Александра Марова: России необходимо постепенно уходить от иностранного усыновления

17.01.2017 17:16 608
Эксперт прокомментировала признание ЕСПЧ неправомерным запрет на усыновление российских детей гражданами США.

Санкт-Петербург, 17 января.

России необходимо «постепенно уходить от иностранного усыновления, как делают все цивилизованные страны». В этом убеждена директор Фонда профилактики социального сиротства Александра Марова. Таким образом она прокомментировала «НЕВСКИМ НОВОСТЯМ» признание Европейским судом по правам человека неправомерным запрет на усыновление российских детей гражданами США, предусмотренный в «законе Димы Яковлева».

Напомним, во вторник стало известно, что ЕСПЧ поддержал 45 американских истцов, которым отказали в усыновлении детей в России, несмотря на то, что они уже начали процедуру оформления, пишет «Интерфакс». Истцы утверждали, что меры российских властей нарушают статью 3, 8 и 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В соответствии с вердиктом суда в качестве покрытия морального ущерба РФ должна выплатить истцам в общей сложности 75 тысяч евро, а также оплатить судебные издержки в размере 13,6 тысяч евро.

Александра Марова: России необходимо постепенно уходить от иностранного усыновления

Решение Европейского суда по правам человека носит политический характер, говорит Александра Марова. Она обращает внимание на один из аргументов ЕСПЧ – то, что дети-сироты уже успели привязаться к потенциальным родителям, «испытали шок и эмоциональную травму из-за того, что их не забрали». Однако, по словам эксперта, «совершенно очевидно, что это - манипулятивное утверждение».


«Наводит на мысль, что это просто продолжение политики, в которой в очередной раз используют детей. Не секрет, что дети, которые находятся в учреждениях, переживают очень серьезную деформацию привязанности. Привязанность – это то, что есть у любого ребенка, который живет в семье, его чувства по отношению к родителям. Он знает, что только вот эти люди – его мама и папа. Он никогда не будет обниматься с чужими, называть их «мама» и «папа». В то время как ребенок, у которого эта привязанность нарушена, делает именно вот такие вещи.

В детском учреждении или в Доме ребенка можно наблюдать картину, когда приходит волонтер, на него налетают дети, обнимают за ноги и кричат: «мама». Все не потому, что ребенок вкладывает в понятие «мама» то, что вкладываем мы. Это говорит о том, что у него очень сильно нарушена привязанность.

У меня есть дочка, которую я взяла в возрасте двух лет, и мы очень большое количество времени потратили на то, чтобы эта привязанность сформировалась. В первое время было так, что ее кто-нибудь позовет, она бросала мою руку и шла к тому человеку. Это про то, что привязанность очень долго формируется.

Что происходило именно в этих ситуациях… Иностранцы могли приезжать один, два и даже пять-шесть раз, но я не думаю, что так много. Как правило, раза два-три. Какое – то количество времени они проводили с этими детьми. Вполне возможно, количество, исчисляемое в часах, а не в минутах. Но любой психолог и любая наука скажут: этого времени не только недостаточно, тут даже речи не может быть о формировании привязанности.

Соответственно, говорить о том, что ребенку нанесена какая-то травма и дети ждали, но не оказались у родителей, это как минимум – несерьезно, зная данную категорию детей».


Александра Марова: России необходимо постепенно уходить от иностранного усыновления

Напомним, запрет на усыновление российских детей американцами вступил в силу 1 января 2013 года. Эти меры включены в ответ РФ на американский «Акт Магнитского», который получил неофициальное название «закон Димы Яковлева» - в память о российском мальчике, трагически погибшем в приемной семье в США.

Данное решение и по сей день продолжает вызывать ожесточенную дискуссию в российском обществе, которое разделилось на сторонников и противников системы. Между тем, по мнению эксперта, главное - закон привел к «бурному развитию всей российской социальной сферы».


«Что мне точно не нравится, так это различного рода спекуляции вокруг этого закона, которых всегда было очень много. Что касается самой меры, хочется говорить, что она возник не потому, что «американцам не дали», а потому что это нельзя было не развивать в принципе.

Очень много вышло различных актов, постановлений, которые упрощали отчетность и вообще возможность взять детей в семьи. Это целый список. В результате количество детей, которые нуждались в устройстве в 2012 году - 120 790, а по итогам 2015 года – 70 836».


Александра Марова: России необходимо постепенно уходить от иностранного усыновления

Плюсом стало и то, что после «закона Димы Яковлева» в России стали больше усыновлять детей с хроническими болезнями и патологиями развития, подчеркивает Александра Марова.


«Количество российских усыновителей, которые берут таких детей – резко увеличилось. Раньше, по-моему, в том же 2012 году было более двухсот детей - инвалидов, из них сто семьдесят приходилось на долю иностранцев. Почти все «уходили» иностранцам, а сейчас же эта цифра имеет отношение к российским усыновителям. Иностранцев, которые берут такую категорию детей, осталось очень мало. Плюс усилились меры по профилактике сиротства, и многие родители просто перестали отказываться от таких детишек.

Таким образом, с одной стороны формируется общественное мнение, а, с другой стороны, действительно какие-то меры были приняты, чтобы на уровне регионов работа с семьей велась, чтобы детьми так не раскидывались».


Сама суть принятия «закона Димы Яковлева» - это «далеко не только ответ на «акт Магницкого», принятый в декабре 2012 года Конгрессом США и подписанный Обамой, продолжает директор Фонда профилактики социального сиротства. Напомним, документ предусматривает применение санкционных мер в отношении ряда российских должностных лиц.


«Это ситуация давно назревала. Почему, например, того же не случилось с Италией, со странами, которые тоже вводили против нас санкции? Потому что с США есть соглашение, которое вроде как формально позволяет нам отслеживать судьбу наших детей, но по факту, когда возникали какие-то ЧП, несчастные случаи (они во всех странах возникают, это – жизнь, человеческий фактор, это неминуемо, к сожалению), то США никогда не давали возможность нашим экспертам и специалистам приехать к ним. Они говорили: у нас соглашение на уровне двух государств, а ситуация случилась в таком-то штате, а мы на этот штат не можем влиять: как там захотят, так и будет. А штат нам говорил: мы не хотим предоставлять документы. И все, и у нас вообще не было никакого доступа к историям этих детей».


Александра Марова: России необходимо постепенно уходить от иностранного усыновления

Ранее уполномоченный при президенте России по правам ребенка Анна Кузнецова назвала условия отмены «закона Димы Яковлева». По ее словам, это станет возможно только после того, как США позволят проследить судьбу уже усыновленных российских детей.

«Все запросы, которые мы направляем американской стороне (более тысячи запросов было сделано), они остаются без ответов вообще. То есть совершенно игнорируются. Первой задачей будет выяснить, что с нашими детьми, которые уже там. Вот если там все хорошо, то тогда можно задавать себе вопрос, что будет дальше с законом, или не законом, или механизмом, там что-то будет введено», - приводит слова Кузнецовой «Интерфакс».

В свою очередь Александра Марова не видит необходимости в отмене существующего закона. Она считает, что Россия «доказала свою способность защищать детей и усыновлять, чтобы они росли на родине».


«На мой взгляд, надо вообще потихоньку надо уходить от иностранного усыновления, как делают все цивилизованные страны; никто своих детей в другие страны не отдает. Я думаю, нам тоже надо идти по этому пути. Другое дело, что не резко рубить с плеча: завтра взяли и все страны «прикрыли», а послезавтра - стали чесать голову, и думать, как быть дальше.

Должен быть постепенный процесс и только тогда, когда мы по цифрам видим, что сами действительно способны сделать все для своих детей, тогда имеет смысл говорить о полном сокращении».


 

Новости партнеров: