Татьяна Толстая: Вещи - концентрированные сгустки человеческих представлений о красоте

09.10.2016 12:29 224
В Петербурге прошла презентация книги Татьяны Толстой Войлочный век.

Санкт-Петербург, 9 октября.

В Петербург в очередной раз пожаловала Татьяна Никитична Толстая, которая провела две весомые встречи с читателями, ответила на все интересующие вопросы, а их в аудитории накопилось немало. Кого-то интересовал Довлатов, кого-то культурная сторона жизни Толстой, а кого-то религиозная. В любом случае, Татьяна Никитична постаралась ответить на каждый.

7 октября в 19:00 встреча с писательницей прошла в магазине «Буквоед», расположенном на Невском проспекте.

Свободных мест не было совсем, что, безусловно, не может не радовать.

Последний сборник Толстой под названием «Войлочный век», посвящен событиям, которые связывали всех без исключения людей, беззаботно живущих в период, когда жизнью граждан заправляла страна советов.

В сборнике есть все, или почти все, от флагов на Красной площади, до мороженого в железных креманочках, на дне которых, бывало, скапливалась соль; от «Березок», до обедов и ужинов в Доме писателей. Здесь и детство автора, когда маленькая Таня брела из школы домой 8 марта и несла в портфеле поздравительную карточку, которую ее в школе заставила подписать строгая учительница. Здесь о бунте, и о любви к вещам, о любви к уюту и неприятию демонстраций. Обо всех и каждом. О главном и частном одновременно. Даже телевидение не обошло стороной зоркий глаз автора, так как в этот сборник вошли не только новые, но и старые рассказы, в частности, посвященный игре «Поле Чудес», где Толстая высмеивает ведущего, сравнивая его с местным Свидригайловым.

Татьяна Никитична – это кладезь историй, потайная комната. Времена, когда ее творчество делилось на «Кысь» и то, что «не», давно миновали, открыв дверь чему-то совершенно новому, близкому всем и каждому.

Ее рассказы - это  история жизни одного человека в огромной системе и то, как меняются его представления о мире вместе с переменами в обществе.


«Всякий человек – искажатель. Каждый вытягивает из разных событий свой сюжет. Так устроена литература».


На вопрос зала о том, как она отнеслась к установке памятника Довлатову, Татьяна Никитична ответила, что «День Д» - это «про любовь».

«Очень редко писатель доживает до своего памятника. Довлатов буквально «народный» писатель. Почему? Никто не знает. Потому что он не выше, не отдельно. Он в гуще, внутри, а не в стороне. Несмотря на то, что он особого признания  не успел получить пока жил в России. Казалось бы, что он был далеко, а ничего подобного. Он великий, настоящий», - говорит Толстая.

Татьяна Никитична отметила, что  любит вещи назвала себя «Плюшкиным» и сказала, что трудно расстается с окружающими ее предметами.

Вопрос, который заботит автора сегодня – мода 30-х годов, период, когда простые жители неизвестно где доставали одежду, как она выглядела, что носили, где брали.

«Ясно, где сейчас покупают туфли, а вот где их брали в 30-е? Вот это большой вопрос. Какой каблучок носили? Была ли мода, когда ничего не было?  Была. А как мода возникает тогда, когда надеть нечего? Нужно сохранять историю и собирать эти факты. Читая какие-то тексты, относящиеся к 30-м, я не вижу  там большого упоминания бытовых деталей, чтобы я смогла построить себе какую-то картину. Что поступало в магазины? Сколько? Люди, живущие в то время, видели совершенно другие вещи. Их глаза видели другие книги, другие здания, другие очертания. Если говорить про Петербург, то еще не были разрушены многие дома. Еще не было бомбежек. Были заборы, деревья, которые еще никто не спиливал. Я бы хотела все это видеть, поэтому 30-е».

В 50-е отец брал Толстую на барахолку, которая была расположена, как отмечает сама автор, на Обводном канале в Петербурге.

«Это была огромна площадь, между домов зажатая. Там толклось огромное количество людей. Мы там купили абажур, а 60-е его выкинули на чердак, потому что появились рожковые лампы. Обожаю вещи».

Ее книга – это митинги, демонстрации и страшный дефицит, который государство старалось скрывать своими изысканными способами.

«Если в стране не было помидоров, то журнал «Здоровье» писал, что помидоры страшно вредны. Если не было мяса, понятное дело, что его не было никогда, рисовалось , что все мясо вредно. Это происходило и с вещами. Поскольку никто ничего особо и не производил, а если производил, то в количестве небольшом, то газеты бушевали против мещанства и вещизма. Призывая, по всей видимости, носить мешок из под сахара и быть счастливым.


Я обожаю вещи. Они – концентрированные сгустки человеческих представлений о красоте, каждые пять лет разные. Очень смешно и странно смотреть на то, какие они были 20 лет назад.


Тогда очень хотелось, а сейчас я бы никогда в жизни это не надела, не купила, не поставила. На пианино бы не поставила ни слоников, ни Пушкина. Одно время они были у всех, а потом их стали выбрасывать. А олень в кустах? Во многих домах был. Да масса их чудесных было. Сейчас люди собирают это снова, а тогда избавлялись».

Именно так выглядел «Войлочный век» для Татьяны Никитичны и для тех, которые еще помнят вкус настоящего «Ленинградского» мороженого, статуэток в виде балерин, которые стояли в каждом доме, хрусталь в сервантах и переход  к минимализму. Окунуться в этот мир вновь, или познакомиться с его историей сможет каждый, достаточно лишь купить сборник и предаться уютному чтению, несмотря на осеннюю хмурь, что властвует за окном.

Автор: Мурашова Кристина.

Новости партнеров: