О чем шутить с террористом: Минюст предлагает тюремщикам воспитывать заключенных «юмором» и «иронией»

05.12.2014 16:49 636
Санкт-Петербург, 5 декабря. Министерство юстиции Российской Федерации задумывается над  введением новых мер «воспитательного воздействия на осужденных
leonovСанкт-Петербург, 5 декабря. Министерство юстиции Российской Федерации задумывается над  введением новых мер «воспитательного воздействия на осужденных». Теперь заключенных в тюрьмах будут не только наказывать, наставлять и время от времени поощрять, но и начнут с ними шутить, а порой тонко иронизировать. Нововведения описаны в проекте положения Минюста «Об организации воспитательной работы с осужденными к лишению свободы». В частности, там значится, что «основными методами воспитательного воздействия на осужденных являются: убеждение (объяснение, изложение, разъяснение, поучение, наставление, ирония, шутка, пример, внушение, взрыв (обострение внутреннего конфликта), метод организации поведения (требование, показ, инструктаж, поручение, приучение, упражнение), стимулирование (одобрение, поощрение, благодарность, организация перспективного развития и др.), метод торможения или принуждения (замечание, осуждение, порицание, предупреждение, наказание). Сущность методов воспитательного воздействия и особенности их применения определяются научными психолого-педагогическими рекомендациями». В основе нововведения – намерение снизить уровень стресса у заключенных. Как сообщил ведущий научный сотрудник НИИ Федеральной службы исполнения наказаний Владислав Гриб, неформальная антистрессовая работа с заключенными – одна из задач сотрудников тюрем. При этом обычные варианты снятия стресса для большинства узников, само собой, недоступны. Приходится довольствоваться тем, что есть. «Большую часть антистрессовых методик – типа медитации, массажа и других – сложно использовать в местах принудительного содержания. Остаются только инструменты типа иронии и шутки. Формулировка в проекте не совсем удачная, можно было более научно: «использование вербальных и антистрессовых методик (юмора, иронии и т.д.)», – приводят слова эксперта «Известия». Обычно в тюрьмах настроение невеселое. Заключенные находятся в подавленном, стрессовом состоянии, и, возможно, шутка и ирония в общении тюремщиков и заключенных помогла бы напомнить последним, что они тоже люди. Инициатива Минюста продвигается в рамках концепции модернизации и гуманизации уголовно исправительной системы до 2020 года. Пока же нормы общения заключенных с начальством и всеми сотрудниками тюрьмы строго регламентированы. Осужденные обязаны здороваться при встрече с работниками исправительных учреждений, вставать, обращаться исключительно на «вы», добавляя в обращение слова «гражданин» и название должности. Сотрудники ФСИН тоже должны жестко придерживаться регламента: «гражданин», «гражданка» плюс фамилия зэка. Декан факультета психологии Санкт-Петербургского Института управления и права кандидат психологических наук Мария Пушкина считает, что с подобными инициативами нужно быть осторожнее и предварительно необходимо все хорошенько обдумать. Потому что в тюремной среде у шуток могут быть неожиданные последствия. «Стремление очеловечить отношения в тюремной среде – это, конечно же, хорошо, все, что принесет облегчение людям, отлично и лично мной приветствуется. Но некоторые инструменты воздействия на человека и его поведении при неправильном использовании могут нанести вред, – поделилась своим мнением с НЕВСКИМИ НОВОСТЯМИ Мария Пушкина. – У людей, находящихся в местах лишения свободы, обострено чувство собственного достоинства. Чувство собственного достоинства становится высшей ценностью, которую прячут, скрывают и дорожат. Кто смог сохранить чувство собственного достоинства, тот сможет не только выжить в тюремных условиях, но успешно адаптироваться в социуме, выйдя на свободу. По-этому шутки, сказанные в адрес осужденного человека,  могут быть восприняты болезненно, как завуалированное оскорбление». По словам эксперта, у людей, которые ограничены в проявлениях своей свободы, обострено чувство личной обиды за себя. Эти люди очень ранимы, и, несмотря на то, что многие из них сидят за страшные преступления, чувство собственного достоинства у них иногда очень выражено. Неправильное использование шуток, юмора может сыграть отрицательную роль. «Ситуация усложняется наличием, так называемой, тюремной субкультуры. Согласно тюремной субкультуре, шутить могут не все и не по любому поводу. Знакомы ли люди, которым придется шутить по должностным обязанностям с тюремной культурой? Не перейдут ли они шутя неписанных правил? Ведь неудачно сказанная шутка может ухудшить положение дел, вызвать немотивированную агрессию и, возможно даже, спровоцировать конфликты», – считает Пушкина. Не отпускать вожжи призывает и один из работающих в «местах, не столь отдаленных» тюремщиков, чьи слова приводят «Известия». «Вопрос о воспитательной работе с осужденными относится больше к тюремной психологии – пусть психологи с зэками и шутят, – уверен специалист. – Взаимодействие с зэками должны быть исключительно официальным, ничего личного, никаких лишних разговоров: ни о погоде, ни о здоровье, ни тем более шуток. Исключительно деловой стиль общения. Обращение только на вы, без мата и блатных разговоров. Панибратство с заключенными исключено. Парой безобидных, на взгляд человека, не знакомого с неформальной табелью о рангах, шуток можно получить полноценный бунт и море крови. Это серьезный инструмент, но он должен быть в умелых руках». Своим мнением по поводу перспектив взаимодействия заключенных и сотрудников тюрем с НЕВСКИМИ НОВОСТЯМИ поделилась кандидат психологических наук, генеральный директор «Центра социальных проектов «Белый Дом», старший научный сотрудник факультета политологии Санкт-Петербургского государственного университета Инга Бурикова. По ее мнению, внедрение более «человечного» взаимоотношения с заключенными может помочь в выполнении главной функции тюрем – «исправлению» личности, адаптации человека к нормальной жизни. «Одна из основных целей воспитательного воздействия на осужденных – это так называемое «исправление» человека и возвращение его к обычной жизни в обществе, среди других людей, возвращение его к быту и повседневности. Это как минимум. Задача максимум – повышение культурного и образовательного уровня, формирование уважительного отношения к другим.  Уже одна эта постановка вопроса традиционно является дискуссионной – возможно ли достичь таких высоких целей и чем является тюремное заключение для осужденного – перевоспитанием в «лучшего» человека или социализация его в преступном сообществе (особенно для тех, кто оказался в тюрьме впервые в своей жизни)? Известны три базовых принципа воспитания: наказание, поощрение и личный пример (убеждающее воздействие). Именно отражение этой триады мы видим в тексте законодателя. При этом есть дух и буква закона. И это главный аспект. Любое средство, метод, инструмент нейтральны. Их могут использовать в разных целях. Поэтому концентрировать внимание на конкретных методах не совсем правильно. Ирония или шутка, предупреждение или требование, приучение или взрыв (обострение внутреннего конфликта) – все это при плохом исполнении может нанести колоссальный вред, также как при правильной реализации – принесет пользу. Основное внимание стоит обратить на дух, смысл новых изменений. Очевидно, что законодатель стремится привнести более человеческие и повседневные принципы общения и воспитания. Юмор и способность иронизировать – во многом позволяют справиться с тяжелой жизненной ситуацией. Это незаменимый помощник в налаживании социальных связей и выхода из конфликтных ситуаций. Такой подход стоит поощрять. При этом нет нужды беспокоиться о неправильном использовании конкретных методов конкретными исполнителями – уголовно-исполнительное законодательство должно предусматривать безопасность и защиту прав заключенных», – говорит Инга Бурикова. Мнения относительно потенциальных нововведений есть разные. В частности, существует и такое: «А о чем вообще можно шутить с убийцами, насильниками, педофилами и террористами?» Текст: Юлия Медведева Фото: принт-скрин из фильма «Джентльмены удачи»
Новости партнеров: