Нажми «Разрешить»
Узнавай только о главных событиях в Петербурге!

«Мы все - люди. Мы - рядом». Финско-российский диалог через искусство

25.08.2017 17:41 394
В Петербурге представили совместный проект художников из Финляндии и России.

Два холодных темперамента. Два разных менталитета. Мы разговариваем друг с другом на языке ветра, на особенном северном наречии. Наши берега омывают одни воды, и теперь они становятся общими – и берега, и холодные брызги залива. По тем, неизведанным землям, ходят люди, такие же, как и мы. Носят в себе свое счастье и там же – боль. Не кричат о ней, но тихо, шепотом или, вовсе молча, пытаются вызволить ее из себя, рассказать о ней, как-то поделиться.

Неосязаемые параллели между двумя разными и самобытными государствами, людьми и культурами удалось провести интернациональной группе художников. Совместное творчество четырех творцов из России и четырех – из Финляндии было представлено в виде выставки в пространстве «Тайга» и объединилось под общим названием - «Так близко, так далеко».

Куратор выставки Яна Питенко рассказала корреспонденту НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ о том, как происходило культурное взаимопроникновение и где удалось отыскать координату под названием «близко»:

«Я много бываю в Финляндии, очень люблю эту страну и как куратор я всегда замечала, что работы финских художников – они очень личные и, наверное, никакие работы художников из других стран не трогали меня так. Мне всегда хотелось привезти финских художников в Петербург и, на самом деле, эта выставка посвящена расстоянию и границам. В одно время мне пришла такая мысль: в Финляндии расстояние между людьми – личное расстояние – очень большое. Но, при этом, художники выражают себя настолько лично: они говорят открыто о смерти своих близких, они обнажаются полностью, но, при этом, в жизни расстояние между людьми в пространстве – оно гораздо больше, чем у нас в стране. У нас стоять люди могут гораздо ближе друг к другу, разговаривая. Мне стало интересно сделать такой диалог и захотелось обыграть эту тему расстояния: так близко, но так далеко, так далеко и так близко. Тем более, между нами граница – мы вроде бы очень близко находимся друг к другу, но, одновременно, мы – совершенно разные страны. Нас объединяет общая история, но при этом наш менталитет очень отличается», - рассказывает Яна.

«Я сначала вдохновилась двумя финскими художниками, потом пригласила еще художников, которые, как мне показалось, подойдут по концепции. А потом я выбирала русских художников, которые могли бы вступить в диалог на эту тему, которые исследовали какие-то личные переживания, себя, свою идентификацию в обществе. Мне пришло в голову сделать диалог в пространстве – четыре художника российских, четыре – финских. Все волшебным образом сложилось, как пазл. Например, вот эта «занавеска» – работа Аси Маракулиной, которую она сама вышивала. А вот эта вся инсталляция – это работа Айно Аксенья, которую я увидела в Порвоо. Это часть очень большой ее выставки, где все пространство организовано в виде квартиры, и эта одна из инсталляций», - как рассказывает Яна, художницы и их работы сразу же «заговорили».

Мы видим окно, его покрывает, на первый взгляд, обыкновенная белая занавесь-простынь с зелеными пятнами в форме материков. Но это не просто элемент текстиля, это авторский вариант географической карты в исполнении Аси Маракулиной.

Рядом – инсталляция, в которой корпус телевизора погружен в дебри «зеленого уголка». На экране – сцена перформанса Айно, с которой можно внимательно ознакомиться, надев наушники.

Мы наблюдаем, как с одной стороны существует живое, с другой – придуманное человеком, а сверху – породившее все это. Живое, мертвое и вечное – всё рядом:

«Эта работа – про потерю в браке, про потерю близких людей, которую она переживает. Ася, на самом деле, хотя это не так очевидно, тоже часто в работах говорит о потерях»

Интересна коллаборация художников Ильи Долгова и Саку Суокка.

Илья изображает на бумаге ветки, соцветия и тонкие стебли, которые были гербарием, но теперь приобретают новое значение.

Разобрать, что на самом деле это - не настоящий сухой стебелёк, а его нарисованная копия - почти невозможно. Если только не очутиться на расстоянии согнутой в локте руки от картин.

Художник возвращает душу мертвым растениям, вдыхая в них обновленную жизнь при помощи карандаша и красок, и делает, таким образом, возможным перекрёстный диалог не только с партнёром по проекту, но меняет язык и замолкает. Он налаживает контакт с самой природой - будто просит у неё прощения за то, что украл с ее необъятных просторов полевой цветок и отобрал у него жизнь.

Часто используемое в кинематографе обращение к первоначалу - первозданности горных местностей, широких полей - выжженных, погибающих и живых, цветущих - этот приём возвращает нас из душных больших городов в места, где мы впервые подняли глаза к небу, сделали первые шаги и дотронулись маленькой ладонью до влажной дубовой коры.

Каждый диалог – откровение художника с самим собой, примирение со своими  страхами и грузом не выраженных эмоций. Так или иначе, каждый из них касается очень личного, иногда даже постыдного или непозволительного – открытого переживания потерь, осознания наступающего на пятки одиночества и непринятия окружающими людьми, социумом:

 « <…> У нас остались какие-то наши старые зажимы, которые идут из прошлого. У нас нет пока такого, что каждый человек – это личность. У нас, действительно, много зажимов. Сейчас все более открыты, все путешествуют, но, все равно должно пройти много времени, пока мы все освободимся от этого. Эти вопросы и для меня самой остаются открытыми – как вот это личное пространство между людьми, в стране, влияет на то, насколько художник готов открыть свой внутренний мир. Хотя в жизни мы можем встретиться и рассказать всю свою жизнь соседу в автобусе – в Финляндии это абсолютно невозможно. Видимо, им надо как-то выражать себя. Для них это важно», - делится Яна.

Яна считает, что решение смещать вектор восприятия незнакомого и иностранного в политическую сферу - не совсем правильное:

«Самое очевидное, что можно сделать в диалоге между двумя странами – это коснуться политики. Мы все – люди, мы – рядом. И искусство, как мне кажется, – самое лучшее средство, чтобы выразить это, потому что оно действует на какие-то другие каналы. Оно не настолько очевидно, оно может говорить самостоятельно: с кем-то заговорит, с кем-то – нет»

Перед входом в выставочное пространство боковым взглядом мы ловим кадры видео-истории, проецируемой на стену.

Изображения наслаиваются одно на другое: стены домов исчезают, и тут же появляется деревянная столешница с лежащим на ней ржаным хлебом и ножом. Кадр сменяется, и мы видим аккуратный забор, спортсмена-бегуна, подсохшие фрукты на столешнице - лимон, грейпфрут, яблоко. Далее - улица, предзакатное солнце и машины, искаженное отражение фигуры в плаще, желтые листья на решётке водосточного люка, осень.  

Художник видит человеческое лицо в каждом предмете, он соотносит, сближает уходящее и новое, закат жизни - с ее рассветом.

Чтобы справиться с нехорошим, недобрым, его надо освободить, выпустить из себя, дать ему волю. Если где-то слова и откровенная беседа кажутся неуместными, то на помощь всегда приходит искусство как главный проводник человеческого мироощущения – в окружающий мир, в чужое, на первый взгляд, холодное и неприветливое пространство.

О чем бы мы ни говорили и какой бы язык нами не был использован, самое главное для каждого из нас – это услышать ответ. Знать, что мы замечены и включены в диалог.

Автор: Анастасия Борисенко


Подписывайтесь на наш Telegram-канал.

 

Материалы по теме: