Команда Трампа поручила ФРС США ограничить свободное хождение долларов США в кризис

15.02.2017 11:23 616
Зампред. Комитета по финансам США Патрик Макгенри потребовал от главы ФРС, чтобы соглашения с иностранными ЦБ проходили через канцелярию Белого дома.

Санкт-Петербург, 15 февраля.

Заместитель председателя Комитета по финансам Конгресса США Патрик Макгенри обратился с письмом к главе ФРС США с требованием, чтобы все соглашения с центральными банками других стран проходили через канцелярию американского Белого дома.


Начинают проступать контуры финансовой политики, которую намерен проводить президент США Дональд Трамп и его команда. Это стало известно из письма, которое написал заместитель председателя финансового комитета Конгресса США Патрик МакГенри главе ФРС США Джанет Йеллен. Известно, что во время мирового финансового кризиса 2008-2009 годов со стороны ФРС стала проводиться мягкая денежно-кредитная политика. Она была направлена на то, чтобы, с одной стороны, не допустить обвала американской экономики из-за огромного количества «токсичных активов» на балансах банков. Проблемными тогда тысячи нераспроданных объектов недвижимости из-за снижения цен на них при начавшемся в 2008 году массовом дефолте ипотечных заемщиков. ФРС США также стремилась предотвратить возникновение проблем с конвертацией финансовых производных инструментов в денежные средства. С другой стороны, как и всегда, так и в 2008-2009 годах, ФРС США выступала не просто как банк для американской экономики, но и как ведущий финансовый орган глобальной экономики, который ведает эмиссией мировой валюты и поэтому консультируется с центральными банками крупных экономик мира.

Теперь же, что следует из письма представителя команды Трампа Патрика МакГенри, этой практике должен придти конец. По замыслу нового руководства США, американская ФРС не должна будет вести какие-либо непубличные переговоры с международными организациями, например, Банком международных расчетов, который еще называется «центральным банком для центральных банков стран» или просто «супербанк». То есть все решения ФРС США должны пройти одобрение в Конгрессе США, а также в американском Белом доме.

По сути ФРС США перестает в глазах команды Трампа быть независимым банковским регулятором, при этом сам Дональд Трамп уверен, что уже и ранее эта организация потеряла признаки самостоятельности. Тогдашний кандидат в главы американского государства предприниматель Трамп критиковал главу ФРС США Джанет Йеллен, что она в своих действиях находилась под влиянием президента США Барака Обамы, который хотел, чтобы его срок властных полномочий закончился на фоне невысокой процентной ставки и рекордных показателей Уолл-стрита — Dow Jones и S&P 500. Это должно было бы стать своеобразным «спасибо» со стороны Обамы в сторону тех компаний, которые оказывали ему поддержку в ходе избирательных кампаний в предыдущие годы. Собственно так и случилось: индексы выходили на максимумы в ноябре-декабре 2016 года, как перед выборами 8 ноября, так и после. Базовая процентная ставка ФРС США была поднята лишь один раз за 12 месяцев, в декабре, хотя в этом году таких шагов ожидается три.

Недовольство Трампа главой ФРС США пока не привело к тому, чтобы новый президент США открыто заявил бы о своем пожелании о немедленной отставке Йеллен. По словам Трампа, карьерная судьба нынешней главы ФРС США — не вопрос сегодняшнего дня. Любопытно однако, что в банковском регуляторе сейчас уже не остается почти никого из высшего руководства, кто бы выступал за свободу действий этой организации. Последняя ниточка, которая связывала нынешнюю ФРС США с либеральным прошлым во времена правления Алана Гринспена, прерывается вместе с уходом на пенсию после 36 лет службы в регуляторе Скотта Альвареза — главного консультанта главы регулятора.

При этом на сегодняшний день остается непонятным, как Трамп намерен добиться взаимоисключающих целей: для стимулирования экспорта американских товаров доллар США не должен укрепляться, однако дальнейший подъем ставки ФРС США работает в сторону усиления американской валюты. Очевидно одно: в следующий мировой финансовый кризис команда Трампа предпочитает думать прежде всего о спасении финансовой системы США, а рассчитывать на то, что мир получит в случае дефицита долларов дополнительные денежные знаки, не приходится. Для сравнения, начиная с 2008 года по июль 2010 года Европейский центральный банк через своп-сделки с ФРС США выделил для стимулирования экономик 19 стран еврозоны дополнительно 8,011 триллиона в долларовом эквиваленте, при этом Банк Англии получил 918 миллиардов долларов. Национальный банк Швейцарии получил 465 миллиардов долларов, Банк Японии — 387, Национальный банк Дании — 72, Королевский банк Швеции — 67, Резервный банк Австралии — 53, Банк Кореи — 41, Банк Норвегии — 29, а Банк Мексики — 10 миллиардов долларов.

В такой ситуации Россия, которая в 2014 году взяла активный курс на дедолларизацию экономики, сделала правильный выбор. Сокращение общего внешнего долга страны, включая долги компаний, на 250 миллиардов долларов за это время, сокращение закупок за рубежом благодаря программе импортозамещения, а также постепенный переход на расчеты во внешней торговле в национальных валютах — это принципиально важно. Дело в том, что эти шаги — надежная страховка от будущих финансовых потрясений, к которым центральные банки большинства стран мира не готовы: в очередной кризис по всем строчкам о выделении своп-линий могут стоять нули, а появление реальных цифр может сопровождаться требованиями, которые будут ставить политическое руководство многих стран перед непростым выбором. Для руководства России этот выбор сделан давно, и такая самостоятельная и ответственная позиция — это именно то, за что уважает на личном уровне Дональд Трамп президента России Владимира Путина. Даже несмотря на то, что окружение нового главы американского государства пытается тянуть Дональда Трампа в то «болото» тупиковых политических отношений, которое организовала команда предыдущего президента США Барака Обамы.

Владислав Гинько, эксперт РАНХиГС при Президенте РФ

Новости партнеров: