Почему Россия не хочет вторжения США в Сирию

12.04.2017 18:12 3899
Москва уверена, что у Вашингтона нет права заниматься свержением неугодных ему режимов, при этом Кремль держится не за личности в Дамаске, а за фундаментальные основы миропорядка

Атака вооруженных сил США в Сирии — это первая «проба пера» президентом США Дональдом Трампом. Москва критично относится к таким действиям, и дело не в том, что Кремль поддерживает или не поддерживает лично президента Сирии Башара Асада. Россия не хочет до конца разочаровываться в западных партнерах, идя им навстречу неоднократно, все же имеет «красные линии», за которые не позволит переступать.

Начиналось все с Ливии. В 2011 году Совет безопасности ООН установил бесполетную зону над Ливией. Россия вместе с другими четырьмя участниками Совбеза не приняла участия в голосовании, но и не использовала право вето. В Вашингтоне уверяли Москву, что речь идет только о гуманитарной миссии, однако за несколько дней этой «миссии» стало понять, что за океаном откровенно лгали. Глава МИД РФ Сергей Лавров тогда выступил с заявлением, в котором отметил, что авианалеты стали использоваться для поддержки одной из сторон в гражданской войне, разразившейся в Ливии, ведя к смещению главы этого государства, Муаммара Каддафи.

Владимир Путин, который тогда занимал пост премьер-министра, заявил, что действия США и его союзников носят оттенок средневековья. В октябре 2011 года Москва выступила с обращением к Генеральной ассамблее ООН, в котором было открыто заявлено, что военная интервенция западных стран в Ливию стала прикрытием для смены власти в Триполи для удовлетворения интересов отдельных стран Запада.

Воодушевленный успехом в Ливии, американский Белый дом обратил пристальное внимание на Сирию: еще в 2009 году президент США Барак Обама пришел в ярость, столкнувшись на первом году своего пребывания главы американского государства с тем, что Дамаск отказался давать «зеленый свет» на прокладку через свою страну нефтепровода из Катара в Европу. В Дамаске открыто заявили, что в сирийской столице не хотят предпринимать какие-либо действия, которые могут потенциально навредить экономическим интересам Москвы. Спустя два года в Сирии разразилась гражданская война.

Великобритания в 2012 году официально заявила, что стала поставлять нелетальное вооружение оппозиционерам в Сирии. В том же году стало ясно, что США через ЦРУ оказывает финансовую поддержку оппозиции в Сирии, а в сентябре 2013 года были зафиксированы поставки вооружения для них. В 2014 году президент Франции Франсуа Олланд подтвердил, что Париж поставляет вооружение отдельным группам оппозиции, которые пытаются свергнуть президента Сирии Башара Асада. Уже в феврале 2012 года МИД РФ распространил заявление, в котором было подчеркнуто, что Россия «твердо стоит на позиции, что разрешение внутреннего политического кризиса в Сирии должно идти в полном соответствии с международным правом, через мирные инструменты политики и дипломатии, а также через широкий внутрисирийский диалог».

13 февраля 2013 года Сергей Лавров заявил, что «мы откровенно не ведем речь о каких-то персоналиях. Нас заботит судьба сирийского народа… Власти Сирии сделали много ошибок». В декабре 2013 года стало ясно, что, как заявил заместитель главы МИД России Геннадий Гатилов, «по нашему мнению, главной причиной ухудшения гуманитарной ситуации в Сирии стал продолжающий приток в эту страну иностранных боевиков и оружия, вместе с односторонними антисирийскими санкциями, наложенными странами Запада». Повторялась ситуация как в Ливии, только на этот раз доверия к западным партнерам было уже меньше.

В июне 2015 года президент России Владимир Путин заявил, что «у нас есть опасения, что Сирия может оказаться в той же ситуации, что Ливия и Ирак». Власти Сирии к тому времени из-за вмешательства ряда западных держав потеряли контроль над 83% территорией своей страны, а также более половины своей экономики. Выступая на 70-й юбилейной сессии Генеральной ассамблеи ООН, Владимир Путин тогда сказал, обращаясь к политикам западных стран: «вы хоть понимаете, что вы наделали?» Россия уже не могла тогда не вмешаться и по личной просьбе легитимного президента Сирии Башара Асада стала оказывать поддержку стране перед угрозой распада.

При этом экономические интересы не являются главными. Да, общий объем российских инвестиций в Сирию за новейшую историю составил 20 миллиардов долларов. Это и совместный проект по добыче нефти неподалеку от города Дейр-эз-Зор, который функционировал с 2010 года по декабрь 2011 года, выйдя на производственную мощность по 560 баррелей нефти в сутки. В 2012 году в Сирии благодаря российским инвестициям был построен один газопровод, а также началось строительство второго газопровода неподалеку от Ракки, с плановой мощностью 1,3 миллиарда кубических метров прокачки сырья. В 2013 году благодаря российской геологоразведке сирийские партнеры смогли обнаружить 14 месторождений нефти в территориальных водах этой страны. Конечно, Москва поставляла Дамаску вооружение для борьбы с терроризмом, с которым столкнулись власти Сирии. В сентябре 2015 года официальный представитель МИД РФ Мария Захарова подчеркивала, что «Россия никогда не делала секрета из военно-технического сотрудничества с Сирийской арабской республикой. Наша страна длительное время снабжает Сирию вооружением в соответствии с двухсторонними договоренностями».

При этом, конечно, экономические связи были и есть, но главное — это суверенное право решать сирийскому народу как им дальше жить. Относительно экономических вопросов еще в 2010 году в сирийской газете al-Watan была опубликована заметка Дмитрия Медведева, в которой было описано, что Москва активно помогала Дамаску выстраивать энергетику страны, строить железные дороги, высоковольтные линии передач, мощности по очистке воды и мелиорации, осуществляла инвестиции в нефтепроводы и нефтяные месторождения, а также в производство минеральных удобрений. В статье также была подчеркнута важность развития совместных проектов в нефтегазовой сфере. Однако потом наступил 2011 год и политическая ситуация в Сирии, и так неспокойная, стала резко ухудшаться из-за военного вмешательства западных партнеров. И — это ключевой момент: Россия развивала мирное экономическое сотрудничество с Сирией, а кому-то из представителей политических элит в Вашингтоне и Лондоне это не понравилось. И опять-таки, для России экономические связи хоть и были важными, но не являлись какими-то критическими, что подчеркивал Дмитрий Медведев в интервью в октябре 2015 года, заявив, что подобные идеи являются сродни «теории заговоров и являются пропагандой». Действительно, уровень инвестиционного взаимодействия России, например, с соседней Турцией был заметно выше, чем с Сирией.

Что сейчас? Для Вашингтона Сирия, по-видимому, это одна из тех стран, где американский Белый дом, презрев ключевые нормы международного права, намерен свергнуть Башара Асада. Сдержанная реакция Пекина на это намерение, а также твердая позиция неприятия таких действий Вашингтона, которая была выражена Ираном, Венесуэлой, Северной Кореей, а также Боливией, показывает, что если еще недавно с мнением Вашингтона почти все страны соглашались беспрекословно, то новая эпоха открывает новую страницу мировой истории. Вполне возможно, что Сирии удастся отстоять право решать свою судьбу без Вашингтона, а если такое не получится, то американский Белый дом рискует и дальше терять поддержку все большего числа стран в мире.

Владислав Гинько, эксперт РАНХиГС при Президенте РФ

Материалы по теме: