Кризис 2015: пища духовная взамен хлеба насущного

15:55 19.01.2015 1191
Санкт-Петербург, 19 января. Россия вступила в новый 2015-й год на фоне серьезного ухудшения экономической ситуации, падения рубля, западных санкций и
Санкт-Петербург, 19 января.

Россия вступила в новый 2015-й год на фоне серьезного ухудшения экономической ситуации, падения рубля, западных санкций и противостояния с ближайшим соседом – Украиной. Впереди, по прогнозам, – существенное ухудшение материального благосостояния граждан, безработица, рост преступности и в целом откат в прошлое. Региональные политологи с энтузиазмом рисуют мрачную картину ближайшего будущего, но при этом отмечают, что русскому человеку эти экономические и политические катаклизмы могут пойти во благо. Экономическое пике Ждать того, что расшатанная экономическая ситуация в стране будет в ближайшем будущем выправлена, не приходится. «Наша страна сегодня входит не в краткосрочный конъюнктурный кризис, который можно перетерпеть, ситуация гораздо хуже», – считает научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге политолог и экономист Дмитрий Травин. Из того, что лежит на поверхности, говорит Травин, ситуация с ценой на нефть: наша страна очень зависит от этого фактора. Соответственно, как только рухнула нефть, следом обрушился и рубль, а цены стали расти. Возврата к прежним ценам на нефть в ближайшей перспективе нет, разве что произойдут серьезные катаклизмы на Ближнем Востоке. «Ситуация может измениться, если, например, произойдет «Оранжевая революция» в Саудовской Аравии, – говорит Травин. – «Арабская весна» много кого затронула, но до Саудовской Аравии так и не добралась. Если доберется, будет паника, и цены на нефть опять пойдут вверх. Цена поднимется на уровень 60-70$ долларов за баррель, и жить нам станет чуть лучше». При этом политолог отметил, что проблем России это не решит, так как причина кризиса лежит глубже, – в стране не умеют распоряжаться ресурсами. «В 2013-м году, когда цены на нефть еще не падали, наша экономика уже практически остановилась. У нас рост по итогам 2013-го года был 1,3%. Для развивающейся страны, такой как Россия, это катастрофа, – рассуждает Травин. – 2013-й год показал, что российская экономика безобразно управляется даже при хорошей мировой конъюнктуре». Политолог предрекает стране – даже в случае стабилизации цены на энергоносители – вхождение в период длительного застоя, наподобие того, что был в последние 15 лет существования Советского Союза. «Мы находимся перед лицом очень длинного и тяжелого периода в развитии нашей экономики, который будет длиться, как минимум, до момента смены политической элиты страны», – прогнозирует Травин. Под ударом – средний класс В практическом смысле вышеперечисленное отразится на всех гражданах России. Но, в первую очередь, на так называемом «среднем классе». «Больше всего от нынешнего кризиса пострадает средний класс. Этим людям придется очень от многого отказаться, – говорит научный руководитель социологического центра «Мегаполис» Татьяна Протасенко. – Люди среднего класса, которые за последнее время изменили свой образ жизни, отношение к работе  и многое другое, должны будут приспосабливаться к новым условиям. <…> Голод и отсутствие одежды нам не грозит. Но у людей будут проблемы с отдыхом, с образованием». По мнению специалиста, людям придется пересмотреть свои взгляды на отдых, продуктовые предпочтения и времяпрепровождение. Продукты не исчезнут с полок, подтверждает мнение коллеги президент Фонда «Республика» политолог Сергей Цыпляев, они просто «станут для многих недоступными». В частности, проблема касается лекарств, которые страна практически не производит. Также, считает Татьяна Протасенко, в стране ожидается всплеск преступности в среде мигрантов, многие из которых потеряли или вскоре потеряют работу. Хотя, отмечает социолог, можно констатировать, что давняя проблема мигрантов, связанная с их количеством, в частности, в Петербурге, решена. Люди просто уезжают из России. Остаются, к сожалению, те, кому, как говорится, «терять уже нечего». Офисная «синица» vs «журавль» бизнеса В сложившейся экономической ситуации, естественно, ожидается ограничение и личных свобод, к которым, кстати, граждане за последние годы успели привыкнуть. В качестве примера можно привести работу. Насиженное «место под солнцем» придется беречь. «Сейчас главная ценность – это рабочее место, это зарплата. Сейчас будет большая проблема на рынке рабочих мест», – предрекает Цепляев. Также населению придется отказаться от «неоправданных кредитов», например, на отдых или проведение юбилея. Никто, по мнению политолога, не может быть сейчас уверен, будет ли завтра возможность расплатиться по кредиту. А брать кредит на недвижимость под 18-20% – вообще «самоубийство». Для открытия своего дела также не лучший момент. «Сейчас тяжелейшее время, чтобы начинать новый бизнес в таких условиях, когда неочевидно, что будет завтра с продуктом, сможет ли покупать рынок, сколько будут стоить комплектующие. В условиях всех меняющихся переменных открывать бизнес тяжело», – говорит Цыпляев. Доцент кафедры политической психологии СПбГУ, кандидат психологических наук Александр Конфисахор тоже считает, что уходить с насиженного рабочего места и бросаться создавать собственное дело, нецелесообразно, и не только потому, что момент неподходящий. «Открыть свое дело для многих практически невозможно по многим причинам, начиная с формальных, заканчивая психологическими. Дело в том, что у нас имеют предрасположенность к предпринимательской деятельности всего 5-7% населения Все остальные не имеют таких способностей и ничего не смогут сделать, если останутся без работы», – считает Конфисахор. Учитывая все вышеперечисленное, у власти давно уже должно было сформироваться весьма лояльное отношение к уже действующему в России бизнесу. Именно он мог бы вытянуть страну из кризиса, если бы получил свободу и вновь мог доверять властям, считает Сергей Цыпляев. Вместо этого бизнес, и без того поставленный в новые условия – это касается, в том числе, сырья, кредитования и так далее – продолжают «кошмарить». Да и громкие дела с арестами успешных предпринимателей тревожат представителей предпринимательского сообщества. «Бизнес сейчас сидит на заборе: часть уже перекидывает мешки на ту сторону, а часть ждет, чем все это кончится. <…> Ключевой момент – это восстановление доверия предпринимательского класса. Если этого доверия к политике в стране и к правительству не будет, то экономика развиваться не будет. Все будут сидеть и наблюдать, что будет. Чуда не произойдет», – говорит Сергей Цыпляев. Протестной бури ждать еще долго Несмотря на все вышеперечисленное, «предел прочности» российской экономики еще не достигнут. Так считает директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников. Весна и лето 2015-го года пройдут относительно спокойно, «катаклизмов» надо ждать ближе к осени. «Предел прочности еще достаточно большой. Я думаю, что за весну и начало лета ничего сверхъестественного с благосостоянием населения не произойдет. Оно будет падать постепенно, – говорит Дмитрий Солонников. – Серьезные политические потрясения могут произойти к концу лета – началу осени. Для нашей страны это традиционный период. Когда возникают те или иные катаклизмы». По словам Солонникова, основным политическим ожиданием является «смена или несмена» политического руководства страны. Причем, проблемой является то, что на текущий момент никто не может предоставить альтернативу действующей власти. У оппозиции, по мнению Солонникова, нет яркой консолидирующей фигуры, которая могла бы объединить вокруг себя представителей оппозиционного движения. Безальтернативность чревата застоем. О застое и об откате к прошлому говорят многие эксперты. «По многим вопросам мы номинально возвращаемся в прошлое, в эпоху Советского Союза, когда вокруг сплошные враги, а мы – единственная держава рабочих и трудящихся, которых враги хотят поглотить», – говорит Александр Конфисахор. Социолог Татьяна Протасенко  также отмечает эту тенденцию и предрекает в ближайшем будущем возрождение «образов прошлого» в виде субботников, выездов «на поля родины» и тому подобное. Как бы то ни было протестных движений внутри страны, вероятнее всего не будет. Люди достаточно индифферентны к политике, а сложные времена привыкли просто «переживать». «Люди, поддерживающие власть, пережили перестройку, они пережили разруху, пережили развал, они пережили беспредел 90-х годов, они пережили 91, 93 годы, черный вторник 94 года и 98 год, а также 2008-й год. Люди живут по принципу «Лишь бы не было войны» и «Хуже уже не будет». Поэтому и отношение к ситуации достаточно спокойное», – говорит политолог Александр Конфисахор. Не было бы счастья... Парадоксально, но вопреки всему эксперт видит в грядущих тяжелых временах замечательную перспективу. Люди, ущемленные в возможности реализации своих «потребительских» потребностей, начнут расти духовно, отдавая силы и стремления самореализации и внутреннему развитию. «Потребность в самореализации, самоактуализации – это высший уровень потребностей, которые делают из человека человека, – размышляет Александр Конфисахор. – Этот кризис, возможно, даст людям выход той энергии, тому потенциалу, который нужен для того, чтобы что-то создавать, созидать». Текст: Юлия Медведева

Новости партнеров: