Лидер группы «Мураками» рассказала о пяти выдающихся петербуржцах

01.08.2017 17:08 1041
Гостем рубрики НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ стала Диляра Вагапова.

Гостем рубрики НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ о пяти петербуржцах стала вокалистка группы «Мураками» Диляра Вагапова. Диляра и её группа дислоцируются в Казани, но вы удивитесь: девушка родилась в Ленинграде. Поэтому невской историей она дорожит, а люди из города на Неве на неё особенным образом повлияли. Как? Читайте в нашем материале. 


ПЁТР ПЕРВЫЙ 

Я родилась в городе на Неве. У меня даже была медалька «Рождённым в Ленинграде». Но почти сразу после рождения, когда мне было 1,5-2 года, мы уехали отсюда. Тем не менее, я ценю всё, что связано с корнями. Очень важно любить историю. И когда мне говорят о Петербурге, я сразу думаю о Петре Первом.

Я искренне восхищаюсь Петром Первым! Он проводил огромное количество реформ, делал это нагло и уверенно. При этом он верил в Россию и её мощь. Он занимался всем: начиная от флота и академий и заканчивая мелочами. 

Когда читаешь роман Алексея Толстого «Пётр Первый», то становится ясным то, что ему нужно было быть немножечко сумасшедшим для реализации задумок.

С женской стороны его можно было сразу полюбить и возненавидеть. При этом мне было приятно узнать, что при Петре Первом запретили насильственную выдачу замуж девушек. А до него это было обыденное явление.

Даже в фильме «Пётр Первый» (режиссёр Владимир Петров, 1937 год) его настолько ярко показывают, что невозможно в него не влюбиться. Я люблю сильных личностей, мне нравится восхищаться ими. В Петре было так много наглости, уверенности, что на это невозможно не обратить внимание. Образ Петра, каким его увидели в 1937 году и каким его видят сейчас, мне кажется, не очень-то и отличаются между собой.

Я смотрю на Петра как на человека, за которым бы я пошла. Мне кажется, за ним бы я пошла на любую войну, на любое приключение. Этот человек заставляет поверить в себя, помимо того все мы до сих пор осознаем и чувствуем дух Петра, не только в его городе, но и  в нашей ментальности, которая безусловно изменилась во времена петровских времен. И я не хочу слишком сильно идеализировать Петра Алексеевича, но даже тот факт, насколько сильно восхищался данной личностью самый великий поэт и деятель искусства в истории России уже говорит о многом. Я, конечно, про Пушкина. Это в любом случае личность знаковая, чья внутренняя культура, которая зиждилась в нём, до сих пор вдохновляет множество творческих людей приезжать в самый творческий город. Петербург – один из самых больших памятников одной конкретной личности, чей образ до сих пор скрепляет нас, заставляя чувствовать в себе эту силу, уверенность и открытость души и ума. Мы, конечно, можем его критиковать за многие вещи, а кто-то до сих пор уверен, что во время великого посольства Петра подменили, но все эти факты не добавляют противоречий, а лишь доказывают что это, в первую очередь, личность яркая, культовая и заслуживающая детального погружения в себя. Я очень идеализирую, но  подобные личности в истории  встречаются не часто, а вызывающих подобный трепет у огромного количества людей так вообще единицы.

Пётр первый в первую очередь был созидателем, и через много лет на место созидателей пришли Ленин, Сталин, их личности по культовости в рамках страны как раз можно сравнить с Петром, но какими методами мы добились этого? Каждая из вышесказанных мной личностей заслуживает внимания, но история нам говорит, что изменить страну, её ментальность, культуру и быт можно куда более гуманными способами. Поэтому на фоне огромного количества политических деятелей в истории России, Пётр является одним из важнейших примеров для подражания. И я рада, что его образ практически не испортился за долгие годы.


ИОСИФ БРОДСКИЙ 

У нас была группа «Твин Пикс», в которой солистку звали Ксения. Однажды я увидела, как эта прекрасная дама читает стихотворение. Я была совсем юной, когда сердце открыто всем новшествам, приключениям. В то время я прекрасно знала Цветаеву, Ахматову, читала Пушкина. А Бродский по неизвестной причине прошёл стороной. Если я не ошибаюсь, Ксения читала стихотворение «Вместе они любили…»

«Вместе они любили

сидеть на склоне холма.

Оттуда видны им были

церковь, сады, тюрьма.

Оттуда они видали

заросший травой водоем.

Сбросив в песок сандалии,

сидели они вдвоем».

Либо «Тебе, когда мой голос отзвучит

настолько, что ни отклика, ни эха,

а в памяти – улыбку заключит

затянутая воздухом прореха…».

Она читала так, будто это её слова. Тогда-то я узнала, что это  Бродский. Я села и перечитала его. Я думала: «Только он может писать так о любви». Тогда он ассоциировался у меня с Маяковским, хотя они абсолютно не похожи. Те эмоции относительно любви, которые подарил мне Маяковский, смог подарить и Бродский…

Иосиф Бродский в стихотворении «Холмы» настолько точно забивал гвозди в меня в том возрасте, когда твоё сердце готово принимать их. Бродский стал для меня открытием. 

Я пытаюсь понять, то ли это Бродский на меня повлиял, его поэзия, то ли это впечатление, когда я поняла, что стихи можно читать не только со сцены, а преподносить их как нечто сокровенное. У меня изменилось отношение к поэзии после прочтения Бродского. Именно потому, что я почувствовала – стихи могут быть… признанием.

Помимо личной связи с Бродским, мне кажется, это последний великий поэт России, последний представитель той эпохи, где в одном ряду могли бы органично стоять Пушкин, Есенин, Блок...


ПЁТР ЧАЙКОВСКИЙ 

Моя мама работает администратором оперного театра в Казани. Поэтому я в буквальном смысле жила в оперном театре и мечтала стать балериной, чтобы танцевать Машу в «Щелкунчике». Я почти не пропускала «Щелкунчик» в пору Нового года. Это было в детском садике или начальной школе.

Но я не смогла осуществить свою мечту стать балериной, у меня не было подъёма на ноге. Меня не приняли. Это была катастрофа! Я плакала неделю.

Однажды вся наша группа приехала в Воткинск с концертом, и утром мы сходили в дом, где прошло раннее детство Чайковского. Я заставила всех музыкантов сходить в музей. Как это, оказавшись в Воткинске, мы не пойдём в музей Петра Ильича? Невероятная дама с большой любовью рассказала нам о Чайковском. Мы бродили около часа. Затем мы пришли в зал, где нас посадили и включили музыку этого гениального композитора. Музыканты сильно устали, но только присев, погрузились в мелодию.

Моя младшая сестра пошла в хореографическое училище… Она осуществила мою мечту. Когда я увидела её в роли Маши, я расплакалась! Я была очень рада! Это был шок! Моя маленькая девочка танцует! Сейчас она живёт в Питере и учится в Консерватории. Мы при встрече обсуждает все новинки балета.


АЛЕКСАНДР РОЗЕНБАУМ 

Папа в детстве мне пел песню:

«Летать – так летать!

Я им помашу рукой…».

Всё своё детство я думала, что эту песню написал папа.

Однажды мы с мамой сидели, и я сказала: «А вот папа какие хорошие песни писал!». Мама ответила: «Кто? Папа? Это же Розенбаум!». Я помню, что папа произносил слово «Розенбаум», а для меня оно было непонятным. Это как Шумахер – его фамилия для многих сейчас стала нарицательной.

Некоторые считают, что это блатные песни. У меня как у русского человека эти песни остаются в душе. Я пою его песни, но под свои аккорды. Играть по его аккордам я не научилась.

Я однажды с ним встретилась. Но он меня, конечно, не помнит… Это было частное мероприятие. В жизни артисты одни, а в творчестве – другие. При таких встречах у меня нет желания сфотографироваться или взять автограф, а хочу лишь сказать «Спасибо».

Благодаря Розенбауму я посмотрела иначе на осень. Когда я была маленькой, очень не любила осень. Но позднее я стала понимать, что придёт осенняя тоска, и подсознательно ждала, чтобы вылечить свои встревоженные, растроганные чувства песнями. Именно благодаря его песням я задумывалась о широких проблемах в свои 13 лет. Я стала смотреть на осень хоть и с тоской, но желанной.


ВИКТОР ЦОЙ 

Первые песни Цоя я услышала в детских лагерях. «Пачка сигарет», «Алюминиевые огурцы»… Тогда интернета не было, и очень сложно было узнать, кто поёт. И на гитаре я больше всего знаю именно песни Цоя.

Ты чувствуешь, что этот человек настоящий рок-герой, за которым хочется идти, как и за Петром Первым. В музыкальном плане я, безусловно, пошла бы за Цоем. Этот человек делал актуальную музыку, и до сих пор она актуальна. К примеру, «Кукушку» до сих пор наши дети поют. Главное, вовремя сделать кавер, чтобы эта песня не потерялась.

В машине у меня периодически играет «Кино». Когда внутренне нужно собраться и сконцентрироваться, тогда звучит Цой. Например, «Последний герой». Когда я была младше, то ходила с этой песней в наушниках и думала о том, что я и есть этот последний герой. Цой сподвиг меня на создание моей группы «Тишина», которая просуществовала всего три концерта. 

Когда я была в Юрмале на «Новой Волне», нам предоставили половину дня для отдыха, чтобы мы выспались. Конечно же, мы поехали на место гибели Виктора Цоя. Сейчас там стоит памятник Цою.

Когда мы с группой приезжаем в Петербург, то все вместе встречаемся с Юрием Каспаряном. Наш директор шесть лет  сотрудничал с группой «Ю-Питер», это наша ежегодная традиция.

Виктора Цоя слушают до сих потому, что он честный. Он герой того времени. А в данный период времени мало героев, за которыми хочется идти вперёд, и люди ищут героев в истории. 

Мы всегда нуждаемся в героях. Героях самоотверженных, фанатичных и готовых на всё ради своих идеалов. Личность – это не просто человек со своими вкусами и целями, это в первую очередь люди, которые, изменяя свою жизнь, способны менять и жизни остальных. Цой же был не просто народным музыкантом, он не просто сочинял песни, которые слушали и играли во дворах все. Представьте, что при всей своей популярности, при все своей открытости и понятности, этот человек был способен работать с тогдашними авангардистами, с деятелями академических жанров, вроде того же Курёхина, и тогда из обычного музыканта Цой становится великим художником, который в своих песнях деконструировал нашу с вами реальность и погружал в свой глубокий, как его уникальный пронзительный голос,  мир. 

 

Материал подготовила: Надежда Дроздова

Материалы по теме: