Выборы 2018. Все самое важное о главном событии текущего годаВыборы 2018

Организатор концертов и директор артистов Александр Зенько рассказал о пяти выдающихся петербуржцах

12.10.2017 14:40 639
Новый герой рубрики рассказал о талантливом петербургском театральном режиссёре, художниках и музыкантах.

После заслуженного отпуска на страницах НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ выходит рубрика «Пять петербуржцев», где наши гости рассказывают о пяти выдающихся жителях города на Неве, повлиявших на их мировоззрение. На этот раз участником рубрики стал коренной москвич, арт-директор, организатор концертов и директор артистов Александр Зенько. Кто, как не коренной житель столицы, острее всего воспринимает Петербург и его жителей? Представляем вашему вниманию новую пятёрку талантливых людей, о которых ещё никто не рассказывал в рамках рубрики.


ФИЛОНОВ ПАВЕЛ НИКОЛАЕВИЧ 

Павел Николаевич был невысокого происхождения: папа – кучер, мама – прачка. Сначала он жил в Москве, потом переехал в Петербург, поступил в художественный ВУЗ и начал рисовать. Его искусство аутентичное и оригинальное, монументальное и непростое. Он сторонник аналитического искусства, и всегда пытался идти от частного к общему. Павел Николаевич сочетал наработки кубизма и других художественных стилей, и получил свой собственный стиль художественного авангарда. Причём авангард самобытный, не вымученный, не заимствованный из Франции или Германии. Филонов не копировал Пикассо или Дали – он делал своё. Павел Николаевич близок мне своей стойкостью и цельностью личности.

По своим воззрениям он был социалистом и остался им до конца, но советская власть его не приняла как художника, потому что Филонов не стоял на позиции соцреализма. Не смотря на богатейшее художественное наследие Филонова, его ученики так и не сформировали его школу. Павел Николаевич умер в блокадном Ленинграде от голода 3 декабря 1941 года. 

До 80-х годов о Филонове молчали и выставки его работ не проводились. Родственники отдали его картины в Русский музей.

Я помогал в организации московской выставки Филонова. Там стоял уникальный электронный синтезатор АНС, придуманный Евгением Мурзиным. Синтезатор в своё время использовали советские композиторы Альфред Шнитке, Эдуард Артемьев, София Губайдулина, группа Coil и многие другие. Во время организации выставки, родилась идея напечатать и проиграть через синтезатор картины Филонова. Уникальность этого музыкального инструмента в том, что он позволяет изображение переводить в звук. Технически это очень непростое музыкальное устройство, это – единственный в мире синтезатор, который сейчас находится в Музее музыкальной культуры им. М.И.Глинки. По чёрной мастике гвоздём или острым предметом выцарапывается рисунок, свет пропускается через изображение, и он попадает на несколько дисков, где изображены различные варианты звуковой волны которые вращаются, за счёт чего синтезируется звук. С чёрно-белых копий картин Филонова (потому что цветные синтезатор не принимает) был взят звук. Не всем посетителям понравился результат, но эксперимент я считаю удачным. Выставка прошла в Париже, Санкт-Петербурге и Москве. В столице мы помогали воплощать задумку его хранителю Станиславу Крейчи, ученику Евгения Мурзина.

Филонов – любимый художник Путина, я прочитал в интервью. Художник неоднозначный и недоступный широкому кругу – это не Репин, Шишкин или Саврасов. Сейчас его картины можно увидеть в Русском музее. Работы Филонова не купить на аукционах.


МАЙК НАУМЕНКО 

Первая песня, которую я услышал у Майка, была «Буги-вуги каждый день» или «Пригородный блюз», точно уже не вспомню. Я пребывал в депрессии, от меня ушла девушка, и я слушал песни Майка Науменко. Благодаря этому я нашёл силы пережить тяжёлый период и пойти дальше.

Майк Науменко – частично забытая фигура русского рока. Всегда вспоминают Виктора Цоя и Бориса Гребенщикова. Майк же был их другом и участником всех событий. Все ранние песни Цоя показывались Майку. Более того, именно у Науменко многие учились играть, спрашивали у него совета. Майк хорошо знал английский язык и с лёгкостью переводил Боба Дилана, Битлов, Чака Берри, блюзовые композиции… Он один из первых стал играть в России блюзовую музыку и популяризировать её.

Майк Науменко близок мне своим внутренним светом. Это артист, который в самые чёрные периоды жизни мне помогал. В нём нет пафоса, он не делал из себя супергероя рока, супер интеллектуала, он не привлекал к себе излишнего внимание. Майк просто делал свое дело и пел свои песни. Майк Науменко был скромным человеком и ушёл достаточно рано.


СЕВА ГАККЕЛЬ 

Всеволод Яковлевич Гаккель – это образец петербургской культуры. Он является основателем клуба «Там-Там», промоутером, арт-директором клубов, музыкантом, виолончелистом группы «Аквариум» и человеком, без которого огромное количество современной музыки не существовало бы. Клуб «Там-Там» собрал всю прогрессивную молодёжь того времени. В стенах клуба играла группа «Химера», которую я очень люблю, «Tequilajazzz», «Пауки», «Сказы Леса», «Король и Шут», «Югендштиль», «Последние танки в Париже»,«Spitfire» «Автоматические удовлетворители», «Маррадёры», «АукцЫон»,«Джан ку», «Кенгуру», «Пупсы», «Scang»,«Тараканы»,«Маркшейдер Кунст» и многие другие… «Там-Там» – это место силы, это наш CBGB (Нью-Йорский клуб, где родился панк-рок). «Там-Там» – это место, где родился наш альтернативный рок, панк, экспериментальная музыка. Без Севы Гаккеля этого бы не было.

Сева Гаккель – отец клубного движения Санкт-Петербурга. Так как я арт-директор и организатор концертов, директор артистов, для меня он образец человека, который создал абсолютно уникальное явление, пространство и место силы с большой концентрацией людей.

К слову, Петербург очень сильно отличается от Москвы именно общностью людей и их взаимодействиями. У нас есть разные тусовки: одна, вторая, третья… И зачастую они не пересекаются годами. А в Питере все вместе. Петербург интересен своими влияниями друг на друга, пересечениями. «Там-Там» был именно таким местом. Очень жаль, что в современных реалиях такое пространство очень тяжело создать. Сейчас такого клуба нет ни в Петербурге, ни в Москве, ни в России.


НИКОЛАЙ КОПЕЙКИН и группа «НОМ» 

С группой «НОМ» меня связывает профессиональная деятельность: я организовывал им концерты. Мне нравится их подход: сатира, юмор... Аналогия с Митьками неправильная, но «НОМ» и «Колдовские художники» это тоже своего рода самобытная творческая питерская тусовка. Сейчас у ребят появилась собственная галерея «Свиное рыло», где художники регулярно выставляют картины и открывают выставки, проводят концерты.

Николай Копейкин – это большое явление в творческой жизни Санкт-Петербурга. Он вместе с НОМом и «Колдовскими художниками» продолжает традицию творческих объединений, которые существовали у нас в начале XX века. Они снимают фильмы, рисуют картины, пишут песни. Сложно выделить Копейкина отдельно от «Колдовских художников» или «НОМа», но они являются культурным, злободневным, остросоциальным явлением. Это то, чего как раз сейчас не хватает. Мы стали очень обиженными, запуганными, жалующимися, оскорбленными, ходящими в суды, выражающимися недовольными постами в Фейсбуке. А группа «НОМ» это отлично высмеивает, как и всю окружающую действительность. И это правильно – мы разучились смеяться над собой.


ДЖУЛИАНО ДИ КАПУА 

Джулиано ди Капуа – итальянец, театральный режиссёр, актёр и большой деятель современного искусства и театра. У него совершенно уникальный подход к театру, своё видение. Он не боится поднимать неожиданные темы. В спектакле «Жизнь за царя» он рассказывает о народовольцах. Постановка «Слово и дело» состоит из записок и доносов людей эпохи Алексея Михайловича Романова.

В этом году Джулиано получил российское гражданство, у него родился сын. Он потрясающий человек и большой жизнелюб. Он не плывет по течению, но формирует его (как и каждый из героев моего интервью). «Театр ди Капуа» существует на самоокупаемости: у них нет грантов, федеральных денег… Я даже не знаю, насколько он рентабельный. Ему удаётся жить в условиях тяжёлой экономической ситуации и делать то искусство, которое он хочет. У ди Капуа потрясающая сценография, очень продуманные декорации и музыкальное сопровождение. Джулиано не боится брать запретные темы: например, он единственный, кто поставил в России спектакль «Монологи V». Там рассказывается про этапы жизни женщины. Он поставил спектакль «Медея» – один из первых панк-мюзиклов в России, очень яркий и красивый.

Джулиано не ханжа, он не пытается понравиться зрителю, у него оригинальное и, как ни странно, русское творчество Он впитал в себя русскую культуру и подал ее по-своему, со своим итальянским жизнелюбием и взглядом на вещи.

Мне кажется, Петербург тем и велик, что очень разные люди приезжали в город (итальянцы, немцы, французы, норвежцы) и обогащали его культуру. Северная Венеция, Северная пальмира – это город-химера. Он абсолютно не русский, но в нём очень много русского.

ИТОГ 

Формат пяти людей ограничен и не позволяет в полной мере рассказать про всех, кто мне интересен. На человека оказывают влияние очень многие люди: друзья, семья, окружающие…

 

Я бы хотел добавить их в мой список выдающихся петербуржцев, но не смог из-за ограничений статьи. Среди них Николай Васильевич Гоголь, Сергей Курёхин, Евгений Фёдоров из «Tequilajazzz», Рикошет из группы «Объект насмешек», Андрей «Свин» Панов, Евгений Юфит и многие другие. Среди молодых петербуржцев одним из самых талантливых я считаю Виталия Гребенщика. Он стал для меня большим открытием. С 2015 года я слушаю его постоянно. Я поддерживаю с ним дружеские отношения и хожу на его концерты. Раньше Виталий Гребенщик был участником группы «Свиньи в космосе». У него глубокие песни, низкий голос, простая гитара, его творчество органично и целостно.

Материал подготовила Надежда Дроздова

Материалы по теме: