Ни минуты покоя

25.07.2016 13:14 1271
Военный политолог Александр Перенджиев о борьбе с террористами-одиночками.

Санкт-Петербург, 25 июля.

Нападение на пассажиров в пригородном поезде под Вюрцбургом, стрельба у торгового центра «Олимпия» в Мюнхене, взрыв в баварском городе Ансбах. Все это, к сожалению, не сценарии к новым фильмам. Это суровая реальность, которая настигла жителей Германии. Страна находится под атакой террористов-одиночек.

Постоянный эксперт «НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ», военный политолог, доцент кафедры политологии и социологии Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова Александр Перенджиев в беседе с корреспондентом агентства - о том, кто и как может защитить мир от новых «Брейвиков».

Ни минуты покоя

На Ваш взгляд, что требуется для предотвращения преступлений подобного характера?


Противодействие одиночкам-террористам – это наиболее сложная работа. Терроризм – это преступление, которое является составной частью организованной преступности. И хотя с организованной преступностью тоже трудно бороться, но ее легче выявлять. Легче определять пути борьбы.

Что касается одиночек, то здесь ситуация сложная. Непонятно, кто вообще должен этим заниматься. Как должна быть выстроена государственная и общественная система именно в сфере противодействия террористам-одиночкам.


Как на ситуацию может повлиять общество и государство?


Во-первых, необходим контроль за оборотом оружия. Во-вторых, надо вести контроль за лицами, поведение которых отклонено от нормы. Ну и, конечно же, работа в Интернете относительно сайтов по продаже оружия. Важно, чтобы оружие не попадало в руки таких людей.


Приобрести оружие можно на нелегальном рынке. Поэтому, какую работу должно проводить государство?


Можно сказать, что должны проводиться какие-то выборочные проверки в отношении этих лиц с отклоняющимся поведением. Конкретно мюнхенский стрелок обращался за помощью к специалистам, он попадал к врачам. Но тут непонятно,  кто и как должен этим заниматься. Насколько такие проверки эффективны. Это же дополнительное время для работы различных сотрудников правоохранительных органов.

Есть еще один момент, который бросается в глаза с этим мюнхенским стрелком. СМИ на него ответ не дают. Непонятно, где родители этого молодого человека. Он находился в таком возрасте, что еще не вышел из-под их контроля окончательно. Получается, что когда мы говорим о террористах-одиночках, речь не идет только о закрытии доступа к оружию для психически неуравновешенных. Важно и то, под каким контролем они находятся со стороны родителей.

Несмотря даже на то, что мюнхенский стрелок был совершеннолетним, тем не менее, контроль со стороны присутствует. По информации СМИ он год назад начинал готовить это преступление. Эта идея сформировались у него не вчера. Какое воздействие на него оказали родители и его социальное окружение?


Ни минуты покоя

Что на счет полиции? Способна ли она обеспечить безопасность граждан?


Анализируя все это, начинаешь понимать, что думать, будто только полиция может защитить от таких одиночек -  это заблуждение. Полиция здесь абсолютно бессильна. Спецслужбы еще могут предотвратить трагедию в том смысле, что вовремя выявить оборот этого оружия, проследить за тем, к кому оно попадает. Вот в этом вопросе спецслужбы, наверное, должны лучше работать.

Но нам следует говорить и о координации действий в выявлении того, способен ли человек с психическими отклонениями совершить подобное. Я понимаю, что сейчас говорю о каких-то дискуссионных вещах. Но, тем не менее, этот вопрос надо обсуждать в связи с такими случаями.


Можно ли создать какую-то систему противодействия террористам-одиночкам? Существует ли вообще контрольные точки, которые могли бы сигнализировать обществу об опасности?


Я считаю, что такие контрольные точки должны выявлять врачи, на прием к которым и попадают люди с психическими отклонениями. Они должны определять степень опасности граждан. Склонен ли пациент к риску и уже ставить в известность специальные органы, чтобы в отношении этих лиц проводилась определенная проверка.

В этом смысле, наверное, мы должны говорить и о том, что человек какие-то мысли высказывает в социальных сетях. Есть смысл специально обученным экспертам проводить определенный мониторинг, чтобы определять, присутствуют экстремистские настроения или нет.  Более того, человек же с кем-то общается, с кем-то ведет разговоры и возможно, что делится планами.


Ни минуты покоя

Люди, которые общаются с потенциально опасным человеком, способны ли они подать сигнал тревоги, предупредить о возможной атаке?


Самое сложное -  это представить такую ситуацию. В идеале, все понятно. Узнали, выявили такого человека. Но ведь до конца неизвестно, что он собрался кого-то убивать. Мы определили, что такой риск есть, но что делать дальше с ним и на каком законном основании? Арестовать мы его не можем, он еще преступление не совершил, никого не убил, вроде как пока является добропорядочным гражданином. И вообще неизвестно, совершит он преступление или нет. Обвинять его в чем-то по закону нельзя. И что, следить теперь за ним постоянно? Следить можно только при наличии оснований в рамках уголовного дела. Но человек еще не причастен к преступлению.

Получается, что даже если мы предусмотрели и выявили потенциального террориста, мы не знаем, что с этим делать. У меня ответа на этот вопрос нет. Потому что система так и работает: если человек совершил преступление, то только тогда начинаются разбирательства.

Даже если вы сообщите, что определенный человек через десять дней совершит преступление, вам зададут много вопросов. Ну да, он немного ненормальный,  говорит всем, что не любит мигрантов. Но этого недостаточно.

Я иногда задумывался над тем, вот, например, если преподаватель выявил потенциального вербовщика в университете. Но доказательств у меня нет, я просто знаю по отдельным моментам и могу признать, что он может заниматься вербовкой. Например, студент поделился, что у него родственники воюют в ИГИЛ1 (террористическая группировка запрещена в РФ) и я невзначай услышал, что он одобряет действия террористов. Я услышал, но это было не при свидетелях. Естественно, я определяю, что он профессиональный вербовщик. Но он не ведет себя как преступник, вежливый, спокойный. О чем и кому я буду докладывать? Кто и как будет его выявлять? За ним надо следить, а кто этим будет заниматься, если он не фигурант какого-то уголовного дела. 


Получается, замкнутый круг…


Понимаете, не существует механизма заслона. Даже если мы выявим потенциального преступника, это не приведет ни к чему до тех пор, пока он не пойдет стрелять. Поэтому единственный заслон, чтобы к нему не попало оружие. Но это опять же вопрос не столько общественности и даже не полиции, а сколько работы специальных служб в этом отношении.


Среди граждан Европы растет недовольство мигрантами. Местное население раздражается. Из-за частых терактов люди теперь вообще находятся в страхе, растет волна возмущения. Но сколько веревочке не виться, а все равно конец будет…


В любом случае получится война. С одной стороны эти мигранты будут терроризировать местное население, а с другой - выходцы из этого же местного населения начнут терроризировать своих же, чтобы мстить мигрантам. Собственно, это и делал в свое время Брейвик. Он же убивал своих, но во имя протеста против мультикультурализма. Получается, что террористы в какие бы цвета они не красились: исламисты, правые, левые…Как ни крути, у них всегда один объект - это население той страны, где они проживают или действуют. Это действительно реальная проблема населения. То есть террористическая угроза она все равно есть, террористам плевать, кого убивать. Они только выдвигают свои идеи и убивают граждан. Они не различают, кто из них мигранты, какой они национальности и вероисповедания. Вот он вышел мстить обществу, выразил определенные идеи. Но страдает общество, а не конкретно какие-то социальные группы, против которых направлен его протест.


Ранее СМИ сообщили о новой перестрелке. На этот раз инцидент произошел в ночном клубе Club Blu во Флориде в городе Форт Майерстом. Известно, что два человека погибли и 17 ранены. Злоумышленник в ночь на понедельник вошел в клуб и открыл огонь по посетителям, некоторым из них было по 13 лет.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Новости партнеров: