Кто похоронен на Марсовом поле? Латышские стрелки

29.01.2018 17:24 3097
Сегодня корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ подготовила материал о Ярославском мятеже, в котором принимали участие латышские стрелки, похороненные на Марсовом поле.

Латышские стрелки появились в годы Первой мировой войны, в 1915 году. Ими становились жители Лифляндской, Курляндской и Витебской губерний. В годы Гражданской войны латышские полки приняли решение поддержать большевиков. Они были не только одними из первых воинских частей, которые стояли у основания Красной Армии, но и являлись крупнейшим национальным военным формированием в РККА.

Части латышских стрелков направляли для подавления антибольшевистских восстаний в Муроме, Рыбинске, Ярославле, Калуге, Медыне, Саратове, Новгороде и других городах.

Талантливые командиры латышских стрелков после расформирования частей достигли крупных руководящих постов. Один из них навсегда остался в истории лагерей и Соловецких островов – Фёдор Эйхманс. Он стал первым начальником ГУЛАГа.

На территории мемориального комплекса Марсового поля в Петербурге похоронены красные латышские стрелки, погибшие в июле 1918 года во время подавления белогвардейского мятежа в Ярославле. На памятной доске выбиты четыре имени:

  • Индрикис Дайбус,
  • Юлий Зостынь,
  • Карл Лиепинь,
  • Эмиль Петерсон.

Торгово-предпринимательские круги, чиновничество и интеллигенция Ярославля не одобряли экономические новшества большевистской власти. Обыватели не были довольны ухудшением продовольственного положения в городе и деревнях: если порции хлеба сокращались, то мясо вовсе перестали выдавать. Опасность ситуации для советской власти заключалась в том, что до сих пор в Ярославле и всей губернии не было действительно боеспособных вооруженных сил. Этим и воспользовался противник.

В ночь на 6 июля 1918 года «Союз защиты родины и свободы», созданный Борисом Савинковым, объявил в Ярославле обязательную для офицеров и добровольную для остальных мобилизацию. 105 заговорщиков во главе с Александром Перхуровым захватили оружейный склад большевиков и разобрали имеющееся оружие. На сторону восставших перешла городская милиция, местные жители. Заручившись такой поддержкой, белогвардейцы арестовали 200 советских и партийных работников и поместили на баржу, отвели её от берега и поставили на якорь.

«После того, как часть местных отрядов Красной гвардии была направлена в Москву и на Кубань для оказания помощи в борьбе с белым движением, количество организованных и вооруженных сторонников Советской власти в городе уменьшилось». Гражданская война в СССР (в 2-х томах) / колл. авторов, ред. Н. Н. Азовцев. Том 1 // 1980.

Поэтому устроить мятеж в городе оказалось не сложным занятием для Союза. Уже утром начался захват Ярославля. Комиссар Ярославского военного округа Давид Закгейм и председатель исполкома городского совета Семён Нахимсон были сразу же бессудно убиты.

Восставшие взяли под контроль большую часть Ярославля и расположили штаб на Богоявленской площади. К мятежникам в армию записывались не только офицеры, рабочие и интеллигенция, но и учащаяся молодёжь (студенты Демидовского лицея, гимназисты), а также крестьяне из деревень. Однако перед белыми встала очень серьёзная проблема: оружия не хватало. Перхуров вынужденно прибегает к оборонительной тактике и ждёт помощь из Рыбинска.

8 июля в Ярославле новые власти восстановили прежнее городское самоуправление «на основах Закона Временного Правительства 1917 года». Спустя пять дней, 13 июля, Перхуров упразднил органы Советской власти, отменил её декреты и постановления.

В то же время советское командование стягивало войска к Ярославлю. На помощь местному полку Рабоче-крестьянской Красной армии шла военная помощь из Твери, Кинешмы, Иваново-Вознесенска, Костромы и других населённых пунктов. Ярославль регулярно обстреливали артиллерия и бронепоезда, кроме того город бомбили с аэропланов. Одними из первых прибыли в Ярославль латышские стрелки из Рыбинска.

Цена взятия города красноармейцами огромна. Но проигрывать в такой опасный момент было нельзя, необходимо ликвидировать врага любой ценой. В той части города, где шёл мятеж, уничтожено до 80% строений. Город беспрерывно горел, а тушить его было некому: пожарная часть и водонасосная станция к тому моменту оказались полностью разрушены. Таким образом уничтожались не только улицы, но и целые кварталы.

Александр Перхуров предлагал уйти из города в Вологду или Казань, чтобы встретить там Народную армию. Но в ярославской армии оказалось много местных жителей, в том числе и командиров, которые не были готовы покинуть родной край. Они продолжили вести бой с большевиками. Им оставалось не так много времени, ведь восстание в Рыбинске, длившееся несколько часов, и Муроме, выдержавшее три дня, было подавлено большевиками.

С 15 на 16 июля 1918 года Перхуров вместе с отрядом из 50 человек отправился на пароходе за подкреплением. Главным в городе оставили генерала Петра Карпова. Через два месяца, 13 сентября, его расстреляли вместе с другими повстанцами в Ярославле.

Мятежники продолжали сопротивляться, но не долго. 21 июля ярославские бойцы сдались «Германской комиссии военнопленных № 4»:

«Допущенная на основании Брестского договора правительством Российской Федеративной Республики и уполномоченная тем же правительством германская комиссия № 4 в Ярославле имеет честь оповестить следующее: штаб Ярославского отряда Северной добровольческой армии объявил 8-го сего июля германской комиссии № 4, что Добровольческая армия находится с Германской империей в состоянии войны. Так как военные операции не привели к желательным результатам и дабы избегнуть дальнейших разрушений города и избавить жителей от неисчислимых бедствий, Ярославский отряд Северной добровольческой армии 21 июля 1918 г. предложил германской комиссии № 4 сдаться ей и выдать все оружие. Германская комиссия № 4 приняла предложение. Комиссия передает штаб в качестве военнопленных Германской империи своему непосредственному начальству в Москве, где дано будет все дальнейшее. Германская комиссия № 4 располагает сильной боевой частью, образованной из вооруженных военнопленных, и займет для поддержания спокойствия в городе Ярославле до получения решения из Москвы положение вооруженного нейтралитета. Для соблюдения порядка и восстановления нормального течения жизни комиссия окажет по возможности мирному населению должную поддержку. Да займутся обыватели многострадального города вновь своими делами и заживут с полной надеждой на лучшее будущее». Голинков Д.Л. Тайные операции ВЧК // 2008.

Однако немецкие солдаты выполнили требование советского военного командования и сложили оружие. Так ярославские мятежники оказались в руках красноармейцев. ВЧК приняла решение расстрелять членов контрреволюционной организации.

В том же 1918 году «Союз защиты родины и свободы» прекратил существование, а Борис Савинков бежал из Рыбинска. Савинков писал после мятежа:

«…Вообще, я должен сказать, что уже тогда в северной России почти все население, и не только деревень, но и городов, относилось с глубокой ненавистью к большевикам. Ждали белогвардейцев, ждали чехословаков, ждали французов и англичан. При неорганизованности патриотов и при наличии большевистского террора население, конечно, не смело открыто выступать против большевиков. Но достаточно было бы одного крупного успеха, например, взятия Рыбинска с его складами боевого материала или появления одной бригады англо-французов, чтобы население начало вооружаться. В Ярославле вооружиться было нечем: без артиллерии нет возможности выиграть бой. Приходится удивляться не тому, что полковник Перхуров не разбил под Ярославлем большевиков, а тому, что почти без снарядов он смог продержаться 17 дней. Он рассчитывал на англо-французскую помощь. Она не пришла». Савинков Б. В. Борьба с большевиками // 1990.

Позднее, в 1922 году Борис Савинков эмигрирует из России, но от смерти не уйдёт. Он умер в здании ВЧК на Лубянке в 1925 году.

Процесс. 1924 год. Савинков стоит слева.

Недолго прожил Александр Перхуров после мятежа. Вместе с пятью десятками солдат он отправился на восток страны из Ярославля, где начал служить в Народной армии. Позднее Верховный Правитель и адмирал Александр Колчак произвёл его в генерал-майоры за подготовку и руководство Ярославского восстания, к его фамилии добавили приставку Перхуров-Ярославский. После участия в Великом Сибирском ледяном походе 11 марта 1920 года его пленили у реки Лена красные партизаны. О дальнейшей судьбе Перхурова можно узнать из книги Сергея Мельгунова:

«Это было уже летом 1922 г. Я был арестован в качестве свидетеля по делу  социалистов-революционеров. Однажды меня вызвали из  камеры на суд. Вели меня с каким-то  пожилым  изнуренным человеком.  По дороге мне  удалось перекинуться с  ним двумя-тремя словами.  Оказалось,  что это  был полковник Перхуров, участник восстания против большевиков,  организованнаго Савинковым в Ярославле в  1918 г. Перхуров  сидел в тюрьме Особого Отдела В.  Ч. К., - полуголодный, без книг, без свиданий, без прогулок, которые запрещены в этой якобы следственной тюрьме. Забыли ли его, или только придерживали на всякий случай - не  знаю. Вели его на  суд также, как свидетеля, но... на суде он превратился вновь в обвиняемого. Его перевели в Ярославль и там через месяц, как  прочел я в официальных газетных извещениях,  он  был расстрелян. Один офицер  просидел полтора года в этой  ужасной по обстановке  тюрьме  Особого Отдела и, быть может, еженощно ждал своего расстрела». Мельгунов С. П. Красный террор в России 1918–1923 // 2008.

Последствия мятежа оказались страшными. Ярославль был разрушен на треть. Почти 30 000 жителей города остались без домов. Были уничтожены 20 промышленных предприятий, Демидовский юридический лицей, библиотека. В городе не работал водопровод, людям не хватало продовольствия. Население Ярославля составляло около 76 000 людей.

Но тяжёлые времена прошли, и с 1920 году советская власть расширила городскую черту в пять раз, построила новые улицы, дома, хозяйственные объекты. Через год появилось трамвайное движение, затем построили канализацию, новую телефонную станцию. К середине двадцатых годов население увеличилось до 100 000 жителей. Жизнь нормализовалась, а в Демидовском саду над могилой большевиков, которые погибли в дни Ярославского мятежа, стоит памятник.

Материал подготовила Надежда Дроздова

Материалы по теме: