Александр Перенджиев: Концепция внешней политики отражает всю сложность состояния международных отношений

02.12.2016 16:04 696
Военный политолог прокомментировал некоторые положения ключевого документа, который ранее утвердил президент России.

Санкт-Петербург, 2 декабря.

Накануне президент Владимир Путин утвердил концепцию внешней политики России. Согласно документу, опубликованному на официальном интернет-портале правовой информации, среди основных задач: обеспечение безопасности страны, упрочение России как «одного из влиятельных центров современного мира», продвижение курса на укрепление международного мира и формирование «отношений добрососедства с сопредельными государствами».

Концепция признает, что неотъемлемой составляющей современной международной политики стало использование инструментов «мягкой силы» для решения внешнеполитических задач. В частности, востребована «сетевая дипломатия», которая предполагает гибкие формы участия в многосторонних структурах, говорится в документе.

Вообще положения концепции содержат в себе «много интересного», отмечает военный политолог, доцент кафедры политологии и социологии Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова Александр Перенджиев. Постоянный эксперт «НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ» прокомментировал некоторые пункты ключевого документа.


«Хотелось бы начать с заключительной части документа, где как раз изложена система государственного управления именно в сфере формирования и реализации внешней политики. Четко определены органы государственной власти, которые непосредственно возглавляют эту систему госуправления. Это, безусловно, президент, Совет Безопасности, Правительство и Министерство иностранных дел, а также Федеральное агентство по делам Содружества Независимых государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству.

Чем интересна эта концепция внешней политики? Во-первых, впервые говорится о необходимости предпринимать шаги по поддержке российских граждан и проживающих за рубежом соотечественников, по защите их интересов. Говорится и о намерениях страны участвовать в применение именно «мягкой силы».


Александр Перенджиев: Концепция внешней политики отражает всю сложность состояния международных отношений

Если рассматривать отношения и взаимодействия с различными государствами и международными институтами, то этот пункт «тоже содержит много любопытных моментов», отмечает господин Перенджиев. В частности, нет никакого упоминания об объединении семи ведущих экономически развитых стран G7. В «Большую семерку» входят США, Германия, Япония, Великобритания, Франция, Италия и Канада.


«О взаимодействии с этим международным институтом вообще ничего не говорится, но уделено внимание НАТО, Европейскому Союзу. Отмечена необходимость взаимодействия с БРИКС, со странами АТЭС, ШОС и даже говорится об активизации участии России в так называемом форуме «Европа-Азия».

Отдельным положением прописана необходимость активизации России в рамках российско-арабского сотрудничества. Разумеется, отмечена необходимость урегулирования конфликтов, в том числе в Сирии. На постсоветском пространстве говорится о Приднестровье (в документе указано, что Москва поддерживает территориальную целостность Молдавии, но при определении особого статуса Приднестровья, прим. ред.).

Россия также готова приложить необходимые усилия для урегулирования «внутриукраинского конфликта». Обратите внимание, что здесь ключевое слово – «внутриукраинского».


Александр Перенджиев: Концепция внешней политики отражает всю сложность состояния международных отношений

По словам политолога, интересный момент прослеживается «и в ключевых вопросах», в том, с какими странами Россия готова сотрудничать. Иными словами, «на кого опираться».


«Безусловно, это Китай и Индия. В том числе, США: выстраивание взаимовыгодных отношений с Америкой очень подробно описано, включая Канаду. В отдельный пункт вынесено взаимодействие с Федеративной Республикой Германия, Французской, Итальянской и Испанской республиками. Таким образом, мы практически говорим о диалоге с ключевыми странами в Западной Европе.


Важная роль отводится участию Москвы «в кооперации в рамках в рамках Совета государств Балтийского моря». В том числе, взаимодействию России с партнерами в Черноморском и Каспийском регионах. Между тем, не уделено внимание странам Восточной Европы, замечает эксперт.


«Речь идет и о налаживании, укреплении взаимодействия в формате Арктического Совета, мирного решения вопросов взаимодействия в Арктике. Но при этом говорится, что Россия и дальше будет усиливать свое присутствие в Антарктиде. Однако не звучит ничего конкретного про страны Восточной Европы. Но интересно, что отдельно говорится о взаимодействии с Монголией,  с Ираном, о помощи Исламской Республике Афганистан в целях скорейшего урегулирования проблем этого государства. Но, прежде всего, дипломатическими, экономическими путями.

Отдельно положение касается улучшению диалога Россия-Грузия, но по тем позициям, по которым того желает грузинская сторона. При этом, конечно, Москва четко прописывает в концепции, что, прежде всего, она взаимодействует с признанными ею государствами Абхазия и Южная Осетия».


Александр Перенджиев: Концепция внешней политики отражает всю сложность состояния международных отношений

Таким образом, концепция отражает всю «сложность и многообразность состояния международных отношений и мировой политики в целом», заключает господин Перенджиев. Более того, документ «дает ориентир» и объясняет политологам, органам государственной власти и различным политическим институтам и общественным организация, «куда двигаться и чем заниматься» дальше.


«В данной концепции появляется новый термин - «сетевая дипломатия». Речь идет об усилении неформальных связей. Не об отношениях между государствами, а о том, что именно неформальные связи чаще всего могут способствовать эффективности проведения внешней политики.

Поэтому в концепции говорится как о «сетевой дипломатии», так и о «сетевых альянсах» - объединениях, которые, может, и имеют неформальный характер, но, тем не менее, способны оказывать влияние.

И вот под термином «сетевая дипломатия» я, прежде всего, вижу необходимость активного участия в вопросах внешней политики именно представителей гражданского общества: экспертов, журналистов, ученых. Людей, которые неравнодушно относятся к тому, что происходит в мире».


Александр Перенджиев: Концепция внешней политики отражает всю сложность состояния международных отношений

Новости партнеров: