Дмитрий Ревякин: Мы люди какого-то пещерного вдохновения

12:07 26.10.2015 521
В преддверии петербургской презентации «Циклона» НЕВСКИЕ НОВОСТИ поговорили с лидером группы «Калинов Мост» Дмитрием Ревякиным о сути альбома, российском пещерном вдохновении и нетривиальном отношении исполнителя к англосаксам.

Санкт-Петербург, 26 октября. Легендарная рок-группа «Калинов Мост» пятого ноября открывает гастрольный тур с презентацией своего нового альбома под названием «Циклон». Все 12 песен альбома были созданы под вдохновением Камчатки, того края, где, говорят, начинается Россия. В преддверии петербургской презентации «Циклона» НЕВСКИЕ НОВОСТИ поговорили с лидером группы «Калинов Мост» Дмитрием Ревякиным о сути альбома, российском пещерном вдохновении и нетривиальном отношении исполнителя к англосаксам.

– Дмитрий, ваш новый альбом носит имя «Циклон». Что стоит за этим названием?

– Циклон – это такие природные события, которые могут затянуться, и как раз в это время можно спокойно подумать о том, о сем, сделать все домашние дела, не забывая при этом, что и на улице снег убрать надо… Об этом и альбом.

– То есть речи о душевных бурях не идет?

– Это как раз о душевных бурях и есть, которые сопутствуют циклону.

– Альбом создавался на Камчатке. Вы туда целенаправленно за вдохновением поехали? Почему именно туда?

– Поехал я туда целенаправленно, а вот альбом написать получилось случайно – у меня всегда так. Я его не за один приезд написал, за несколько раз получилось, раза за два-три. А на Камчатку я еще с детства хотел поехать, появилась такая мечта, когда я программу «Время» смотрел: очень хотелось первым в стране Новый год встретить, потому что он туда первым приходит. Ну и потом уже природа, воздух, люди, отношения…

– Интересно, а в каких местах Камчатки вы ощутили особый прилив вдохновения?

– Я на Камчатке во многих местах бывал, оно там много где разлито, вдохновение. Надо только уметь его аккумулировать и уже потом излагать на бумагу.

– Расскажите все-таки, о чем же этот альбом, «Циклон», что там будет нового?

– Мне всегда сложно говорить о новизне. Потому что для меня это все одна неразрывная тридцатилетняя песня. Только темп, слова, вариант аранжировок – разный. Вообще «Циклон» - это цикл, который начинается, когда лирический герой садится в самолет и летит на Камчатку. Он туда прилетает и ошарашенный знакомится с полуостровом, со всеми, с кем доводиться: и с пограничниками, и с летчиками, и с моряками. Здесь и воспоминания, и события. Здесь он попадает и во вьюги, и в дружеские попойки. Здесь же и отношения, и очарование природой… А потом он улетает на материк. Такой вот замкнутый цикл, по крайней мере, «Калинов мост» его так задумал.

–Чего ждать-то от альбома, грусти или позитива?

– «Грусть» - это еще как-то понятно, а слова «позитив» я не понимаю. Вообще, сложно сказать: если там и есть грусть, то она светлая, а вот позитива там, наверное, нет. Как и во всей нашей жизни.

– Я обратила внимание, что на концертах в последнее время люди не кричат в ожидании исполнителя, спокойно стоят, ждут вашего появления. Вы со сцены ждете бурю эмоций от поклонников, энергии, как на рок-концертах, приветственных криков, или достаточно того, что люди просто пришли?

– Да, сейчас проявление чувств на концертах уже совсем другое. Либо полное равнодушие, либо дружеское сочувствие, участие, вовлеченность. Никакие крики-то особо не нужны, но хотя бы какая-то минимальная реакция на происходящее важна. Это все хорошо чувствуется.

– В списке городов, в которых вы будете презентовать новый альбом «Циклон», Петербург – первый, потом – Москва. Это вопрос целесообразности или все-таки к Петербургу особое отношение?

– Есть, конечно, элемент совпадения. Но я уже не раз говорил, что у нас к Питеру отношение особое. Все-таки это первый город, где мы появились в далеком 1987 году. Питер нас тогда принял, поддержал и продолжает поддерживать на протяжении всей нашей деятельности.

– Да, 30-тилетие группы уже не за горами. Будет какое-то грандиозное подведение итогов, концерты в честь юбилея?

– Ну, наверное, и мы будем, как это называется в бухгалтерском мире, «дебет с кредитом сводить». Конечно, будут концерты, наверняка, торжественные. Я думаю, будем года два праздновать. 30 лет – это очень много. Но на самом деле мы еще об этом не думали, сейчас надо отыграть премьеры, а потом уже как-то сосредоточиться на 30-тилетии.

– С высоты опыта можете выделить наши российские характерные черты, наши сильные стороны и наши слабости?

– Тут все вместе, и наша сила, и слабость. Наш человек – это человек крайностей, мне кажется, этим все сказано. В нем может одновременно присутствовать и широта души, и подлость. Я из этого исхожу. Хотелось бы заострять внимание на лучших качествах человеческих и еще как-то освещать темные стороны души. Все живут со своими демонами, кто-то с ними борется, кто-то не борется, кто-то их культивирует.

– Как, по-вашему, мы с европейцами схожи?

– Мы никогда не станем похожими на европейцев, это исключено. Никогда этого не случится, и по определенным историческим причинам, и по рождению, и потому что дикость, которая нам присуща, не изжить никогда.

– В ваших устах эта русская «дикость» звучит без негативного оттенка…

– Конечно, в этом сила наша. Работоспособность европейцев, дисциплина, соблюдение технологий, ответственность – это нам не грозит. Мы не можем целенаправленно и методично трудиться. Мы больше спонтанные. Мы – люди какого-топещерного вдохновения, я бы так сказал.

– Говоря о пещерном вдохновении, вы и себя имеете в виду?

– Конечно, я себя не отделяю. Пещерное вдохновение – это мое оружие. Оно со мной всегда.

– А помимо пещерного вдохновения, что вас еще в нынешние времена вдохновляет?

– Да меня все вдохновляет. Противоположный пол как вдохновлял, так и вдохновляет. Земля наша как вдохновляла, так и вдохновляет, исторические какие-то изыскания, человеческие реакции – это все источник вдохновения.

– И религия?

– Религия обязательно. Религия – это как свод правил, с которыми коррелируется все описанное.

– Как, кстати, вы относитесь к тем, кто не дозрел до признания существования бога или в принципе его отрицает?

– Это же интимный процесс – всему свое время. Я хорошо отношусь ко всем. Кроме англосаксов.

– Почему к ним особое отношение?

– Потому что они лучшую рок-музыку умеют играть. То есть, это профессиональная ревность. Даже где-то зависть. А больше всего я завидую нынешним школьникам, которые ходят на уроки пения и поют там по нотам. От этого музыкальная культура повышается. У нас этого не было, а если бы было, то и музыка у нас бы была другая.

– Кстати, о современных тенденциях. Сейчас авторское право активно защищают, с интернет-порталов убирают музыку из открытого доступа. Только немногие исполнители выкладывают свое творчество в сеть для бесплатного скачивания. У вас какое мнение по этому поводу?

– Я в этом ничего не понимаю. Но вообще хотелось бы, чтобы за труд платили. Правда, у нас в стране не принято платить – в силу менталитета, наверное. Но мое мнение, что платить нужно. Записать альбом – это не так просто, он же с неба не падает. Это определенные финансовые затраты, трудовые и так далее. Поэтому, когда слушатели говорят, что надо бесплатно, ну вы попробуйте, сами сделайте, чтобы это можно было слушать. У нас вообще процветает такая система – платить не принято, а принято делиться, обмениваться. Это идет с далеких годов и, думаю, так и впредь будет, как и многое другое у нас в стране.

Беседовала Юлия Медведева

Фото пресс-службы группы "Калинов Мост"

Новости партнеров: