Артемий Троицкий: «Как и все советские молодые люди, я никак не мог увидеть Джона Леннона вживую»

09.02.2017 01:16 1167
О феномене союза Джона Леннона и Йоко Оно рассуждал известный музыкальный критик и рок-журналист.

Санкт-Петербург, 9 февраля.

Галерея искусств «KGallery» приняла всех желающих на уникальном вечере, когда ретроспектива творчества союза Джона Леннона и Йоко Оно раскрывалась беседой с известным музыкальным критиком и рок-журналистом Артемием Троицким.

Выставка фотоснимков Джона Леннона и Йоко Оно, по сути, представляет кадры, ставшие большой редкостью (пара не отличалась особой любовью к объективам фотокамер). Американский фотожурналист и фотограф-документалист Аллан Танненбаум создал их в 1970-х годах.

В коллекции экспозиции представлено около 40 фотоснимков. В зале галереи расположилась и оригинальная инсталляция – выстроенные «башней» небольшие телевизоры, на экранах которых мелькают кадры интервью и повседневной жизни музыканта и художницы.

Артемий Троицкий: «Как и все советские молодые люди, я никак не мог увидеть Джона Леннона вживую»

Значимым артефактом для поклонников творчества пары является серия, которую фотограф отснял в 1980 году, когда до убийства Леннона оставалось всего несколько недель.

В день закрытия выставки культового фотографа, рок-журналист, музыкальный критик,  пропагандист рок-музыки в СССР,  независимой и электронной музыки в России, один из ведущих специалистов по современной музыке Артемий Троицкий рассказал гостям о феномене отношений Джона Леннона и Йоко Оно.

Артемий Троицкий: «Как и все советские молодые люди, я никак не мог увидеть Джона Леннона вживую»

«Как и все советские молодые люди, я никак не мог увидеть Джона Леннона вживую», - говорит Артемий, - «Совершенно в сумбурном порядке, я буду делиться с вами своими воспоминаниями и размышлениями по поводу совместного творчества этих замечательных людей».

На белом ватмане ловко и торопливо вырисовываются буквы, которые постепенно превращаются в слова – Артемий, не отрывая маркера от белого листа, что-то вдохновенно пишет.

И, вот, спустя минуту-другую, уже отчетливо можно разглядеть фамилии, которые и сегодня звучат с такой же силой и величием, как и много лет назад - уже совсем далекие времена, когда царила эпоха, в которой они существовали, творили и любили: Фредерик Шопен и Жорж Санд, Жан Поль Сартр и Симона де Бовуар, Владимир Маяковский и  Лиля Брик, Сальвадор Дали и Гала, Владимир Высоцкий и Марина Влади, Мережковский и Гиппиус...

Артемий Троицкий: «Как и все советские молодые люди, я никак не мог увидеть Джона Леннона вживую»

 «Все эти пары хороши тем, что обе их части были если не одинаково знамениты и важны для мировой культуры и цивилизации, то, по крайней мере, они были вполне совместимы», - объясняет журналист, - «те функции, которые выполняли две половинки этих самых полюсов – инь и янь – очень-очень разные. Я попытался понять, кому из них ближе Джон и Йоко».

Артемий Троицкий: «Как и все советские молодые люди, я никак не мог увидеть Джона Леннона вживую»

«С одной стороны, их можно идентифицировать с Шопеном и Санд. Леннон и Шопен – музыканты, а Санд была ровно на семь лет старше Шопена, как и Йоко – старше Джона, и тоже на семь лет», - замечает Артемий, - «Леннон,к тому же, сам был вполне могучей величиной, и, не только творческой личностью, но активным общественным деятелем».

Уже набившее оскомину явление, именуемое «перформансом», однако, стало важной и едва ли не самой обсуждаемой страницей из книги совместной жизни Йоко и Леннона.

После свадьбы пара уехала в Амстердам и провозгласила о проведении «постельного интервью», которое изначально было принято за публично проводимый «акт любви». Однако, Леннон и Йоко, просто сидя в кровати в одной из гостиниц, говорили о любви, войне, мире, боли и радости. Причем, зайти к ним в номер мог, буквально, кто угодно: будь то постояльцы из соседних номеров или случайно пробегавший мимо подросток. Двери номера были открыты круглосуточно, чем не могли не воспользоваться представители медийной индустрии. Вызывая культурно-общественный резонанс, Джон и Йоко проводили свои призывы покончить с войной во Въетнаме через телеэкраны, радио и печатную прессу.

Артемий Троицкий: «Как и все советские молодые люди, я никак не мог увидеть Джона Леннона вживую»

Но, чередование черного и белого остается неизменным механизмом нашей хаотичной жизни. Был период так называемого разлада или «потерянного уикенда», когда Джон отличался не вполне приемлемым поведением: он отдалился от Йоко, запил, его часто замечали в различных заведениях не в самом трезвом виде. Но, впоследствии, ему было за это очень стыдно.

Артемий поделился и личными воспоминаниями о встрече с Йоко Оно: «На Московской биеннале современного искусства, лет семь назад, в помещении ЦУМа были выставлены работы Йоко, тогда она приехала в Россию. Не могу сказать, что она человек очень открытый и активный. Она всегда вела себя очень сдержанно».

Артемий Троицкий: «Как и все советские молодые люди, я никак не мог увидеть Джона Леннона вживую»

Чувство, возникшее в тех формах, где обе порождающие его стороны – самобытные и яркие участники творческого процесса,  становится феноменом не только отношений между мужчиной и женщиной. Такой союз – это слияние всегда неспокойных душ, летящих вдаль и подгоняемых силой вдохновения. Явления, берущие начало у истоков такой связи, создают и превращают ее в еще большее и сильное – продолжение искусства и истории.

Как и с любовью вообще, здесь есть несколько возможных «конечных состояний», то есть, - тот самый финальный «аккорд», который звучит в радостном мажоре, либо, полон минорных интонаций.

Чувство способно окрылить, наполнить счастьем и оказаться восстанавливающим компонентом для духовного тела, как и стать абсолютно деструктивным. И в том, и в другом случае – оно, однако, питательно для искусства, как в одном из интервью утверждала певица Земфира. В нем всегда найдется способ выражения как страшных потрясений, так и возвышенного полета.

Артемий Троицкий: «Как и все советские молодые люди, я никак не мог увидеть Джона Леннона вживую»

Автор: Анастасия Борисенко

Материалы по теме: