ОБРАЗОВАНИЕ | Интервью с Ольгой Романовой, заместителем директора по учебно-воспитательной работе общеобразовательной школы № 193

25.10.2013 12:41 264
В начале учебного года корреспондент «НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ» побеседовал с

В начале учебного года корреспондент «НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ» побеседовал с заместителем директора по учебно-воспитательной работе общеобразовательной школы № 193 Ольгой Владимировной Романовой

- Ольга Владимировна, недавно Вы получили звание «Почетный работник общего образования Российской Федерации». Это произошло накануне учебного года?

- Да, мне вручили награду на районном педагогическом совете в конце августа.

- Скажите, пожалуйста, для Вас как педагога эта регалия имеет большое значение?

- С одной стороны, очень приятно, когда присваивается такое звание. С другой стороны, я, конечно, понимаю, что это звание еще и ко многому обязывает. А то, что я удостоилась такого звания, не только моя заслуга. Если бы не наш коллектив, не моя школа, то, может быть, я и не состоялась бы как почетный работник образования. Такое звание можно воспринимать как оценку не только моей деятельности, но и всего коллектива в целом. Честно говоря, эту награду я только так и воспринимаю.

- Вы сказали – «моя школа», а я слышала, что это действительно Ваша школа, что Вы выпускница этой школы, т. е. получается, что Вы закончили эту школу, пошли учиться в  институт и потом сразу пришли сюда работать?

- На самом деле, я не просто выпускница, я в этой школе училась с первого по десятый класс включительно. После окончания школы я поступила в Ленинградский педагогический институт

им. А.И. Герцена, затем несколько лет проработала в школе Кировского района, куда меня направили по распределению. Потом, после рождения второго ребенка, я решила перейти  на работу ближе к месту жительства –  я всегда жила здесь, рядом со школой, – так и пришла сюда работать сначала учителем, а потом стала заместителем директора. В августе этого года было двадцать два года, как я работаю в школе № 193.

- Каков Ваш общий педагогический стаж?

- Уже тридцать один год.

- Вы очень давно работаете в сфере образования! Мне кажется, что за этот период времени произошло много важных для общества изменений во всех сферах жизни. Естественно, школа тоже не осталась в стороне. Как вам кажется, каковы принципиальные отличия сегодняшней школы и школы прошлых лет? Было бы интересно увидеть их глазами не стороннего человека и даже не родителя, а человека, который находится внутри системы.

- Вопрос непростой. В первую очередь, конечно, меняются дети. В соответствии с этим, меняется и наш профессиональный подход: мы меняем формы, методы работы с учениками. Сейчас уже, разумеется, работать с ними так, как раньше, не получается. Да это и нецелесообразно, потому что нынешние мальчики и девочки – это дети информационного поколения. Сравнивая с тем, как нас учили, понимаешь, что на месте стоять нельзя. Но хочу сказать: нас учили очень хорошо, мы выходили из школы с огромным багажом знаний и легко применяли эти знания в жизни. Сейчас, к сожалению, дети не могут усваивать большой объем знаний, значит,  мы  должны научить их тому, чтобы они умели находить знания и брать их из разных источников, понимали, где и как их применить в жизни, каким образом ориентироваться и в пространстве, и во времени, сделать так, чтобы они были компетентными и конкурентноспособными. Вот в этом заключается основное изменение, как мне кажется.

- Можно ли сказать, что у вас есть некоторая профессиональная ностальгия по периоду советской школы, которую в действительности большинство людей, в частности педагогов, оценивает очень положительно? Какие традиции советской школы дошли до настоящего времени?

- Про легкую ностальгию – правда, но это, скорее, базовый положительный эмоциональный фон, который ни в коем случае не мешает, а, наоборот, помогает в работе в школе сегодняшней. А если говорить о традициях, то, прежде всего, это дисциплина в школе: она как была раньше, так и должна быть, несмотря на то, что дети стали более раскованными, более свободными в своих проявлениях. Дисциплина – это не подавление свободы ученика, это умение управлять собой, своими эмоциями, что очень важно в современном мире. Тяжело и даже, скорее всего, невозможно передавать детям свои знания, когда тебя не слышат.  

      Традиционна внеклассная работа, которая всегда была в школе. По новым стандартам, очень много внимания уделяется именно внеурочной деятельности. И это правильно, ребенок имеет возможность учиться и развиваться не только на уроках. Вспоминая, как мы учились, я понимаю: очень много нового и необходимого для своего развития мы узнавали и получали вне уроков. Всем классом мы ходили в театры, на экскурсии, в походы, проводили конкурсы, КВНы, это было очень увлекательно. Нам было интересно и учиться, и общаться друг с другом после уроков. А вся внеурочная деятельность нисколько не мешала нам учиться, а наоборот стимулировала.

     Учащиеся нашей школы тоже с большим удовольствием включаются в такую работу, особенно в  последние два года. Мы с ребятами  регулярно участвуем в конкурсах, акциях, соревнованиях, интерактивных играх, в этом году были участниками туристических слётов «Лемболовский рубеж» и городского слета спортивных клубов. Это важная часть школьной жизни. Нам очень помогает администрация Центрального района в лице М.Д. Щербаковой, районный отдел образования во главе с Н.Г.Симаковой. Мы также очень благодарны главе муниципального образования «Литейный округ» Павлу Валерьевичу Дайняку и депутату Законодательного собрания Санкт-Петербурга Сергею Владимировичу Шатуновскому за их активный вклад в развитие нашей школы. Только за сентябрь и октябрь ученики школы смогли посетить интерактивную игру-экскурсию в Кунсткамере, игровую программу «Настоящий солдат» в музее А.В.Суворова, экскурсию в п. Песочный

с посещением церкви Серафима Саровского, пешеходную экскурсию «Блокадный Ленинград». Состоялась поездка «Минск – Хатынь – Мир», которая оставила неизгладимое впечатление у наших ребят и учителей.

    А если говорить о том, что касается собственно учебного процесса, продолжая разговор о положительных традициях, могу сказать: хороший педагог, обладающий большим багажом знаний и богатым внутренним миром, всегда стремится передать своим ученикам всё самое лучшее. Такие учителя всегда были и будут в школе.

- Вы говорите о том, что каждый хороший учитель – это личность, индивидуальность, который, можно сказать, «окрашивает» информацию своим собственным профессиональным опытом?

- Совершенно верно. У каждого учителя есть и своя манера преподавания, и свои методы ведения урока. Естественно, его личность накладывает отпечаток на учебный процесс. Тем ответственнее мы должны относиться  к каждому слову, сказанному ученикам.  Я, как заместитель директора, знаю, какие сильные стороны есть у того или иного учителя. Это тоже помогает в работе, потому что человек раскрывается сам и передает детям все, что он умеет и знает.

- Ольга Владимировна, расскажите, пожалуйста, о своем педагогическом коллективе. В нем традиционно больше женщин?

- Да, наш коллектив в основном состоит из женщин. Но мужчины тоже есть – например, очень хороший педагог-организатор, учитель физики. В этом году к нам пришел молодой преподаватель информатики, который еще продолжает учиться в университете.

- Скажите, ваш педагогический состав пополняется новыми кадрами, или вы все-таки стараетесь удержать основной костяк, который есть в школе? Безусловно, очень важно, когда отношения в коллективе, как в большой семье, когда педагоги сработаны во всех отношениях, когда внутри есть взаимопонимание.

-  Да, взаимопонимание у нас в коллективе очень хорошее, мы всегда можем решить трудные вопросы. А состав нашего коллектива за то время, которое я здесь работаю, конечно же, изменился. Бывают обстоятельства, когда людям приходится менять место жительства и, соответственно, место работы. Кто-то уходит на пенсию. Но есть и те, кто работает у нас десятилетиями.  Приходят и новые учителя. Замечательно, что уже третий год подряд в коллектив вливаются молодые педагоги. С ними интересно работать.

- Потому что они другие?

- Да, они другие, и тем интереснее процесс, тем больше мы можем быть полезны друг другу. Представители нашего поколения, уже заслуженного, являются наставниками для молодых специалистов. У нас в этом году шесть молодых учителей – это очень ответственно, скажем так. Двое из наших молодых учителей учатся в магистратуре, кто-то учится на пятом курсе, но пришел уже к нам работать и, судя по всему, останется. А если говорить о среднем возрасте нашего коллектива, то, пожалуй, это сорок лет.

- Получается, что ваш коллектив отличается широким возрастным диапазоном?

- Я даже могу обозначить этот диапазон: от двадцати одного года до семидесяти двух.

- Это интересно. Я думаю, что взаимодействие поколений имеет большое значение, в том числе в таких вопросах, как информирование молодежи о важнейших исторических периодах в жизни нашей страны и нашего города. Я имею в виду блокадное прошлое Ленинграда и в целом Великую Отечественную войну. Важно, чтобы молодежь имела соприкосновение с тем временем через связь с предыдущими поколениями.

- Я с вами согласна. Это позволяет заложить в детей определенные знания, обеспечить их будущее запасом какой-то прочности и преемственности. Это как в семье: чем больше поколений внутри нее, тем лучше. Семья более гармонична, у такой семьи есть прошлое, настоящее и будущее.

- Мы с Вами таким образом как бы спроецировали семью как индивидуальную ячейку общества на школу, ведь школа, в некотором смысле, тоже семья. В то же время, существует и оборотная сторона медали: сегодня прослеживается тенденция, когда родители перекладывают ответственность за воспитание детей на школу, причем целиком и полностью. Получается, когда с их ребенком что-то происходит, то они как бы ни в чем не виноваты: мол, мы же отводим ребенка в школу каждый день, там и должны были позаботиться о том, чтобы мой ребенок не был хулиганом или наркоманом. Что вы думаете об этом и сталкиваетесь ли вы с родителями, у которых такая позиция?

- Такая позиция действительно есть, и это, конечно, очень настораживает и печалит. Я думаю, когда родители перекладывают всю ответственность на школу, это, скорее, происходит оттого, что они не знают, как быть со своими детьми, которые выходят из-под родительского контроля. Они чувствуют свою беспомощность и не понимают, как нужно действовать. Не в обиду будет сказано, но они не заложили в своих детей до определенного возраста те качества, которые должны потом обеспечивать какую-то отдачу, и тогда родители не знают, что нужно делать с собственным ребенком, и им легче всего сказать, что виновата школа. Конечно, у школы очень большая ответственность за обучение и воспитание детей, но мы можем работать действительно хорошо только тогда, когда родители являются нашими союзниками. Поэтому мы всегда говорим: «Уважаемые родители, пожалуйста, приходите к нам, мы всегда рады вас видеть. Побеседуем, если есть какие-то проблемы и трудности с детьми, выработаем совместные решения и найдем способы, чтобы помочь вашему ребенку».  Но когда родители говорят: «Я не могу заниматься ребенком, я целыми днями работаю» – это, как минимум, несправедливо, потому что мы тоже работаем.

   Иногда приходится, к сожалению, напоминать некоторым родителям о том, что написано в Законе об образовании: «Родители несовершеннолетних обучающихся имеют преимущественное право на обучение и воспитание детей перед всеми другими лицами. Они обязаны заложить основы физического, нравственного и интеллектуального развития личности ребенка». С нашими родителями  мы чаще всего находим общий язык, даже если возникают разногласия в обучении и воспитании детей. Но бывают  случаи, когда нам говорят, что ребенок не был в школе, потому что не смогли его разбудить вовремя. Что нам делать в такой ситуации?

- А бывает и такое?

- Да, и учить такого ребенка очень тяжело. Родители должны понимать, что у них есть определенные обязанности, которые школа выполнять не может и не должна. К примеру, если ребенок не делает домашнее задание, то, конечно, у него будут определенные проблемы с учебой в школе, потому что выучить на уроке абсолютно все невозможно. А если учесть, что у детей сейчас, как говорят психологи, «клиповое» мышление, то надо закреплять полученную в школе информацию и дома.

- Да, в обществе разносится немало различных высказываний, недовольства в адрес школы. Мол, вот вы, педагоги, обязаны, а мы, родители, уже как будто сделали свое дело самим фактом существования этого конкретного ребенка…

- Родители, видимо, забывают, что если в детстве, то есть до школы, в ребенка не вложено то, что нужно и должно – элементарные знания правил и нормы культуры поведения, включая нормы взаимоотношения в семье, то все эти «недоработки» он переносит в школу. Конечно, тяжело идти наперекор родителям, когда они говорят: нам (имеется в виду, нашему ребенку) это не нужно, а учителя зачем-то заставляют это учить… Очень обидно, что родители не понимают: такое безответственное отношение к учебному процессу, которое они сами развивают в ребенке, может впоследствии отразиться на них самих тем или иным образом.

- Конечно, ведь ребенок не перестанет быть их ребенком.

- Разумеется. Перед тем,  как пойти куда-то жаловаться, родитель, возможно, должен задать себе вопрос: а все ли я сделал для того, чтобы у ребенка не было проблем с учебой? Допустим, возникает какой-то конфликт между учениками или даже учителем и учеником. Очень тяжело бывает разрешить конфликт, если ребенку с детства внушается в семье, что он всегда прав и что все вокруг ему должны, забывая, что у каждого из нас есть ещё и обязанности. И учителя, конечно, тоже должны об этом помнить.

- Ольга Владимировна, ваша школа № 193 является общеобразовательной. Безусловно, вы общаетесь с педагогами и администрацией других школ. Скажите, существует ли отличие в контингенте обычной и специализированной школы?

   - Поскольку я работала всегда только в общеобразовательных школах, не могу на сто процентов судить о контингенте в других школах. Думаю, что в школах с углубленным изучением предметов, гимназиях, лицеях тоже учатся разные дети, как и у нас. Но было бы  несправедливо говорить о том, что в данных школах такие же дети.  Конечно,  учиться там труднее, чем в общеобразовательной: нагрузка больше, но все-таки дети туда идут. Гимназия это гимназия, лицей это лицей. Везде свой спрос. Если родители хорошо знают своего ребенка и правильно оценивают его способности, то, конечно, они стараются отправить его в ту школу, где, предположим, два языка или еще какие-то дополнительные возможности. Но в общеобразовательной школе тоже можно хорошо учиться и получать достойное образование. В нашей школе всегда были и золотые медалисты, и серебряные, которые получали высокие баллы на экзаменах и поступали в престижные вузы. Не буду долго рассуждать по поводу контингента. В каждой школе свои особенности, но я уверена, что хорошо учиться и получать знания можно везде. Это зависит от компетентности коллектива школы во главе с директором, от желания и возможностей самих учеников и от совместных усилий родителей и школы.

- Как вы считаете, чем, прежде всего, должны руководствоваться родители при выборе школы? Может быть, у кого-то этот вопрос заведомо решен, и выбор происходит по территориальному принципу.

- На мой взгляд, родители в первую очередь должны проанализировать склонности и способности ребенка и понять, сможет ли он учиться в лицее или гимназии. Во-вторых, в возрасте 6-7 лет ребенок уже способен проявить себя в плане талантов. Возможно, он серьезно занимается музыкой или спортом, и тогда ему не обязательно идти в специализированную школу. Также необходимо учитывать и здоровье ребенка – как физическое, так и психологическое, которое напрямую зависит от нагрузки, вернее сказать, перегрузки.

- Но наверняка бывают и другие ситуации, когда родители видят, что их ребенок талантлив, и вместо выбора общеобразовательной школы отдают его в специализированную, чтобы он выучил еще пять языков и проявил себя и в музыке, и в спорте, во всем-всем. В итоге это очень перегружает детей.

- Знаете, я понимаю таких родителей: не всегда можно увидеть сразу, в какой именно области раскроется  талантливый ребенок, и родителям очень хочется, чтобы он попробовал себя в разных областях. А кто-то так хорошо знает своего ребенка, что уверен в его способностях на сто процентов. Почему же не развивать то, что ребенку дано свыше!

- Но все-таки родителям нужно быть ближе к реальности и стараться лучше узнать своего ребенка, а не исходить из своих собственных амбиций и желаний – мол, если мне не удалось стать великим математиком, пусть им будет мой сын!

- Быть ближе к реальности  - это самое главное! Очень больно видеть ребенка, который насколько загружен, что не понимает, куда ему сейчас нужно бежать… и у него вдруг начинаются просто провалы, он не может хорошо учиться, потому что он еще и там, и там, и там… и у него несколько предметов специализированных, и ему действительно очень тяжело. А когда ребенок идет в первый класс, это вообще для него новый этап в жизни. И в этом возрасте к ребенку нужно быть особенно внимательными. А процесс обучения должен быть позитивным, даже если ребенку трудно.

- Ольга Владимировна, наверное, если у ребенка случается перегруз и он начинает плохо учиться в школе, с «провалами», как вы говорите, то это уже можно расценивать как стресс, который в целом может плохо повлиять на всю его дальнейшую жизнь?

- Да. Тогда, например, многие родители переводят сына или дочь из гимназии или лицея в общеобразовательную школу. Это может произойти в любом классе, смотря когда родитель поймет, что если его ребенок останется в данной школе, то учиться дальше он будет все хуже и хуже. Решение родителей о переводе  - это неплохо, если всё сделано для того, чтобы помочь ребенку, но это не дало результатов.

- Получается, важнее всего, чтобы он психологически хорошо себя ощущал.

- Ребенок должен чувствовать себя комфортно в школе. Для психологического здоровья ребенка, да и для окружающих его людей, очень важно, чтобы он был успешен в учебе. Когда ребенок спокоен в школе, уверен в себе  - это очень сказывается на его отношениях с одноклассниками, учителями и родителями. Поэтому главное, чтобы ребенку были посильны и учеба, и дополнительные занятия.

- Ольга Владимировна, давайте поговорим теперь о самой волнующей всех теме, которая обсуждается жарче всего, – о ЕГЭ. Как вы вообще со всем этим справляетесь? По вашему профессиональному мнению, какие-то изменения в будущем неизбежны, поскольку есть немало сопроводительных проблем с ЕГЭ, или, наоборот, вы видите – мол, уже прожили с ним несколько лет, как-то приспособились, дальше будет только лучше?

- Наверное, мы уже все-таки привыкли к ЕГЭ. По крайней мере, лично я воспринимаю это уже как данность, которую мы не изменим. Соответственно, нужно работать так, чтобы подготовить наших учеников  к спокойной сдаче ЕГЭ. Конечно, есть моменты, которые не очень нравятся. Например, я очень жалею, что дети не сдают литературу устно, потому что они должны уметь говорить, уметь рассказывать, уметь эмоционально передавать свои чувства. С другой стороны, есть предметы, которые разумнее сдавать в форме ЕГЭ. Мы просто стараемся учить детей, подготавливать их так, чтобы они достойно сдали экзамены.

- Что из себя представляет эта подготовка к ЕГЭ? С обычными экзаменами все было более понятно: в течение года ты вкладываешь в ребенка какие-то знания, проверяешь, насколько хорошо он усвоил материал, поэтому сама подготовка к экзаменам как-то особенно не выделялась. Готовиться к поступлению в какое-то специализированное учебное заведение – это уже другой коленкор: выбираются дисциплины, которые необходимо подтянуть и усилить, в этом и заключается подготовка. А как теперь обстоит ситуация?

- Суть подготовки к ЕГЭ не особенно изменилась. Как Вы сказали, в течение года мы  вкладываем в ребенка знания, проверяем, насколько хорошо он усвоил материал. Так было и раньше. Мы изучаем новый материал по предметам (программы выполнять необходимо!), повторяем и закрепляем пройденное. Нынешняя форма ЕГЭ предполагает, что мы должны научить детей решать тесты, чтобы они в них ориентировались, чтобы это не стало для них стрессом на самом экзамене. Поэтому учащиеся с тестами знакомятся уже в начальной школе. А в старшей школе мы готовим учащихся по материалам прошлых лет, по демонстрационным версиям и различным  сборникам, содержащим материалы к ЕГЭ. Когда дети приходят сдавать экзамен, сама форма ЕГЭ уже не является для них проблемой.  А вот содержание тестов – это и есть проверка тех знаний, которые учащиеся получали, обучаясь в основной и старшей школах. А если учащемуся для поступления в ВУЗ необходимы определенные предметы, то он должен в течение года приложить все усилия, чтобы освоить программу и закрепить пройденное так, чтобы быть подготовленным к ЕГЭ. Поэтому ученики часто занимаются дополнительно по разным предметам в школе или на курсах.

   Несмотря на то, что у нас общеобразовательная школа, мы все-таки стараемся держать планку и учащихся, которые не сдали ЕГЭ по обязательным предметам, т.е. русскому языку и математике, в последние годы  у  нас не было.

- А бывает такое, что ученик отчисляется за какие-то проступки?

- Нет, мы таких детей не отчисляем. С ними работают педагоги, психологи, социальные работники. Если есть необходимость, то вызываем детей и родителей на педсовет.

- Много ли  случаев, когда дети на второй год остаются?

- Конечно, такие случаи есть. Особенно, если ребенок  по каким-то причинам не ходит в школу, или если к нам переводят ребенка из другой школы, который и там не учился, и у нас не учится. Мы работаем с ними по мере сил. Обстоятельства бывают разные. Кстати, могу привести пример: девочка пришла к нам в школу, очень много  пропустила  уроков, ее оставили на второй год – и тут она вдруг начала учиться, и очень успешно! Понимаете, ситуации разные бывают, и к каждому ученику нужен индивидуальный подход. Кому-то тяжело дается учеба, у него в семье какая-то трудная жизненная ситуация, тогда мы стараемся приглашать его на дополнительные бесплатные занятия, какие есть в школе, или рекомендуем посещать  группу продленного дня, чтобы он занимался под присмотром педагогов и воспользовался их помощью.

- Насколько востребована группа продленного дня, много ли в ней детей?

- В начальной школе у нас практически все дети ходят в группу продленного дня. Когда ребенок маленький, родители все-таки стараются оставлять его в «продленке», чтобы он и уроки сделал, и еще чем-нибудь позанимался дополнительно – в спортивном клубе, который второй год работает в нашей школе, или в разных кружках. Их ведут и наши педагоги, и сотрудники Дома творчества «Преображенский», с которым мы очень давно и плодотворно сотрудничаем.

- Я так понимаю, сами дети не против того, чтобы провести в школе еще какое-то время?

- Сейчас, когда у нас увеличилось количество кружков, дополнительных занятий, есть спортивный клуб дети дольше стали оставаться в школе, и нас такая тенденция очень радует! Это хорошо, потому что дети должны общаться друг с другом и с учителями не только в рамках учебной деятельности. Соответственно, если дети тянутся к какому-то учителю, то они могут дополнительно посетить кружок, который ведет этот педагог. Вот, например, наши шестиклассники любят кружок «В мире литературного слова».

- А что они там делают?

- Вместе с учителем анализируют литературные произведения, учатся выразительно читать, понимать литературу, расширяют восприятие произведений на другом уровне – с помощью рисунка, музыки, чтобы понять красоту произведения, чтобы оно осталось не только на уровне «прочитал, отложил и забыл».

- Ольга Владимировна, сейчас очень многие сетуют на падение грамотности в целом. Как вам кажется, это обосновано? Не придумано?

- Нет, это не придумано.

- Кто-то говорит: это просто все сейчас так общаются, больше переписываются в интернете и так далее, где-то за тобой компьютер лишний раз грамотность подправит, а писем на бумаге уже почти не пишут, потому и не видно, насколько человек на самом деле грамотный…

- Это действительно так. С одной стороны, дети стали меньше читать художественную литературу, и это сказывается. Они все чаще общаются при  помощи компьютерных технологий, а там грамотность не требуется, особенно в социальных сетях. Когда дети переписываются – скажем, на сайте «ВКонтакте», – у них своя манера письма, они и слова так искажают, что больно! Ну не должно быть такого! Разве что иногда, в шутку – это я еще как-то могу понять. Но нельзя забывать, что, раз мы говорим на русском языке, мы должны его беречь и  говорить правильно независимо от того, где мы используем  язык – пишем электронные письма, общаемся в соцсетях или воочию с собеседником. К языку всегда нужно относиться одинаково и бережно, ведь это показатель и нашей общей культуры и культуры самого человека. Любой человек, зная русский язык, не может опускаться до того, чтобы всегда использовать сленг или неграмотно писать. Русский язык красив, и это чувство красоты языка должно быть у нас в крови.

- Кстати, к вопросу о русском языке. Состав учащихся в вашей школе наверняка очень многонационален?

- Да, среди наших учеников есть представители разных национальностей, хоть их и не очень много. Конечно, и им самим очень тяжело, и учителям тяжело с ними, если ребенок не разговаривает на русском...

- А есть такие дети, которые не разговаривают?

- К сожалению, есть. Точнее, они не то что бы не разговаривают; скорее, уровень, на котором они разговаривают, является недостаточным для того, чтобы хорошо учиться.

- И как же решается эта проблема?

- Родителям таких учеников мы сразу говорим о том, что  ребенку необходимо дополнительно заниматься русским языком вне школы, дома с ним надо говорить только  по-русски (если родители сами знают язык). У  нас есть такие дети, которые пришли в нашу школу в начальной школе, практически не говоря по-русски. Учителя с ними занимались, родители им помогали, и тогда появились результаты: дети смогли освоить язык, и теперь им не тяжело учиться в школе и нормально общаться со сверстниками. Есть у нас и ученики, которые, помимо двусторонней помощи взрослых, еще и сами проявили большое старание, и теперь они учатся без троек. Есть и другие случаи, когда родители ничего не делают для того, чтобы помочь своему ребенку выучить язык.

  Есть ещё одна проблема. Наши учителя по многим причинам не могут индивидуально преподавать таким детям русский язык как иностранный. 

- У детей, плохо говорящих по-русски, возникают из-за этого сложности в коллективе?

- Знаете, на самом деле, это зависит от детей. Есть ребята, которым это совершенно не мешает, и они нормально общаются со всеми. Но есть и учащиеся, которые немножко замыкаются и стараются общаться лишь с детьми такой же национальности. Тем не менее, в нашей школе все достаточно дружно живут.

- Нет такого, что возникают конфликты, неприятие таких детей?

- Нет. Но если вдруг выясняется, что кого-то обидели, мы сразу принимаем меры на уровне родителей и своего коллектива, делаем внушения, разъяснения, стараемся  разобраться в ситуации  и затушить конфликт.

- Ольга Владимировна, из нашей беседы становится ясно, что в целом Вы достаточно положительно оцениваете нынешнее положение дел вашей школы. Мне не показалось, что существуют какие-то глобальные проблемы, или, возможно, мы их просто не обозначили? Есть что-то еще, что вас сильно беспокоит, что вам хотелось бы поменять?

- Конечно, у меня как заместителя директора есть то, что хочется поменять: это большое количество бумаг.  «Бумажная» деятельность отвлекает от процесса обучения учащихся и педагогов. Вместо того, чтобы бежать к детям, бежишь к бумагам, и ничего с этим не поделать, мне пришлось даже  отказаться от преподавательской деятельности. Я понимаю, что отчетность нужна, от нее никуда не деться, но хотелось бы, чтобы количество отчетов, мониторингов и  других видов «бумажной» деятельности сократилось.

  О глобальных проблемах здесь говорить не буду. Это долгий разговор.

  А вот нынешнее положение школы я действительно оцениваю положительно. В нашей школе становится все интереснее. Появляются молодые учителя, которые по-новому учат детей, применяя современные технологии. Опытное поколение всегда на высоте и подает пример молодым! Все учителя имеют высшее педагогическое образование и постоянно повышают свою квалификацию, участвуют в конкурсах, печатают статьи, делятся своим опытом. У нас появились новые учебные предметы, новые интересные мероприятия, традиции, новые друзья, большое количество кружков, спортивный клуб. Школа  преобразилась после ремонта. Скоро открывается новая столовая. Для первоклассников уже второй год  функционируют спальни. Мы приобретаем интерактивное оборудование, новую мебель.

   Не буду утомлять всех перечислениями.

    Свою школу я очень люблю и считаю её перспективной, несмотря на то, что она  просто общеобразовательная школа.

- Мне вообще кажется, что общеобразовательные школы должны быть обязательно. Должны быть такие простые базовые школы, не предъявляющие каких-то специальных требований, не имеющие каких-то особенностей. В действительности – это просто школа, которая должна быть в основе, а все остальное – дополнительно. Просто существует возможность выбора.

- На самом деле, выбор – это очень хорошо. Мы с вами как раз и говорили о том, что любой родитель может в соответствии со способностями своего ребенка сделать выбор, но, в то же время, хотелось бы, чтобы родители понимали: общеобразовательная школа – тоже хорошая школа.

- Говорят, сегодняшние педагоги даже посещают социальные сети для общения с учениками…

- Да, педагоги общаются таким образом с учениками, и, на самом деле, это очень часто помогает. Почему? Потому что, например, можно быстро решать даже какие-то организационные или даже учебные вопросы. Когда я говорю учителям: «Вы детям своим скажите…», они отвечают: «Хорошо-хорошо, мы напишем, они уже будут завтра все знать, все принесут, все сделают». Учитель оперативно может оповестить ребят о чем-то «ВКонтакте» или в «Фейсбуке». Или, например, учитель готовит детей к конкурсу: выдал рекомендации, ответил на вопросы, направил мысли в нужное русло. Получается быстро и хорошо. Тем более, что современным ученикам понятен такой способ общения, они к нему привыкли. Главное, чтобы учителя показывали пример высококультурного общения в социальных сетях.

- Мне кажется, важно, чтобы школа соответствовала каким-то современным реалиям. Она не должна стоять особняком: здесь у нас один мир, такой сохранившийся оазис, а за пределами школы – совсем другой мир информационных технологий. Конечно, нужно искать компромисс между этими двумя мирами.

- Да, обязательно. Но все-таки школа должна сохранять основные ценности, которые всегда были в человеческой жизни и учить детей  их видеть, воспринимать и следовать им. Жаль только, что окружающий мир не всегда эти ценности поддерживает. Вот это еще одно противоречие – наболевший, кстати, вопрос…

- Ольга Владимировна, когда вы говорите «окружающий мир», то что подразумеваете, в первую очередь? Телевидение, интернет?

- Да всё вместе. Часто мы учим наших детей одному, а жизнь заставляет их вести себя по-другому. И далеко не все имеют крепкие убеждения, чтобы противостоять. Но, тем не менее, мы стараемся любыми способами донести до наших детей вечные ценности. Уверена, что к этому стремится любая школа.

- Что ж, это ваша миссия и задача как педагогов. Большое спасибо за интервью.

Беседовала Анна Васильева

Новости партнеров: