00.00 00.00 00.00
Нажми «Разрешить»
Узнавай только о главных событиях в Петербурге!

Вячеслав Зильберброд: сила настоящего искусства – это как психотерапевт

20:50 13.11.2016 158
Меценат, крупный предприниматель и организатор скрипичных фестивалей Вячеслав Зильберборд рассказал о силе настоящего искусства.
Вячеслав Зильберброд: сила настоящего искусства – это как психотерапевт

Санкт-Петербург, 13 ноября.

В Петербурге 8 ноября состоялся грандиозный концерт скрипичной музыки с участием звезд мирового масштаба. Невские Новости поговорили с организатором концертов и крупным бизнесменом, который своими средствами приобщает петербуржцев к непростому академическому музыкальному жанру.

Меценат, крупный предприниматель и организатор скрипичных фестивалей Вячеслав Зильберборд рассказал о силе настоящего искусства и трудностях, с которыми сталкиваются молодые музыканты в Петербурге.

Правда ли, что слушателями камерной музыки чаще является старшее поколение или все это –стереотипы?

- Это, наверное, правильное утверждение.  Хотя, я думаю,  что стереотипам здесь тоже есть место. Если внимательно смотреть и часто ходить на концерты, то видишь очень много совершенно разных людей, в том числе, разного возраста. Конечно, это зависит от контента, на который идет слушатель.

Вот представьте, вы идете по улице и встречаете молодого человека. Скорее всего, случайный прохожий вызовет у вас ограниченное число впечатлений, если вы его вообще заметите. А вот для того, чтобы узнать его и приблизиться к нему, нужно выпить ни одну чашку кофе, а иногда, и бутылку вина.  С академической музыкой ситуация похожая: при первой встрече кажется что это нечто далекое и даже сложное, непонятное. А когда начинаешь общаться с этой музыкой, слушать ее, то бывает уже невозможно оторваться. Она становится понятней.

Музыка и вправду сложна, ведь мы воспринимаем ее через уши. Радио, например, до сих пор считается самым интеллектуальным СМИ. Мы привыкли к картинкам и к тому, что все уже придумано за нас. Но на концертах в Филармонии слушателю ничего не показывают, а каждый может увидеть, почувствовать что-то свое: просто закрой глаза и представь.  В музыке тебе ничего не навязывают, в конечном итоге, каждый видит что-то свое и в этом заключается особая прелесть.

Расскажите, откуда вдруг  появилась такая серьезная страсть к музыке у серьезного предпринимателя?

- Все в этой жизни, так или иначе, предрешено, поэтому тяга к музыке возникла не вдруг.

Дело в том, что сила настоящего искусства – это как психотерапевт. Человек в разные периоды своей жизни переживает различные кризисы. У подростка есть одни сомнения, люди в сорок лет испытывают серьезный кризис половины жизни. Я столкнулся с этим, прошел через это. К сорока у меня уже была стабильная работа, семья, дети, достаток. И тут возникает вопрос – а дальше что, жить-то ради чего?

И вот, моя маленькая дочь однажды сказала мне, что хочет играть на скрипке. Я тоже раньше играл, но 24 года не брал в руки инструмент. Она начала играть на своей маленькой скрипочке. Потом ее взял я и понял, что раньше в моей жизни не было чего-то очень важного. Я пошел и купил скрипку, начал заниматься с педагогом из Консерватории. В конечном итоге, искусство помогло мне разобраться в себе, и я уверен, что не только мне. Искусство можно понимать по-разному, но, в конечном итоге, именно оно помогает найти ответы на самые сложные вопросы, которые ставит перед тобой жизнь. По крайней мере, я пережил это так и так вошел в музыку.

Сперва начал устраивать небольшие домашние концерты для членов семьи, затем стали звать друзей, а те звали своих…

На одном из последних таких непубличных концертов двое моих товарищей были очень воодушевлены происходящим. Они поддержали мое решение создать организацию. Став отцом музыкального ребенка, я вдруг понял, что мои навыки и моя активность менеджерского характера может разрешить массу проблем.

Потом появилось сделать желание уже совершенно что-то иное и масштабное.

Есть ли в Петербурге трудности с  получением музыкального образования?

- Да, и еще какие. Вот и сейчас приходишь в школу, а там 60 лет не было косметического ремонта. Всех скрипачей, участвующих в масштабных концертах, мы стараемся приводить в такие школы на мастер-классы. Так легендарный Венгеров сейчас впервые едет в десятилетку при Консерватории. Это событие планетарного масштаба для тех людей, которые играют на скрипке. Для маленьких талантов так важно не только увидеть, но важно знать, что маэстро скажет, услышав их.

В октябре закончилась череда мастер-классов. Мы привозили из Америки Георгия Кленовского. Дети в музыкальные школы на мастер-классы приходят очень разные и всех их объединяет любовь к инструменту и самоотверженность, с которой они пытаются научиться играть на скрипке. Это первая часть работы, которой сейчас занимается наш фонд.

Также я знаю, что в России сейчас есть огромная проблема с приобретением детских скрипок. У нашего фонда есть несколько достойных детских скрипок, которые мы бесплатно предоставляем талантливым детям.

Наш фонд для многих детей – шанс услышать себя, задышать, почувствовать новый хороший звук, развиваться дальше.

Сегодня утром у меня было 15 свободных минут и я играл. И вот перед вами сидит абсолютно счастливый дядька.

Что такое академическая музыка в российских реалиях?

- Настоящая академическая музыка в настоящих российских реалиях не может быть объектом прибыли.  Мы, безусловно, пытаемся очень серьезно работать над продвижением тех событий, которые мы делаем. Покупаем наружную рекламу, рекламируем на радио, делаем сайты мероприятий. С другой стороны, мы это делаем еще и для того, чтобы привлечь новую аудиторию, показать ей музыку. И важно то, что мы видим этих новых людей на наших концертах.

Скрипка для меня -  это вопрос ценностного выбора. Вопрос того, что наполняет нашу жизнь смыслом. Это важно мне и я это делаю, но это не из-за денег. Делать вообще что-либо из-за денег – это утопия. Так это не работает.

Я много чем занимался в жизни. Вообще, я - предприниматель. У меня есть некоторая недвижимость, которую я сдаю в аренду, есть медицинское дело и бизнес в сфере услуг. Но знаете, никаких «громких» проектов я вам не назову – здесь я просто обычный «рядовой» человек.

- Правда ли, что в кризис люди стали больше и охотнее ходить в филармонию?

У меня нет собственных данных на этот счет, но сводки из филармонии говорят о том, что посещаемость концертов и правда выросла. Мы активно привлекаем на фестиваль новых слушателей, разную аудиторию. Мы не отказываемся от старых, но мы стараемся меняться и делать лучше. Только что у нас, на скрипичном фестивале прошла премьера музыкального спектакля с Ксенией Раппопорт и Полиной Осетинской. У многих представителей СМИ возник вопрос, почему спектакль появился на фестивале. Проект – такой мостик между людьми, которые не знакомы с академической музыкой и подлинным искусством. Многие просто знают замечательную актрису и артистку Ксению Раппопорт и идут ради того чтобы увидеть ее. А потом просто случается любовь к музыке, они понимают, как это может быть потрясающе.

Как привлекаете звезд в проекты? Это, должно, быть, затратно?

- О, да, это совсем непросто. Но главное – желание жить, общаться, встречаться и что-то вообще делать. Некоторые соглашаются играть бесплатно, более того – предлагают это сами. Другие же – нет. Большинство артистов приезжают на коммерческой основе.

Очекнь затратны для городов оупен-эйры камерной музык, которые сейчас в тренде, к сожалению. На само событие вход-то бесплатный, но тратят на это десятки миллионов и вездам платят мега-ганорары.  Я считаю, что развлекать народ в городе не стоит таким серьзным жанром, ведь эта музыка заставляет мыслить и чувствовать совсем на другом уровне.

В чем видите основной смысл того, что вы делаете?

- Добрые дела. Мир можно изменить. Каждый по-разному его меняет. Я могу просто дать деньги на лечение конкретного ребенка, а могу привести в зал сто человек, дать послушать им музыку и на детей завтра, может, пожертвуют все сто.

Скажу честно, что у нас не все сразу получается. Да и пока что находятся только информационные спонсоры. Каждому – свое.

Понравился материал?Подпишись на «Невские новости»
Материалы партнеров: