"Иерей-сан" перевернул карьеру голливудского "негодяя" Кэри Тагава

21:20 19.11.2015 220
Кинопрокатная компания "Люксор" провела сегодня закрытый допремьерный показ остросюжетной драмы "Иерей-сан. Исповедь самурая". 

 

Санкт-Петрбург, 19 ноября. Кинопрокатная компания "Люксор" провела сегодня закрытый допремьерный показ остросюжетной драмы "Иерей-сан. Исповедь самурая". 
Нешуточный ажиотаж вокруг картины возник после сообщения о том, что голливудская звезда Кэри Тагава, исполняющий в российском фильме главную роль - православного священника из Токио - принял православие во время российской части съемок. 

Специализирующийся на ролях "ну очень плохих парней" актер подробно прокомментировал "Невским Новостям" существование подобных слухов: 

- Мой отец был военным. Он служил по призванию, был стопроцентным воякой. Человек совершенно не штатский, он изучал русский язык и серьезно интересовался русской литературой. Моя мать была певицей, и русскую музыку я слышал с самого раннего детства. Поэтому уверенно могу сказать, что Россия - она в моих генах. В Россию я начал приезжать в 2002 и побывал здесь семь или восемь раз. Последний приезд и съемочный период фильма "Иерей-сан" длился два месяца. Все это время я жил в российской "глубинке" среди простых людей, за которыми я наблюдал и которые наблюдали за мной. 

Мы общались с актерами, и это общение, в отличие от голливудского, было содержательным, наполненным, как я его называю - эмоциями, человеческими чувствами, переживаниями. Притом что далеко не все говорят по-английски (и, тем более, по-японски) я чувствовал себя полностью включенным в российскую жизнь. С актерами мы практически сразу перешли на свой профессиональный "язык", абсолютно понятный нам и при минимуме использующихся слов. 

"Иерей-сан" стал для меня этапной, поворотной работой в кино. До этого фильма я играл очень плохих людей и делал это, судя по количеству предложений от кинопродюсеров, очень неплохо. Мне это удавалось делать потому, что в энергетику своих героев я вкладывал изрядную долю собственного, личного напряжения и энергетического "негатива". Это освобождало меня от значительной части деструктивной энергии, но и при этом ее в душе оставалось предостаточно. Быть японцем в Америке, в Голливуде - это не из простых жизненных сюжетов. Нахождение в России, работа над ролью японского православного священника сделали мое обращение к православию естественным и логичным. Это позволило мне исповедаться, освободить свою душу от черных мыслей и от накопившейся злобы, полностью очиститься. 

По своей жизненной миссии я не воин, а, скорее, лекарь, целитель. Занимаясь последние 37 лет жизни боевыми единоборствами, прежде всего - каратэ, я параллельно практиковался в медитации и выстраивал, создавал собственную систему исцеляющего, позитивного воздействия. Теперь же, после того, как я очистился от злобы в своем сердце, я точно могу сказать, что мое осознанное жизненное призвание - это лечить взрослых и детей, спортсменов и домохозяек. Я хочу учить, для чего на самом деле нужны боевые искусства и что они могут дать человеку, если он будет постигать их с открытым, не озлобленным сердцем. И я сегодня почти уверен в том, что Россия в моих новых жизненных планах присутствует для меня как самое важное место на земле. 

Автор сценария, продюсер и исполнитель одной из главных ролей картины Иван Охлобыстин простудился в заснеженной Москве и приехать на петербургский показ не смог. Однако он прислал специальное "простуженное" видеообращение и ответил на вопросы "Невских Новостей" по телефону. 

- Что послужило отправной точкой для создания фильма о японском православном священнике, который из Токио перемещается в село Глубокое Ярославской области России? 
- То, что я узнал о существовании японской православной церкви, у которой в Японии более 30 тыс. прихожан. 

- Что было самым сложным при производстве этого фильма? 
- У фильма непростая прокатная судьба. Литературная основа сценария была создана много лет назад и дожидалась своего часа без особенных перспектив на успешную реализацию. Однако все сложилось как нельзя лучше. И в подготовительном периоде, и потом, во время съемок. Все службы, все цеха работали просто замечательно. 

- Были ли сложности с подбором актеров? 
- Сценарий изначально писался под конкретных людей, с которыми у нас имеется настоящий душевный контакт. Не находился актер только на главного злодея Нелюбина. Конечно, идеально был бы Михалков. Но поскольку ни малейшего шанса на реализацию этой идеи у нас не было, мне пришлось сыграть его самому - не от жадности, правда, а только потому, что мне некому было предложить эту роль. 

- Каков бюджет картины? Дорого ли обошелся вам идеально вписавшийся в русский фильм не говорящий по-русски "отец Николай" (Кэри Тагава - ред.)? 
- Точную цифру я не знаю, поскольку я не исполнительный продюсер. Но вокруг меня постоянно звучала цифра то ли два миллиона триста тысяч, то ли два с половиной миллиона долларов. 

Текст: Александр Быстрых

Новости партнеров: