ИСКУССТВО/ Интервью со скульптором ТАМАРОЙ ДМИТРИЕВОЙ

03.01.2014 07:00 90
Тамара ДМИТРИЕВА: Искусство создавать В 1983 году Тамара Викторовна Дмитриева

Тамара ДМИТРИЕВА: Искусство создавать

В 1983 году Тамара Викторовна Дмитриева была принята членом Ленинградского отделения Союза художников СССР. Скульптуры и монументы ее авторства украшают города бывшего СССР, а скульптурные портреты и миниатюры ценят не только в России, но и за рубежом. В преддверии новогодних праздников журналисту НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ удалось пообщаться с Тамарой Дмитриевой в неповторимой атмосфере творческой мастерской скульптора и художника.

Обшарпанная деревянная дверь распахнулась, и я оказалась в уютном помещении, наполненном скульптурами, миниатюрами, эскизами, картинами – в мастерской Тамары Викторовны Дмитриевой, скульптора и художницы. Хозяйка мастерской приветливо улыбалась:

- Не стесняйся, проходи. Бери кекс, кофе. Как говорят, в гостях всегда нужно много есть: если ты у друга, он обрадуется, а если у врага, огорчится.

- Тамара Викторовна, расскажите, пожалуйста, о самом запоминающемся опыте работы с иностранными заказчиками.

- Это, конечно, японцы. Можно считать чудом, что они на меня вышли. Япония придает большое значение укреплению дружбы с Россией, куда большее, чем Россия. Их заинтересовал исторический эпизод, с которого начались русско-японские отношения – встреча нашего Петра Рикорда, в будущем адмирала, и японского купца Токодая Кохэй. Если быть точными, это была не встреча, а пленение. Но потом они стали большими друзьями. Я сделала скульптуру. И японцам это так понравилось! Они ее скопировали в 2002 году и подарили Кронштадту. Мне присылали грамоты, благодарности, много высоких слов... Очень по-японски.

- Вы начинали творческий путь еще при Советском Союзе. Чем отличается зритель того времени от зрителя современного?

- Сейчас больше понимают. Люди как будто доросли до понимания, приобрели необходимые знания, культурный багаж. Даже в девяностые, когда я выставлялась, многие не чувствовали, не видели смысла моих работ. У нас как-то было собрание Союза художников, и один искусствовед заявил, что художники не откликаются на веяния времени. Я тогда не собиралась ничего говорить, но эта фраза меня очень возмутила. И я ответила: «Вы просто ничего не видите!» Потому что все было. Не только у меня, у многих.

- Как Вам работалось в то время?

- О, мы тогда все были совсем другими. Очень молодыми и очень... как бы это сказать? Идейными. Вдохновленными идеей. Вспоминается случай, когда мы делали бюст Масловского в Нижнеудинске.
Мы вчетвером, тогда еще студенты-комсомольцы, поехали туда и на добровольных началах лепили этот бюст. Это было в 1965-м году. И нижнеудинским комсомольцам так понравилась наша работа, что они организовали для нас экскурсию к Богатырским пещерам. Их еще называли Таинственными пещерами. А почему? Потому что добраться до них очень сложно. Нас сначала везли на УАЗике, а потом, там, где машине уже было не пройти, мы шли пешком.
А дорога тяжелая, извилистая, в гору идет, и жарко. Я стала отставать. Смотрю — моих товарищей уже не видно, а впереди развилка. Куда идти, что делать? И вдруг вижу, сидит на пенечке глава комсомольской ячейки, улыбается. «А я Вас жду», – говорит. Вот такие тогда были люди, простые очень. В пещерах оказалось очень интересно. Нас сразу предупредили – идите точно следом за проводниками, ни полшага в сторону, не отставать. Мы сначала подумали, что с нами может случиться, почему не отходить? Потом прошли мимо огромной ямы, и я бросила туда камешек. Падения мы так и не услышали. Наконец нас вывели в огромный зал, размером, наверное, с футбольное поле. И в центре этого зала лежал плоский валун, а на нем — тетрадка. И мы все в ней расписались, написали, кто мы, откуда, почему приехали. А когда стали уходить, я снова отстала. Оглядела пещеру, а в ней пусто, и только крошечный огонек в туннеле, с одной стороны. Я бегом туда. И вдруг слышу,  кричат: «Тамара, стой!». А кричал мой сокурсник, он потом стал моим мужем. Оказывается, я побежала в другую сторону, и чуть не заблудилась. Вот так мой будущий муж мне, можно сказать, жизнь спас.

А то, что мы в тетрадке расписывались, мне очень пригодилось. Сын недавно находил в интернете фотографию монумента Масловскому. Работа наша, а имена авторов – чужие. У меня и фотографии есть, как мы его делали, и благодарственные грамоты, и вот еще эта запись в тетрадке, как
доказательство.

- В 90-е годы, когда было трудно всем, как жилось и работалось художникам?

- Тоже было сложно. Не было денег, чтобы отливать скульптуры. Вот, например, работу «Карма» я выставляла в 1993-ем году в пластилине. Она очень тяжелая, и чтобы ее отформовать, много денег нужно. Еще я тогда шила кукол. Они у меня очень хорошо пошли, замечательно продавались, и процесс мне нравился. Но я от этого отказалась. Поняла, что меня затягивает, и прекратила. У меня бы совсем не осталось времени на искусство. И мастерская вся была в тряпках...

- Известно, что у художников бывают моменты озарения, когда Вы вдруг понимаете, как должна выглядеть работа. Когда это происходило с Вами?

- Очень интересная история была, когда к нам в Союз художников пришла актриса Анна Алексахина. И мы должны были разными способами ее запечатлеть. Кто-то рисовал, а я, будучи скульптором, ее лепила. Принесла с собой шамот (вид глины – прим. автора) и стала делать портрет, как обычно. Но шамот был сырой, он все время падал, и вот один раз он у меня как-то так упал  – и тут я увидела. Увидела вот эту античную маску. Алексахина ведь драматическая актриса, а у греков множество драм, трагедий. И, самое смешное, я пока лепила, вокруг меня был шум, все разговаривали, общались, а когда работа у меня упала, я вдруг слышу – тишина. Думаю, что такое? А они все вокруг меня стоят, смотрят: «Тамара, только не трогай! Не трогай!» Вот что значит –художники.

- Вы очень много времени уделяете работе. А как Вы отдыхаете?


- А вот здесь же и отдыхаю, в мастерской. У меня почти все время – работа. Все время что-то делаю. У нас есть дачный участок, так вот я в этом году там даже ни разу не была. Иногда хожу на банкеты, на открытия. В кино не хожу, нечего там смотреть. Очень люблю оперу и балет. На самом деле, куда зовут, туда и иду. Конечно, еще отдыхаю дома по вечерам, с семьей. У меня два сына. У старшего  – свой бизнес, а младший – писатель-фантаст. Александр Задорожный. Уже девять книг написал, вот так!

- К Вам в мастерскую часто приходят гости?

- Да, очень. У меня есть знакомые искусствоведы, которые преподают, и они периодически собирают студентов, приводят их сюда. Я сама не преподаю и мастер-классов не провожу, только в них участвую. Но могу подготовить к поступлению. Недавно занималась с одной девочкой, она сейчас в Репина учится. Я вообще люблю гостей. Так интереснее.

 

Новости партнеров: