Не быть или не быть – Петербург уклонился сразу от трех референдумов

28.06.2017 19:13 467
Сегодня, на последнем перед летними каникулами заседании городского парламента, карты были раскрыты. Референдумам не быть. Всем трем.

Судьба сразу трех городских референдумов последнее время волновала умы многих петербуржцев. И это при том, что о перспективе этих плебисцитов все было известно заранее как их сторонникам, так и противникам. Сегодня, на последнем перед летними каникулами заседании городского парламента, карты были раскрыты. Референдумам не быть. Всем трем.

Излишне, наверное, напоминать, что речь идет, во-первых, о широко известном референдуме о статусе Исаакиевского собора, во-вторых, о референдуме об отзыве мандатов у оппозиционных депутатов, и в-третьих, о референдуме против анонимности в интернете. Рассмотрения первого оппозиция добивалась очень долго, постоянно сталкиваясь с сопротивлением, последние два препятствий на пути к залу заседаний ЗакСа не встретили.

Референдум о статусе Исаакиевского собора

После вопиющего заявления губернатора Георгия Полтавченко о том, что «вопрос с Исаакиевским собором решен» и объект должен быть передан церкви, поднялась волна общественного возмущения. Пренебрежение мнением горожан вылилось в попытку провести голосование о статусе Исаакиевского собора и других музеев, на управление которыми претендует РПЦ. Инициативная группа, куда вошли оппозиционные депутаты, в том числе Максим Резник, Борис Вишневский, Оксана Дмитриева и Алексей Ковалев предложили выставить на референдум следующий вопрос: «Согласны ли вы с тем, что относящиеся к памятникам истории культуры федерального значения и находящиеся в собственности Санкт-Петербурга здания: Собора преподобного Исаакия Далмаского, собора Воскресения Христова на Крови, Петропавловского собора, должны быть закреплены на праве оперативного управления за государственными музеями, при обеспечении возможности проведения в них религиозных обрядов и церемоний?».

После мучительной предварительной волокиты вопрос все-таки был озвучен на завершающем заседании городского парламента 28 июня. Депутатам коллективно предстояло решить, соответствует ли вопрос законодательству. Если да, то референдум проводить можно. Заранее было известно, что референдум устраивать в Петербурге партия власти не даст, и вопрос ожидаемо был признан не соответствующим закону.

Председатель комитета по законодательству Денис Четырбок привел юридические обоснования для отказа, охарактеризовав их как «непреодолимые препятствия для референдума». Во-первых, якобы вопрос уже урегулирован нормами федерального закона, во-вторых, формулировка вопроса вызывает множество толкований, что недопустимо, в-третьих, нет четкого понимания фразы «обеспечение возможности проведения в них религиозных обрядов и церемоний».

Оппозиция попыталась опровергнуть все тезисы, но безуспешно. К юридическим нормам обращались с трибуны лидер и фракции «Партии Роста» в ЗакСе Оксана Дмитриева и спредливорос Алексей Ковалев. «Почему вы считаете, что в данном референдуме решается вопрос о передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, чему посвящен пункт первый заключения юридического управления? Из чего вы делаете такой вывод? Где здесь написано о передаче чего-либо религиозным организациям?» - интересовался Ковалев. Михаил Амосов от фракции партии «Яблоко» указывал на то, что нет никаких проблем с пониманием фразы про обряды и церемонии – в законах РФ эти понятия встречаются, да и в принципе ничего незнакомого для русскоязычных людей в этих словах нет.

Депутаты Борис Вишневский и Максим Резник, точно зная, что бой арьергардный, с юридического поля ушли и просто высказались о том, что думаю по поводу происходящего.

«Не юридический вопрос решается в этом зале. Вопрос конечно же политический. Понятно, что настроения петербуржцев таковы, что референдум на эту тему будет выигран с подавляющим преимуществом теми, кто считает, что три этих собора должны оставаться частью государственных музеев. Именно поэтому поставлена задача референдума не допустить ни при каких обстоятельствах и под любым предлогом, - заявил Борис Вишневский. – Коллеги, не бойтесь референдумов. Пусть народ, наконец, уже скажет...» Что должен сказать народ, осталось за скобками, так как Вишневскому отключили микрофон.

Максим Резник просто констатировал отсутствие диалога между сторонами – «диалога нет, идет война». Что касается референдума, то он выразил уверенность, что власть боится устраивать голосование и давать народу право решать любые вопросы, ведь «последствия для власти могут быть непредсказуемыми».

Спикер ЗакСа Вячеслав Макаров тоже в стороне от дискуссии не остался. Со спокойствием уверенного в своей победе человека он заявил, что вопрос политизированный и ни о каких вариантах, кроме отказа провести референдум, и речи быть не может.

«Есть такое понятие в юриспруденции как «объективная истина». Это высшая ценность и главный аргумент при любой состязательности, в любом суде. Открываю и смотрю, кто у нас в инициативной группе – все нынешние выступающие: Вишневский, Резник, Дмитриева, Амосов. Поэтому все, что здесь говорилось, это абсолютно предвзято, абсолютно политизировано», - сказал Вячеслав Макаров.

На голосовании сюрпризов не было. За референдум высказались лишь десять парламентариев, против референдума проголосовало 38 депутатов.

Не быть или не быть – Петербург уклонился сразу от трех референдумов

Оппозицию решили мандатов не лишать

Следующими на повестке дня были предложения от неких инициативных групп горожан лишить мандатов оппозиционных депутатов и запретить анонимность в интернете. Что касается первого вопроса, то выгнать из депутатов предлагалось оппозиционеров, сторонников сохранения за Исаакиевским собором статуса музей.

Вопрос, сформулированный некоей инициативной группой, звучал следующим образом: «Считаете ли вы необходимым отозвать депутатов Законодательного собрания шестого созыва Амосова Михаила Ивановича, Вишневского Бориса Лазоревича, Дмитриеву Оксану Генриховну, Ковалева Алексея Анатольевича, Резника Максима Львовича, Трохманенко Сергея Владимировича?».

По общему мнению парламентариев, правовые последствия подобного референдума не определены, да и в принципе на референдум не могут быть вынесены вопросы о персональном составе органов государственной власти субъекта РФ. И депутатский корпус дружно проголосовал против этого референдума. Хотя вот Борис Вишневский заявил, что он на подобный референдум он вполне согласен, так как он отразит реальную поддержку избранных гражданами депутатов.

На обсуждение третьего референдума много времени тратить не стали: еще на стадии внесения документа в ЗакС было понятно, что это несерьезное предложение. Большинством голосов вопрос об анонимности в интернете, выставленный на референдум, признали закону не соответствующим.

Не быть или не быть – Петербург уклонился сразу от трех референдумов

Волна референдумов

Три подряд референдумных вопроса дали партии власти возможность инициировать внесение поправок в региональный закон о референдумах и существенно усложнить инициирование гражданами плебисцита. Борис Вишневский позже прокомментировал, что цель псевореферендумов об отзыве мандатов и анонимности в сети оппозиция вычислила сразу, и ясно было, для чего все делается, и что с чем связано. «Цель была, чтобы сказать – видите, тут вносят всякую пургу. Как же можно. Надо ограничить затею с референдумами, поэтому взяли и увеличили численность инициативной группы», - сказал Борис Вишневский.

Парламент Петербурга оперативно проголосовал за ужесточение правил проведения референдума в городе. Так, количество заявителей, необходимое для подачи заявки на референдум, увеличивается в 15 раз. Отныне чтобы подать заявку на референдум, нужно не 20 человек, а 300.

Юлия Медведева

Материалы по теме: