Нажми «Разрешить»
Узнавай только о главных событиях в Петербурге!

«Любой доходяга у ларька был Довлатову интересен»

06.09.2017 18:44 1371
В Доме журналиста рассказали о грядущем фестивале памяти Сергея Довлатова и эпохи, в которой он жил и творил.

Сегодня в Доме журналиста состоялась пресс-конференция к фестивалю «День Д-1967», который вскоре вновь захватит Северную столицу. 128 тематических мероприятий развернутся на разных городских площадках - в их числе, конечно, улица Рубинштейна, где Сергей Довлатов жил до эмиграции. Фестиваль будет проходить в Петербурге во второй раз, но о нем уже говорят как еще об одном Дне города. 

Российский историк, петербургский краевед, писатель и журналист Лев Лурье, советский и российский литературовед, писатель и литературный критик Андрей Арьев, советский и российский историк, литератор и главный редактор журнала «Звезда» Яков Гордин, а также директор фестиваля «День Д» Анастасия Принцева и координатор благотворительного фонда «АдВита» Наталия Эфендиева  рассказали о том, какие сюрпризы ждут гостей фестиваля, чем вызван интерес современной аудитории к шестидесятым, «шестидесятникам» и «семидесятникам» и почему «День Д» - это еще один праздник народного единства.

«Любой доходяга у ларька был Довлатову интересен»

Первый по счету «День Д» проходил в Северной столице в прошлом году. Праздник очень понравился горожанам, и, как сказал Лев Лурье, они с Анастасией Принцевой пришли к выводу - неплохо было бы и повторить. Однако в этот раз, кроме фигуры самого Сергея Донатовича, на фестивале заговорят и об эпохе, в которой он жил:

«Мы решили не только отпраздновать день рождения Довлатова, но и таким образом обратить внимание на то, что Анна Ахматова называла «Бронзовым веком» русской литературы, то есть на время шестидесятых годов, когда одновременно работали писатели, среди которых Иосиф Бродский и Сергей Довлатов. Поэтому день называется «День Д-1967» в честь юбилея 1967 года. Можно сказать, что 1967 год был неким переломным в ленинградской литературе. До 1967 года, естественно, для литератора  был доступ в литературу официальный, с помощью Союза советских писателей. <…> Советским писателем быть, что называется, было не стыдно. После 1967 года вход закрылся. Те, кто не успел вступить в Союз писателей до 1968 года, они, как правило, уже советскими писателями не стали, а пошли по другому пути. Следующее поколение – поколение «семидесятников» - это вторая литературная действительность»

«Любой доходяга у ларька был Довлатову интересен»

Сегодня интерес к шестидесятым  и всему, что с ними связано, растет все больше, а кое-кто даже заговорил о частичном возвращении, отголосках того времени. Однако, как рассказывает Яков Гордин, не всем доступна полная картина эпохи:

«Если говорить о рубеже, то он, очевидно, прошел в 1968-м – это «Вечер творческой молодежи», на котором выступали Бродский, Довлатов, и, во всяком случае, в судьбе Довлатова эта история сыграла безусловную роль. Вот тут уже всякие возможности для его вступления в официальную литературу закрылись. Была очень скандальная история. Был так называемый «Вечер творческой молодежи» 28  января 1968 года, где  выступали Бродский, Довлатов, Марамзин, Уфлянд, Городницкий, Таня Галушко и который произвел страшный скандал. После этого действительно на Сергее было клеймо, и вообще Ленинград официально насторожился <…> Как это ни банально, память уходит, и  действительно молодые люди, работающие в литературе и потребляющие ее, очень плохо себе представляют, что же это была за история, те же самые шестидесятые годы. С одной стороны, они слегка идеализируются, но, помимо оттепельной ситуации, была масса мерзкого и опасного. Людей сажали. С другой стороны, действительно, был какой-то, идущий со второй половины шестидесятых, внутренний подъем. И такое ощущение, что всё-таки что-то может прорваться. Вот, очевидно, на вечере 28 января 1968 года это и закончилось. Это была такая последняя попытка сделать вид, что власти не существует, что мы сами по себе. Так что, дай Бог, этот замысел должен продлиться и стать традицией хотя бы для таких просветительских целей, потому что история – это всё-таки процесс цельный, и надо, чтобы он в головах людей не прерывался»

«Любой доходяга у ларька был Довлатову интересен»

Андрей Арьев, один из близких друзей Сергея Донатовича, сказал, что, несмотря на закрытую для Довлатова дверь в советскую литературу, он не кинул перо в угол, а продолжил постоянно, безостановочно писать:

«Тогда он писал упорно, действительно, не замечая ничего вокруг себя, ничего из того, что тогда только произрастало»

«Любой доходяга у ларька был Довлатову интересен»

Мир людей, который создал Сергей Донатович на страницах своих «узких баек» и «рассказиков» (так называли его произведения те, кого поклонником довлатовского стиля письма не назовешь), он очертил уже в сочинении при поступлении в университет. Стиль «разорванной» эпохи» и мир людей лишних, лишенных, «не своих», «не таких, как…». Довлатов выстраивал с ними тонкую психологическую линию, сам проникал в организмы своих рассказов и заводил с героями диалоги, находясь с ними на одном уровне, разговаривая на одном языке. Как говорит Арьев, лишним человеком, в конце концов, оказался сам автор, однако, довлатовская проза пропитана здоровым, прекрасным чувством юмора:

«Подоплека рассказов грустна. Жизнь грустна, поэтому надо относиться к ней с улыбкой», - заключил Андрей Арьев.

Текст того самого сочинения, кстати, тоже можно будет прослушать, хоть публично и полностью прочитать его, по словам Анастасии Принцевой, не разрешили, на одном из мероприятий фестиваля – «Сочинении по творчеству Довлатова» 9 сентября. 


Подробнее о «Дне Д-1967» можно узнать на официальном сайте фестиваля.

«Любой доходяга у ларька был Довлатову интересен»

Материал подготовила Анастасия Борисенко


Подписывайтесь на наш Telegram-канал.​

Материалы по теме: