Стас Барецкий: «У меня прививка 90-х. Я вообще ничего не стесняюсь»

26.02.2018 16:09 6411
Корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ встретилась со Стасом Барецким и поговорила с музыкантом о Петербурге и «Ленинграде», о Донбассе и предстоящих выборах, о Собчак и Путине, о творческих планах и любви.

Лик музыканта и шоумена Стаса Барецкого должен появиться на иконе храма «Святых девяностых». Он принял на себя обет безбрачия и стал настоящим мучеником и аскетом во имя главных ценностей: свободы и патриотизма. Он ездит на «Ладе», разрывает пивные банки зубами, комментирует победу хоккейной команды из России и помогает предвыборному штабу Ксении Собчак в борьбе за умы избирателей.


Стас, чем Вы сейчас занимаетесь? 

У меня сейчас большая загруженность по ритуальному бизнесу, мы вышли на Москву, а точнее, на Московскую область, и я часто туда езжу по бизнесу. Езжу, чтобы зарабатывать деньги. Я бы рад зарабатывать талантом огромным, но, к сожалению, за него не всегда платят деньги, на которые можно нормально жить. Я периодически провожу дискотеки в Питере, езжу на гастроли в Псков, Новгород, Москву. Но в Москву реже, потому что там все клубы Тимати занял, и теперь нормальных артистов туда не пускают. Раньше в Москве все клубы занимали транссексуалы, трансгендеры, сейчас – Тимати, б***ь, со своими Газгольдерами, Егорами Кридами и всякой чепушнёй, которую в 90-е просто бы закопали.

Какую музыку любите? Что слушали, когда ехали на интервью?

Я в машине принципиально не слушаю музыку, она отвлекает от мыслей гениальных о судьбе России. Дома тоже не слушаю, не интересно стало… Но вообще люблю весёлую музыку. То есть на попсу я не гоню. Я гоню на наших рэперков, которые друг на друга похожи, хотя я рэп люблю.

Я первый рэпер в России! Мы с «Ёлочными игрушками» в 2005 году выложили первое видео на Ютуб-канал. Только затем появился «Кровосток», мы даже вместе выступали. О нас журнал Rolling Stone писал в каждом номере, Billboard писал… Дело в том, что мы делали экспериментальный рэп. А надо было делать простое, как Витя АК. «Ёлки» стали усложнять. Я говорил, мол, «пацаны, давайте выступать, фишка прёт!». А они отвечали: «Мы не ради денег». Затем они сдружились с поэтом Родионовым и ушли в эксперимент.

Сейчас пишете песни?

У меня накопился материал, и я хочу свои старые шансонные песни переделать качественно и заново запустить. Эти песни мало кто знает, я их не пиарил. Выпущу, наверное, одним альбомом, будет песен 30.

Вы регулярно проводите акции: сжигаете машины, бросаете в лицо Венедиктову фальшивые купюры… Что Вас толкает? Как Вы их придумываете и сами ли? Помогает ли кто-нибудь?

Я сам их придумываю, потому что такую глупость вряд ли кто выдумает. Решиться – а что мне решиться на акцию? У меня прививка 90-х. Я вообще ничего не стесняюсь. Любой пиар – это пиар. Чёрный, белый, 50 оттенков серого, как его ни назови… Можно всё выкладывать, лишь бы хайп был. А с этого прёт хайп. Я ездил в Москву, у ЛДПР-цев митинг был у посольства Турции, я один вышел и сказал: «Снимайте меня!». Я банку порвал, а они ко мне примазались. Я говорю: «Не, я без вас!».

У меня движуха идёт: много чего делаю, много снимаем. Многочисленные драки…

Пару лет назад в книжном магазине «Буквоед» проходила встреча с Алексеем Венедиктовым, и Вы кинули ему в лицо купюры. Получили удовлетворение от акции? Вы выложили все эмоции? Или всё равно осадок остался?

Конечно, остался! Но, к сожалению, в Питере мало что происходит. В Москве акции можно проводить везде. В Питере раньше всегда было движение, а сейчас – тишина. Стал тихим, скучным городишкой…

Может это оттого, что у нас в стране началось реакционное время? Люди выпустили пар в 2011-12-х годах и всё.

К этому можно так относиться, но вряд ли. Одно время Питер реально хотели сделать второй столицей, даже первой. Но сейчас все движения и лучшие концерты в Москве. Я боюсь, что Петербург со временем превратится в какой-нибудь Саратов, и на этом всё закончится, к сожалению. Этот город должен быть всегда первым. Сейчас изменились тенденции: мы с Европой не очень хорошо дружим, а больше с Китаем.

Петербург сто лет назад был первым, но из-за того, что необходимо было границу отодвинуть от столицы, столицу перенесли вглубь России.

Это не из-за этого, поверьте мне. Ленин испугался кронштадтских матросов. Только из-за этого, ведь они были очень отчаянные. В революцию матросам обещали многое, но ничего не дали. Они были буйными ребятами, и если бы пошли на Зимний дворец, на Ленина, то смяли там всё. Он перенёс столицу в Москву, где жили бояре. А боярам дай деньги зарабатывать, и они никаких революций совершать не станут. Москва – город спокойной и сытой жизни. Это Питер постоянно чем-то недоволен. В Москве Навальный ходит со своей котлой студентов-придурков и приезжих в основном, которые хотят попиариться. Ну ходит, ну флагами машем – и чё? Он вообще ничего не решает.

Каких Вы политических взглядов?

Я поддерживаю Владимира Владимировича Путина потому, что на данный момент он – лучший вариант.

Но Вы же ностальгируете по 90-м, считаете, что это время духовного подъёма, свободы.

Конечно. Поэтому я сейчас являюсь председателем предвыборного штаба Ксении Собчак. Мы с ней дружим, я её знаю давно ещё по корпоративам с группой «Ленинград». Я за ней бегал, пытался поцеловать, а она от меня убегала на доброй волне. Она смешная девчонка. Я выпивал и пытался её соблазнить. Сейчас она уже тётка. Я считаю, если она придёт к власти, то вернутся 90-е. Ксению Собчак надо выбирать! Голосуйте за Собчак!

Несколько лет назад в одном интервью Вы сказали о Собчак, что от неё «пахнет деньгами, веет богатством и породой…».

От неё по-прежнему пахнет деньгами. Я в своей жизни от двух женщин чувствовал запах денег: от Кристины Орбакайте и Ксении Собчак. Я видел Жанну Фриске, но от неё пахнет французскими духами, а это другое.

Собчак развлекается. Она окажется в Думе, станет каким-нибудь вице-президентом, председателем Госдумы – а так оно и будет! Ей выбрали такую дорогу.

Наш президент является крестным отцом Ксении Собчак, а Владимир Владимирович – человек верующий. Если умирает родной отец, то крестный берёт ребёнка, воспитывает и несёт за него ответственность.

У Ксении Собчак хорошее будущее. К сожалению или к счастью, она сейчас ворвётся во власть и… Депутатом точно станет. А раздражитель нужен народу. У нас всегда был раздражитель. У нас сейчас какая система? Дума вносит дебильный закон, а Владимир Владимирович своим росчерком пера его убирает. И весь народ любит Владимира Владимировича. Так же и с Ксенией Собчак. Она будет кричать: «Давайте я геям разрешу ходить по площадям!». Это дойдёт до уровня Федерального собрания, это будет рассматривать и обсуждать вся страна. Геи начнут на себе рвать одежду и кричать, что они за послабления: «Наконец-то демократия вернулась!». Но Владимир Владимирович росчерком пера поставит всех на место, и простой народ поблагодарит его. Это обычные политические игры.

Сейчас к Ксении Собчак народ попривык. Её считают уже не светской львицей, а политиком.

Получается, не стоит переживать из-за того, что Собчак может появиться в Думе?

Конечно, нет. Людям не стоит расстраиваться, но Собчак точно появится в Думе, всё к этому идёт. У неё хорошие промоутеры, продвижение отличное идёт. Она начала с самого мелкого: поехала в Чечню и встала возле памятника с плакатиком под охраной ста человек, вертолёт летал сверху.

Видимость оппозиции везде нужна, в любой стране. Если с Запада начнут предъявлять претензии, то правители говорят: «Посмотрите, кто у нас в Думе! Да у нас суперсвобода!». А эти, что на уровне блогеров… Так и останутся блогерами. Они ничего не решают.

Через три недели пройдут президентские выборы. Планируете идти?

Я планирую, если увижу свою кандидатуру.

А как же Собчак?

Посмотрим, сколько денег дадут за мой голос. У нас с Собчак чистая договорённость. Она сейчас думает. Если нормально заплатит, то за неё проголосую.

Вы следите за политическими событиями?

Сейчас негде следить, везде сплошное враньё. Единственное – в интернете можно выцепить более-менее правдивые новости, в том числе и в Вашем СМИ. В телевизоре одно враньё, в интернете – только топовые информационные сайты, которые тоже проплачены. Да и нечего следить! Когда ракеты начнут летать над моей головой, тогда я и засуечусь. А пока они не летают, пока в магазине продукты есть – чего суетиться? А так вообще слежу. Я просто знаю наперёд, что будет.

А что будет? Ничего не изменится?

Вообще.

Почти четыре года прошло с начала событий Русской весны. Они отразились на Вашей жизни?

Крым наш. Историческая справедливость восторжествовала. Донбасс же должен быть независимым. Донбасс – это самоокупаемый анклав. Он может прожить без всех, если ему не будут мешать. Луганску и Донецку не нужен никто. У них столько угля… Там земля настолько богата природными ресурсами, что жители могут себя прокормить сами. В советские годы жителям Донбасса даже образование не давали, им говорили: «Три класса, писать, читать научился и иди на шахту работай!». И самые крутые бандиты – луганская группировка. Там такие ребята на голову… Я не завидую украинцам, они боятся туда заходить, поэтому не могут отвоевать Донбасс. Донбасс всегда был независим от Украины и России. Он никогда никому не принадлежал.

Какой Ваш Петербург? Где Вы любите проводить время в Петербурге?

Я скажу крамольную вещь… Я не люблю ни одного места в Петербурге. Вообще ни одного. Я люблю Ленинградскую область, Финский залив. Причём нравятся оба побережья, хотя южная часть мне ближе – я там родился. А Петербург я не люблю, он мне кажется холодным, мокрым, слишком мрачным. Про девушек говорят: «Она слишком красива для меня». Петербург для меня слишком красив.

А Москва?

Москва – это деревня. Так как я сам человек с области, мне деревня больше нравится. В Москве можно найти и золотые купола, и «Москва-Сити», и деревушку, которая находится не так далеко от центра, где живут люди в деревянных домах, ближе к ВДНХ.

Питер слишком красив для меня. Я всё-таки человек с кладбища, я люблю естественную красоту.

Где Вы сейчас живёте?

Я не живу в Ломоносове. Я перебрался в Москву, купил там жильё. Точнее, в Подмосковье.

История с лифтом, в который сложно войти любому человеку, происходит в Подмосковье?

Одно видео мы снимали в Питере, а другое – в Москве. Ко мне человек подошёл и говорит: «Слушай, там такой узкий лифт, что ужас…». Мы проверили – там действительно очень узкий лифт, записали видео…

Вам в депутаты нужно идти!

Так я пойду! Вы поддержите, и я пойду. В депутаты идти – нужно, чтоб народ любил. А меня народ не любит. Вы зайдите и посмотрите мои видеоролики, что пишут под роликами.

Вы хайп ловите.

Они пишут гадости, и очень мало хороших комментариев. Даже те, кто пишут гадости, удивляются и спрашивают: «Про тебя хоть однажды хорошее напишут?».

Что произошло в Вашей жизни за последние 10 лет?

Всё изменилось. Нулевые – было хорошее, богатое время, красивые люди, красивые автомобили на улицах. После бурных 90-х все кайфовали, хотели праздника. Сейчас этого нет. Многим музыкантам негде играть, да и не хотят площадки, чтобы у них выступали музыканты. Они говорят: «У нас есть диджей, он включит музыку, и она будет играть нон-стопом». Есть клубы, например, на Думской, когда в соседних комнатах делают разные концерты. На одном концерте десять человек, а на другом – пять. К музыкантам относятся как к музыкальным автоматам, что он есть, что его нет… Хотя есть яркие личности, хулиганы от музыки…

В 2008 году Вы покинули группу «Ленинград». В каких Вы отношениях с Сергеем Шнуровым сейчас?

Я со Шнуром дружу.

Меня Шнур в группу позвал. Я ему спросил, что мне там делать? Он говорит: «Мы придумаем тебе роль». Я отказал ему в первый раз. У меня был налаженный бизнес, нормальные бабки зарабатывал. А потом подумал: с тёлками у меня тема не шла… Серёгу набрал. Его предложение оказалось в силе: «Приходи к американскому посольству завтра, в Америку летим». Я шёл с мыслью, что меня не возьмут. У меня бурное прошлое: судимости… А меня взяли! А бывшего барабанщика «Лениграда», который родился в Америке, не взяли. Он вышел в слезах и шоке, но потом вмешалась женщина, которая всё разрулила.

«Человек умеет жить и остаётся свободным». Так Вы сказали о Сергее Шнурове несколько лет назад. А сейчас он такой же?

- Он свободный, конечно. Он всегда делал то, что хотел. И выигрывал всегда. Старый «Ленинград» мне, конечно, больше нравился. Теперь песни «Ленинграда» – это женская лирика. Он говорил: «Я хочу на девчонок пересесть». Правильно! Это был период, когда, например, в «Дискотеке Аварии» одного парня слили, а девочку взяли. Все тогда переключились на женский вокал. Мне кажется, что теперь по ощущениям слушатели опять ждут хулиганов, чтобы кто-то чем-то удивлял. Это нормально во времена застоя. Когда скучно, а смотреть на аккуратных девочек не хочется, люди ждут хулигана. 

И напоследок… Что такое любовь?

У меня её никогда не было. Этот вопрос не ко мне. Я никогда никого не любил. Честно! Я всегда любил только себя. Я жив благодаря тому, что я всегда занимался самолюбовью. Я с детства считал себя самым талантливым, гениальным, самым красивым. Хотя никогда не был красивым. Я всегда себя очень любил и сейчас люблю. Я живу один, у меня нет семьи и детей. И, видимо, я останусь один.

Но я счастлив тем, что я один! Это какое-то сумасшествие! Безумная любовь к себе!

Беседовала Надежда Дроздова

Материалы по теме: