкова

Новости партнеров: