Путь во льдах: Сергей Калугин рассказал о пяти выдающихся петербуржцах

20.06.2017 12:59 1732
Сергей Калугин в рамках цикла «Пять петербуржцев» рассказал о Тарасе Сидаше, Кирилле Санталове, Вадиме Сергееве, Кирилле Комарове и Дмитрие Гороховском.

Обаятельный рассказчик, замечательный поэт и самый смелый московский музыкант – это новый гость рубрики НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ о пяти петербуржцах. На этот раз мы решили разбавить беседы об известных и талантливых людях запахом Туркестанского экспресса и, конечно же, духовностью. Наш корреспондент встретилась с лидером группы «Оргия Праведников» Сергеем Калугиным перед квартирником в Петербурге, где он рассказал о Тарасе Сидаше,  Кирилле Санталове, Вадиме Сергееве, Кирилле Комарове и Дмитрие Гороховском. 


ТАРАС СИДАШ 

Первым я хотел бы назвать моего старинного друга, которого зовут Тарас Сидаш. Это петербургский поэт, богослов, философ и лидер издательства «Квадривиум». Уникальное явление в современном обществе – роскошно издаются труды немецких философов,никогда переводившиеся на русский язык, протестантских богословов,труды по истории античности, документы соборов и материалы о расколе… Книги высочайшего академического класса. Они рассылаются издательством в библиотеки страны, и частью поступают в продажу. 

Недавно Тарас мне подарил уникальную книгу. Немногие знают, что великие композиторы барочного и романтического периодов (и Бах, и Гендель, и Мендельсон) писали стихи. Как ныне рок-музыканты они писали музыку на свои собственные тексты. Их поэзия никогда не переводилась и не издавалась. «Квадривиум» опубликовал два тома поэтических трудов великих композиторов в великолепном переводе. 

Многие видели синенький пятитомник Плотина и сборник трудов Юлиана Отступника - это переводы Тараса. При таком колоссальном интеллектуальном базисе Тарас ещё и феерический поэт. Это гений.А в жизни он как был в юности так и остался авантюристом. Это человек, который зимой плавает на байдарке по Финскому заливу. И говорит, что ощущение покоя, которое он при этом испытывает не променяет ни на что. А надо понимать, что зимой под водой дрейфуют незаметные ледяные глыбы.Если байдарка на такую налетит, то ткань лодки порвётся. А дальше несколько секунд в ледяной воде - и на дно . Но он вот так рискует,и меня звал, но я сказал, что судьба Шелли меня не прельщает. 

Мы с ним несколько раз плавали на байдарке по каналам Петербурга. Я знаю Северную столицу с уровня воды. Это совершенно другой город, чем даже с катерочка, который шатается по каналу. Я помню, как мы с Тарасом уходим в тоннель под Казанским собором, и он говорит: «Главное – на катер не нарваться! Перевернёт». А я впервые тогда сел в байдарку, мы 12 часов плавали, напились вдребезги… Ночью вышли в Неву, нас чуть не переехал огромный пароход после развода мостов… Выплыли в Финский залив, и там мотылялись несколько часов по волнам с барашками. Потом рассказываю знакомым байдарочникам: «Как весело мы с Тарасом поплавали! Пьяненькие, по Финскому заливу, волны с барашками…». Они мне в ответ: «Ты что, сдурел? Барашки – это четыре балла шторм! Вас перевернуть должно было на второй секунде! А мы несколько часов там: «Ух, как весело!». Нас зальёт, а мы воду отливаем. Очень авантюрная личность Тарас, и при этом великий поэт и потрясающий философ. Если кто-то благодаря тому, что я говорю, с ним познакомится хотя бы заочно, я буду очень рад. 


КИРИЛЛ САНТАЛОВ 

Много лет назад мы с Кириллом познакомились в поезде, в классической сидячке "Питер-Москва" системы "скрюченные ножки". Я возвращался из Петербурга с концерта, и моим соседом оказался парень с "хвостиком", не могли не разговориться, путь долгий, делать нечего. Он мне поставил в наушниках «Нотр-Дам де Пари», а я ему наш первый альбом. Его затаращило. С тех пор мы дружим. 

За эти годы он превратился в великолепного фотографа. Он делал фотосеты для первого альбома «Для тех, кто видит сны», ко второму, к концертнику «Вперёд и вверх» Я считаю его работы к нашим альбомам гениальными. Множество афиш с его фотографиями у нас выходило… Низкий поклон за талант и поддержку.А, кстати, его супруга, певица Екатерина Тихонова, пела у нас на альбоме "Уходящее Солнце", который записал 


ВАДИМ СЕРГЕЕВ

Третьим номером пойдёт – а мог бы идти первым номером хронологически – один из старейших моих друзей Вадим Сергеев «Десс», петербургский звукорежиссёр. С ним нас познакомил Юрий Наумов, замечательный рок-гитарист, сейчас живущий в Америке. Когда Юрка уезжал в Америку, он всех своих друзей между собой перезнакомил. Говорил: «Создаю из вас такой гамак, на который в случае чего можно упасть. Если в Америке не удержусь и кубарем рухну обратно, хочу, чтобы было здесь кому меня поддержать». 

Именно Вадим Сергеев записал пластинку

«Уходящее солнце», которую до сих пор многие считают нашим лучшим альбомом. Мы, естественно, как полагается музыкантам, лучшим своим альбомом считаем последний. Но что-то в этом альбоме было поймано, что заставляет огромное количество наших поклонников его ценить. Он мягкий, вкатывающий… Есть очень красивый документальный фильм о съёмках альбома «Уходящее солнце», можете посмотреть на Ю-тьюбе. Там можно увидеть и Вадима, и нас десятилетней давности у него на студии. 

Дальше случилась трагическая история, характерная для нашего социума. Вадим арендовал помещение, вложил все свои средства, в том числе и занятые, чтобы построить в нём студию. Как только наш альбом был записан, пришли люди с жирными затылками и сказали ему оттуда выкатываться. Так получилось, что он построил студию для того, чтобы записать наш альбом. И всё, на всех дальнейших планах пришлось поставить крест. Для Десса это был тяжёлый удар. Теперь он работает на дому: сводит альбомы, записывает. Про Десса нужно сказать, что этот звукорежиссёр записал последний альбом великой арт-роковой команды "Гонг", который входит во все каталоги мировой рок-музыки. 


КИРИЛЛ КОМАРОВ

Кирилл – офигенный петербургский рок-музыкант и автор песен. Нас познакомил также Юрий Наумов. Кирилл начинал под влиянием Юры, заимствовал определённые приёмы его гитарной техники. Он изначально был вполне самобытен, но Юркины 

подходы на него сильно повлияли. Собственно, как и на меня, только в другом аспекте. Я был впечатлён Юркиными формами – это большие композиции со сложным инструменталом. А Кира пошёл в сторону блюз-рока. 

С ним получился интересный качественный скачок. Кира в юности , которая у него , впрочем, категорически не собирается кончаться, достаточно на него посмотреть,был интеллигентный начитанный петербургский мальчик.И начальный период его творчества был несколько спекулятивен, он песни придумывал из головы. Хотя одновременно с этими песнями он писал совершенно замечательные петербургские стихи. Говоря «петербургские», я имею в виду в неком роде школу Бродского. Например, его «Письма другу» – одно из моих любимых стихотворений вообще. Тем не менее я ставил некую схоластичность ему в упрёк. А потом Кира съездил в Индию, и там его прорубило! Он стал писать потрясающие вещи. Песня «Сияй» – одна из лучших песен на русском языке, которая когда-либо была записана. С тех пор я с большим наслаждением его слушаю. Это трансляция чистого света и откровения в простых аскетичных формах, но сделанных всегда с величайшим вкусом. Удивительным образом обретённый в Индии свет наложил отпечаток на его раннее творчество. Теперь, когда он поёт свои ранние песни, я не вижу в них никакой спекуляции, их пронизало светом, они ожили, в них вспыхнул живой опыт, и они стали прекрасны. На концерты Киры я всех приглашаю! 


ДМИТРИЙ ГОРОХОВСКИЙ

Человек, у которого я играю около 12 лет. Диме низкий поклон за то, что он в то время, когда жанр квартирников вымер, возродил его. У Димы есть большое количество последователей во всех городах России. Культура квартирников скончалась одновременно с Советским Союзом, люди ушли в залы. Затем атмосфера стала меняться, и они вновь стали актуальны. Это огромное счастье, что в Петербурге есть точка, куда можно прийти и сыграть квартирный концерт с минимальной дистанцией между исполнителем и залом.

Мы живые люди и время от времени всё равно нуждаемся в интимности и, будь она проклята, духовности. И эту жажду квартирный концерт удовлетворяет. Есть музыканты, которые предпочитают квартирный концерт зальнику. Когда задавали такой вопрос Юре Наумову, то он отвечал, что квартирный концерт – это его любимая форма существования. Я больше всего люблю грохочущее электричество, но квартирник – это необходимая форма для музыканта. Диме большой поклон за то, что он это организовал. 


ИТОГ

Жаль, что имён всего пять.А я не назвал Димку Аверьянова, чьей песней "Наша Родина - СССР" "Оргия "Праведников " взрывала чарты "Нашего Радио", Катьку Борисову, рок-журналистку, что писала обо мне тогда, когда никто не писал....И многих-многих других прекрасных, любимых петербуржцев. Я считаю, что, прежде всего, нужно упоминать живых людей. Если я скажу, что я люблю Бродского или что-то в этом роде, мало что в этом мире изменится. В первую очередь нужно отдавать дань уважения живым.


Беседовала: Надежда Дроздова

Материалы по теме: