ИСКУССТВО | Интервью с художником ИГОРЕМ БОЛОТОВЫМ

22.10.2013 11:12 297
На Заячьем острове начались масштабные работы по воссозданию большой

На Заячьем острове начались масштабные работы по воссозданию большой художественной композиции восточном фронтоне Петропавловского собора. О том, как будет воплощаться замысел знаменитого архитектора Доменико Трезини, а также о своем творческом пути рассказывает исполнитель проекта, художник ИГОРЬ ВЛАДИМИРОВИЧ БОЛОТОВ. 

- Игорь Владимирович, расскажите, пожалуйста, о проекте, над которым Вы сейчас работаете. Что происходит с самым сердцем Петербурга, Петропавловским собором?

 - Я участвую в воссоздании утраченной росписи на восточном фронтоне собора. По замыслу Доменико Трезини, эту часть здания должна была украшать большая композиция «Предстояние Петра и Павла Господу». Есть сведения, что Петр I лично давал поручение архиепископу Феофану Прокоповичу найти достойного художника для этой работы. Художник нашелся, но по неизвестным причинам картина написана не была.

 - Что же вам придется реконструировать, если замысел Трезини не был воплощен в жизнь?

 - На мой взляд, очень важно, чтобы была воплощена авторская, «трезиньевская» идея. Замыслы петровской эпохи были грандиозные, проекты – продуманными. Просто по каким-то причинам, нам неизвестным, работа не была окончена. Но, если не ошибаюсь с датой, в 1849 по предложению Железнодорожного ведомства было принято решение эту картину все-таки написать. Художник Титов пишет ее маслом по штукатурке, в той же технике, что была написана «Тайная вечеря» в Италии. Но в сыром Петербурге краска с фасада полностью облезла уже через 15 лет, ее счистили полностью, а картину переписал художник Бальдини. И опять маслом… В 1908 году ее переписывают заново. Последняя более-менее четкая фотография этой росписи датирована 1948-м годом. А потом – снова разрушение, попытки советских реставраторов законсервировать фасад... И вот, в 2013 году картину предстоит восстановить заново. Была идея даже выполнить ее в технике мозаики, но выбрали в итоге стойкие силикатные краски…

 - По Вашим расчетам, много ли времени уйдет на восстановление картины?

 - Трудно озвучивать цифры. Фасадным работам, которые начинаются сейчас, предшествовала долгая исследовательская работа совместно с искусствоведами и многими другими специалистами. В сборе материала в архивах города очень помогла искусствовед Ксения Грюнберг, большую поддержку оказала М.О.Логунова, сотрудник Государственного музея истории Санкт-Петербурга. Одобрил и благословил работу отец Александр Федоров, настоятель Петропавловского Собора, одновременно возглавляющий комиссию Санкт-Петербурга по развитию церковного искусства. Будучи архитектором по образованию, он давал очень ценные советы, помогал разобраться в символике. Где-то с мая месяца я занимался сбором материала и созданием эскизов реконструкции, в ризнице Петропавловского собора создавался эскиз на картоне в полную величину, а это несколько метров в высоту и ширину. Три гигантские фигуры я рисовал не торопясь, потому что это единственная возможность увидеть всю роспись целиком. В момент воплощения ее на фасаде уже нельзя будет отойти и посмотреть со стороны. Я буду работать на трех ярусах, которые будут делить мою композицию по горизонтали на три части: верхняя часть, условно, это головы, небо и изображение Святого Духа, средняя часть — это руки, книги, и нижняя часть - там, где ноги. Эти все три части я буду писать по отдельности, переходя с яруса на ярус.

 - Работа в осенний период не создаст проблем, все-таки краски не любят влажность и низкие температуры?

 - Нет. Сейчас используются новые технологии. Мы живем не в средневековье, когда церкви расписывали только летом. На фасаде под пленкой на время  росписи будет создан необходимый микроклимат.

 - Это ведь не первая Ваша работа по реконструкции старинных росписей, до этого, по нашим сведениям, был знаменитый Никольский Морской Собор в Кронштадте?

 - В Морском Соборе в Кронштадте я восстанавливал большие композиции «Уверение Фомы», «Явление Господа Марии Магдалине», «Жены-мироносицы у гроба Господня», «Явление Господа на пути в Эммаус». Мне было очень интересно работать в этом соборе: он очень звучный, такой «цветовик», если говорить языком художников. Основная масса настенных росписей, которые мне довелось реконструировать, принадлежала кисти художника Васильева. Он очень экспрессивный, у него драматичный цвет, сложнейшие расколеровки и линия безумца просто!

- К тому, чтобы заниматься реконструкцией, душа с детства лежала?

 - Я художник. В 1984 году я закончил живописный факультет Академии Художеств, специализация - русская икона, реставрация русской иконы.  Но еще во время учебы я понял, что не намерен связывать свою судьбу с музейной реставрацией. В юности, под впечатлением от поездок в Псков и Новгород, возникало желание заниматься росписями, но я в итоге выбрал для себя путь вольно определяющегося художника. Просто так распорядилась судьба, мне довелось поработать с древними иконами, познать богатейший мир русской иконы. Это обогатило мою живопись, то, чем я занимаюсь более 20-ти лет… А стать на время реконструктором, человеком воссоздающим в Кронштадском соборе и в Петропавловском соборе, мне просто посчастливилось.

Новости партнеров: