Обновленные "Виноватые" в Театре "У Нарвских ворот": чувства обострились и стали более понятными

11:05 23.09.2016 65
Постановку по по знаменитой пьесе Алексея Арбузова посвятили 30-летию ухода из жизни знаменитого драматурга.

Обновленные "Виноватые" в Театре "У Нарвских ворот": чувства обострились и стали более понятными

Санкт-Петербург, 23 сентября.

Завтра, 24 сентября 2016, в детском драматическом «Театре у Нарвских ворот» будет показан спектакль «Виноватые», поставленный по знаменитой пьесе Алексея Арбузова. Театральная постановка посвящена 30-летию со дня ухода из жизни выдающегося русского драматурга. В спектакле заняты лучшие актёры, в том числе ведущий артист театра Павел Москалёв.

И зрители, и критики отмечают, что образы, созданные актером, получаются удивительно органичными и обаятельными: это бравый, смекалистый солдат из спектакля «Заколдованный замок», мечтательный шляпник из спектакля «Алиса в стране чудес», настоящий былинный богатырь из русской народной сказки «Финист Ясный Сокол», наивный разбойник Ворон из поэтической сказки «По зелёным холмам океана», хулиганистый мальчишка, исполняющий смешные фокусы и трюки в пластическом спектакле «Кентервильское привидение». Ни маленькие, ни взрослые зрители не сразу понимают (а иногда даже не догадываются), что роль романтичного, трогательного Эльфа и роль противного тугодума Жаба в спектакле «Дюймовочка» исполняет один и тот же актёр – Павел Москалёв.

В 2015 актер исполнил свою первую роль в спектакле для взрослого зрителя – Соколика в спектакле по знаменитой пьесе Алексея Арбузова «Виноватые». В преддверии юбилейного показа корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ предложил актёру рассказать об этой этапной работе.

Обновленные "Виноватые" в Театре "У Нарвских ворот": чувства обострились и стали более понятными

– Что для вас значит выражение «ведущий актёр театра»?

– Для меня, наверное, в этом словосочетании самым важным словом является «ведущий». «Ведущий» - тот, кто ведет театр за собой: паровоз, камертон… Тот, на кого возлагается основная нагрузка и ответственность. Мне выпало это счастье – вести театр заодно с другими ведущими актерами.

– Сколько лет вы работаете в "Театре у Нарвских ворот"? Что приобретаете год за годом и с чем расстаётесь?

– С декабря 2007. Приобретаю, конечно же, как бы это банально ни звучало, опыт. И с ним же расстаюсь, поскольку есть опыт положительный, а есть отрицательный. Такой, как актерские штампы, «зажимы» на сцене… Вот от всего этого стараюсь избавляться.

– Меняется ли ваше отношение в зависимости от того, играете ли вы для взрослого зрителя или для детей?

– Не всегда. У нас в репертуаре есть детские спектакли, в которых герои переживают чувства не менее глубокие и драматичные, чем в произведениях Чехова и Островского. Например, «Заколдованный замок», «Щелкунчик»… Любовная история «Все мыши любят сыр» - сродни шекспировскому повествованию о Ромео и Джульетте.

– Театр регулярно ездит на гастроли и фестивали. Чувствуете ли вы разницу в работе с российским и зарубежным зрителем?

– Конечно, она есть. Воспитание и менталитет российского и зарубежного зрителя совершенно отличные друг от друга субстанции. Зарубежные зрители более открыты и свободны в проявлении своих эмоций.

– Спектакль «Виноватые» завтра выходит в обновленной версии. Что, на ваш взгляд, изменилось во второй редакции?

– Он изменился больше внутренне, чем внешне. Внешняя форма сохранилась, однако отношения между персонажами углубились, их чувства обострились, стали более понятными. Спектакль стал более пронзительным. Иногда настолько, что зритель уходит со слезами на глазах.

Обновленные "Виноватые" в Театре "У Нарвских ворот": чувства обострились и стали более понятными

– По словам Станиславского, «публика ходит в театр не ради текста, а ради подтекста, текст можно прочесть дома». Каков он, подтекст «Виноватых»?

- Если внимательно смотреть, свой подтекст есть в каждой реплике и мизансцене. Расшифровывать, каков он, подтекст всего спектакля, - дело сложное и неблагодарное. Приходите, увидите сами (улыбается).

– Трудно ли играть для детского зрителя?

– Нет, совсем нет. Человек, который выбрал эту профессию, должен суметь подобрать эмоциональные «ключи» как к взрослому, так и к маленькому зрителю. Когда зритель видит настоящее искусство на сцене, разница в восприятии взрослого и ребенка не так уж и велика. В настоящее чувство одинаково верят как взрослые, так и дети.

– Вы играете в двух пластических спектаклях роли вообще без слов. Чем различаются спектакль пластический и обычный?

– Способы выражения разные: в пластическом спектакле артист говорит языком тела, в обычном же драматическом спектакле у нас больше средств выражения. Но для актерского существования это особого значения не имеет: законы, по которым выстраивается роль – одни и те же.

– Особенность Театра «У Нарвских ворот» в том, что практически каждый из спектаклей ставит новый режиссер. Это сложно – найти контакт с новым постановщиком?

– Я для себя нашел такое сравнение: артист и режиссер должны представлять собой некий магнит, один – со знаком «плюс», другой со знаком «минус», и уметь находить «магнетизм», творческий контакт.

- Похожи ли вы на своих персонажей?

- Как правило, хоть маленькая частичка меня в моих персонажах всё же присутствует, потому что образ создается в процессе поиска: что-то я ищу у себя, что-то беру у других людей, а что-то - из опыта предыдущих ролей.

- Вам часто приходится играть роли на сопротивление?

- Конечно, бывает и такое. Скажем, Лесник в «Красной шапочке»: взрослый и ворчливый, возрастная роль.

– Ваша любимая работа в театре?

- Щелкунчик в спектакле «Щелкунчик», Солдат в «Заколдованный замке». Главная черта Солдата, как мне кажется, это то, что он является эдаким справедливцем-правдорубом. А эта черта мне очень нравится. Близок он мне, и всё тут.

Беседовал Александр БЫСТРЫХ, фото из архива театра.

Новости партнеров: