Как становятся мамами: таинство за закрытой дверью

29.11.2014 23:11 1693
Один из самых трогательных праздников в российском календаре – День матери – в этом году отмечается 30 ноября. НЕВСКИЕ НОВОСТИ побывали там, где совершается этот магический переход женщины на уровень «мама», в городской больнице Святого Праведного Иоанна Кронштадтского. Это медицинское учреждение, где принципиально не делают аборты, где не прерывают жизнь, а наоборот – помогают ей начаться. О том, как сегодня женщины относятся к материнству, как готовятся и как становятся мамами, мы поговорили со старшим ак

Один из самых трогательных праздников в российском календаре – День матери – в этом году отмечается 30 ноября. НЕВСКИЕ НОВОСТИ побывали там, где совершается этот магический переход женщины на уровень «мама», в городской больнице Святого Праведного Иоанна Кронштадтского. Это медицинское учреждение, где принципиально не делают аборты, где не прерывают жизнь, а наоборот – помогают ей начаться. О том, как сегодня женщины относятся к материнству, как готовятся и как становятся мамами, мы поговорили со старшим акушером, Алевтиной КРАСИЛЬНИКОВОЙ.


- Алевтина, у Вас такая профессия, которой случайно или на досуге точно не овладеешь. Как Вы в нее пришли?

- Как ни странно, у меня в семье не было ни медиков, ни людей, близких к медицине. Я поступила с подругой за компанию: она решила поступать, и я вместе с ней. Она не поступила, я поступила – классическая история. Потом прошло, наверно, лет десять, прежде чем я поняла, что никаких случайностей в этом не было. Это было какое-то волшебство. Как еще к этому относиться, если в течение 16 лет ты ходишь на работу с радостью, ты понимаешь, зачем ты здесь, зачем ты в этом мире, и четко осознаешь свою миссию.

- Акушерство – это миссия?

- Акушером быть – это как завести собаку. Собаку надо заводить не тогда, когда ты можешь ее завести, а когда ты без этого не можешь. Так же и акушером ты не можешь стать просто, если ты этого хочешь, это настолько внутренне – ты без этого больше не можешь. Со временем это становится как наркотик. Это не роды принимать, это участвовать в таинстве. Тебя к нему допустили, и тебе хочется еще и еще. Есть такая штука: говорят, что все акушеры и врачи, те, кто причастен к этому таинству, они очень долго выглядят молодо. Я проверяю на коллегах: им по 43 года, а их язык даже не поворачивается женщинами назвать, они девушки! Это очень мощная энергетическая подпитка за счет того, что ты участвуешь в чем-то таком, что не каждый может увидеть. Можешь подержать в руках нового человека, поздороваться с ним – а я всегда здороваюсь, беру его за пальчики, говорю: «Привет, чувачок, добро пожаловать в наш прекрасный мир!». Все эти годы я еду на работу, захожу в «родилку», и каждый раз сердце замирает: «Ну что там? Сколько их там? Как они?».

- Как Вам видится роль акушера в этом таинстве родов?

- Твоя задача, помочь женщине, если она не понимает, что происходит, если ей страшно, ей больно. Акушерство – не руки подставить и принять. В большей части это психотерапия. Это какие-то струны задеть, расслабить, рассмешить. Я себя ощущаю маяком, благодаря которому корабль придет в нужное место.

Очень важно понимать, что от тебя зависит не настолько много, как этому привыкли придавать значение. От акушера, конечно, зависит что-то, какие-то физиологические аспекты. Но ты не главный в этом процессе вообще, ты проводник. И когда ты эту роль проводника принимаешь, ты по-другому относишься ко всему – например, никого не «строишь». Страшно подумать, но в советские времена роддома – это, как моя заведующая говорит, «фашистские застенки» были. Это реально так и было отчасти. Сейчас все по-другому.

- Что изменилось?

- Сейчас установилось трепетное отношение к материнству. Встречая женщину на пороге, ты стараешься улыбнуться, пошутить, чтобы человек не чувствовал, что попал на враждебную территорию. Чтобы видел дружественных ему позитивно настроенных людей, готовых вести диалог. Чтобы понимал, что его не будут строить, а просто поднаправят. Но это касается только осознанного материнства. Есть женщины, которые вроде готовы быть матерями, потому что это отчасти навязано обществом: вроде они живут уже лет пять, вроде уже надо детей. Но это не осознанное материнство. Бывает, приходит человек в роддом, и мне понятно, с каким багажом он пришел – женщина поинтересовалась чем-то, почитала, походила на курсы, хоть немного прониклась темой. Понятно, что очень глубоко это изучать и не надо, про акушерство читать томами, но хоть морально подготовиться стоит. А некоторые приходят: «Ну давайте, помогайте мне». Хотя этого уже меньше сейчас. Я вижу их очень хорошо – тех, кто пришел сознательно к этому. Их никто не заставлял, это было их зрелое решение, выращенное. Вот тогда это благодатная почва.

- Чем отличаются «осознанные мамы»? Они берут ответственность за себя?

- Да, это как раз об ответственности, которую ты готова или не готова взять. Кстати, институт абортов сейчас уходит, есть такая тенденция. Даже по статистике: мы открылись в 2009 году. В первый год у нас было 53 аборта за год, а уже на следующий год их было всего два. Это тоже говорит о том, что люди идут к материнству более сознательно. Рожают не потому, что «так получилось», а потому, что они готовы к этому. Женщины приходят уже подготовленные, они знают, что это их Голгофа. Вот сегодня настал тот день, когда нужно взойти на эту гору для того, чтобы стать счастливее. Материнство же делает людей счастливее, в общем и целом. Оно для того, чтобы человек продолжение себя увидел, чтобы понял, что на нем все не заканчивается, что он продолжится и переродится в миллионах жизнях в своих детях, во внуках и правнуках.

- Как отличаются роды таких «осознанных мам» и, назовем их, «обычных»?

- Залог успешных родов на 90% зависит от головы. Если женщина пришла подготовленная, и она знает, что будет и она к этому готова, то ей это даже в процессе приносит радость. Это как ты делаешь что-то, мастеришь, и потом получается у тебя, допустим, прекрасный замок. Ты же испытываешь от этого радость: «Ух ты, получилось!». И так же те, кто пришел осознанно, для них это – ух, здорово! И у кого это получилось, те раскрываются прямо на глазах, мгновенно. Кто подошел к этому с позиции «мне будет больно и страшно», так к этому и относятся. И начинают получать с этого какие-то социальные дивиденды: звонить всем и говорить: «Ой, это было так ужасно, так больно, но, слава Богу, все закончилось». Что было ужасно? Как это могло быть ужасно? Боль – это то, с чем мы периодически сталкиваемся. Кто-то ломал ногу, руку, но знал, что поболит и перестанет, заживет, снова будешь в седле. Так и не здесь: не надо воспринимать роды как что-то ужасное, через что надо пройти. Есть определенные техники, которые помогают уменьшению боли. Дыхание – самая главная техника родов. Причем используется всего три типа дыхания, и если им обучить, они будут естественными помощниками, как и душ, и мяч.

Конечно, проще всего сделать укол, поставить анестезию – и все, я лежу, загораю, ничего не делаю, ничего не чувствую, ничего не происходит. Некоторым, кто боится боли, так действительно проще. А кто со знанием дела подошел, те к анестезии относятся с опаской, говорят: «Я лучше сама».

Это равносильно тому, как кто-то хочет достичь чего-то хорошего, но говорит: «Я туда не пойду, потому что по дороге придется много всего испытать». А кто-то говорит: «Да, это мой путь, я должен его пройти, неважно, что я встречу, моих внутренних сил хватит, чтобы это сделать».

- Вы говорите, что от акушера в родах все зависит лишь отчасти? А что именно зависит от мамы?

- О, от мамы в родах очень многое зависит. От ее поведения, от того, насколько она ждет малыша, насколько она его любит. Если она готова ко встрече с ним, она помогает ему родиться. В этом секрет: она понимает, что ему надо тоже помочь, что ему тоже страшно и больно, и что для него это стресс. Там было темно, сыро, там был стук сердца мамы, приглушенные голоса. А тут яркий свет, много людей громко разговаривает вокруг – конечно, ему страшно. Для меня самый волнительный момент во всем этом процессе – прикладывание к груди. Очень важно приложить ребенка в первые минуты жизни, это их с мамой первый тактильный контакт. В этот момент женщина понимает, что это маленькое существо сейчас полностью зависит от нее, делает свои первые движения, включает свои первые инстинкты. Она в этот момент понимает, что стала мамой, что вот оно, мое чудо.

- Вы можете посоветовать, как готовиться к родам?

- Сейчас так много информации, что женщины теряются, не понимая, какая из них правильная. Многое зависит от выбора курсов, от подготовки. Я когда готовила свои курсы, мониторила множество других и видела, что большинство – просто вытягивание денег ни за что. Курсы нужны, чтобы уйти от мысли о том, что мне будет тяжело и больно, чтобы поработать со страхами.

Нужно внимательно выбирать сердцем роддом, человека, который будет участвовать с тобой в этом процессе, проведет тебя через него. Ты приходишь, общаешься немного и чувствуешь – будет ли у тебя контакт с этим человеком, можешь ли доверить ему самое дорогое – жизнь твоего ребенка. Если нет – не надо туда ходить, что бы ни говорили родственники, знакомые. Если ты поговорила с врачом и у тебя возникает внутреннее ощущение, что ты доверяешь этому доктору, этой акушерке, то надо идти туда. Только сердцем надо выбирать. «Женщина» ведь равно «интуиция». Кроме того, во время беременности все эти каналы открыты, потому что у тебя кроме ответственности за себя появляется ответственность за другого человека.

- Современные технологии проникают в процесс родов?

- Есть такой момент, что стала очень быстрой связь с родственниками. Сфотографировать ребеночка, отправить всем сообщения, сказать, что родила, что все получилось – это да. Есть новые технологии в виде медицинской аппаратуры, но как таковой этот процесс всегда останется за закрытой дверью. Сама природа сделала это таинством, чтобы этого не видел никто, чтобы это не происходило публично. Не зря природой заложено, что роды проходят в укромном месте, под покровом ночи. И у людей чаще всего это происходит ночью, это зависит от гормона родов окситоцина, его больше вырабатывается в ночное время. Поэтому мне не нравится, когда актеры устраивают из родов шоу и публичное зрелище.

- Помимо осознанного материнства есть какие-то еще современные тенденции?

- Люди перестали бояться рожать поздно. Никого не называют старородящими. Раньше был такой диагноз «возрастная первородящая». Вообще был диагноз «старая первородящая». Как может быть первородящая старой? Если она рожает – она уже не старая. Сейчас средний возраст тех, кто рожает первый раз – лет 25-28. Но стало очень много тех, кто не боится рожать в возрасте 38 и больше. Люди перестали бояться, что чего-то там не успеют, не сделают, не дадут образование. И я очень хорошо к этому отношусь. Потому что доказано, что роды, между прочим, в возрасте 40 лет мало того, что омолаживают организм, они заставляют сердечно-сосудистую систему работать лучше. Это профилактика инсультов и инфарктов и улучшение работы мозга. Если ты готова к этому внутренне, то как можно не рожать? «Когда моему ребенку будет 20, мне будет 60». И что? Ты будешь мамой, ну такой, в возрасте, с опытом. В общем, я «за»!

- Вы согласны с той теорией, что дети «даются» свыше или что они сами выбирают себе родителей?

- Нам дается все тогда, когда нужно. Не надо принимать мир как карающую организацию – мол, мне не дается что-то как какое-то наказание. Здесь все дается вовремя, тогда, когда ты к этому готов. И дети приходят в этот мир иногда для того, чтобы научить тебя чему-то, чтобы ты стал лучше. Для твоего духовного личностного роста. Я считаю, что каждый ребенок родившийся – он не просто так приходит. Если его очень ждут, если его хотят, он обязательно приходит. И если что-то не получается – может, что-то надо изменить в себе?

Текст: Евгения Авраменко

Фото: Евгения Авраменко / НЕВСКИЕ НОВОСТИ

Новости партнеров: