Историк Юрий Дмитриев перед решающим заседанием суда: «Беломор» такой же горький, как наша память

30.03.2018 13:29 2002
Корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ вернулась из Петрозаводска, где состоялось очередное заседание по делу Дмитриева. Подсудимый произнёс последнее слово.

Судебное разбирательство по делу историка Юрия Дмитриева продолжается больше года в закрытом режиме в Петрозаводске. Дело вызывает множество вопросов: если Дмитриев здоров и не страдает от педофилии, то почему у него на компьютере обнаружили снимки обнажённой приёмной дочери? Как человек, занимающийся историей более 20-ти лет, оказался в СИЗО?


Прокурор Елена Аскерова потребовала для Юрия Дмитриева девять лет лишения свободы с отбыванием срока в колонии строгого режима. Его обвиняют в изготовлении порнографии. Сам историк и глава карельского «Мемориала» отвечает, что специально делал фотографии приёмной дочери, чтобы контролировать физическое развитие ребёнка из детского дома. Около года обвиняемого содержали в следственном изоляторе. В декабре Дмитриева отправили в Москву, чтобы провести психиатрическое обследование в Федеральном медицинском исследовательском центре психиатрии и наркологии имени В. П. Сербского. Специалисты вынесли вердикт: Юрий Алексеевич не страдает педофилией и здоров.

Имя Юрия Дмитриева стало известно в узких кругах ещё в 90-е годы: тогда экспедиции под его руководством нашли в Карелии места массовых захоронений жертв политических репрессий. Места Сандармох под Медвежьегорском и Красный бор у Петрозаводска вошли в историю и неразрывно связаны с именем Дмитриева.

Урочище Сандармох

Долгая скрупулёзная работа со списками убитых и с останками этих людей привела к созданию книги «Поминальные списки Карелии», из которой жители России, Финляндии, Украины, Прибалтики и других стран узнали, где покоятся их предки. Останки идентифицировать практически невозможно, зато по количеству останков можно определить, в какой конкретно расстрельной яме лежит конкретный человек.

Урочище Сандармох

ЗАСЕДАНИЕ 

27 марта в Петрозаводск приехали люди из Петербурга, Москвы и пригородов, чтобы поддержать Юрия Дмитриева перед очередным заседанием суда на Красной улице, где он произнёс последнее слово. Чтобы попасть в здание суда, пришедшие стояли в очереди по 15 минут: охрана тщательно проверяла на входе сумки и документы. Когда Дмитриев зашёл в здание суда, он произнёс: «Ой, сколько вас много!». Дело проходит в закрытом режиме, поэтому в зале присутствовал только обвиняемый и его адвокат Виктор Ануфриев.

В коридоре перед комнатой суда было не пройти: десятки людей ждали вердикт, но итоговое заседание состоится 3 апреля. Суд шёл около 15 минут. Вопросы собравшихся после заседания порой поражали бестактностью: «То, что вы сами повторили отчасти судьбу тех, о ком писали, поможет вам при дальнейшей вашей деятельности?». Ответ на вопрос звучал таким образом: «Без комментариев».

 «Если, не дай бог, вам придётся сидеть девять лет, как вы это выдержите?»

«Буду сидеть на попе ровно, чтобы не натереть себе мозоль. Не знаю. Честно скажу: не знаю».

Возможный срок заключения Юрий Дмитриев комментирует философски: «Любое действие, которое с нами происходит – подворачиваем ли мы ногу, маемся с животом, болеем ли зубами – всегда даёт нам какой-то опыт. Лишних знаний не бывает».

«Если приговор будет обвинительным, имеет ли право судья…». Вопросов к Юрию Алексеевичу было много, но сослагательное наклонение не только история не терпит, но и люди, чья судьба вершится на глазах у общественности.

ЛЮДИ 

Прошёл год и три месяца со дня возбуждения уголовного дела против Юрия Дмитриева в декабре 2016 года. Подходит к концу заключительная стадия процесса, обвиняемый произнёс последнее слово. Адвоката Юрия Дмитриева Виктора Ануфриева удивило то, сколько на заседание приехало неравнодушных людей. Студенты, взрослые, пожилые люди, православные и атеисты, поддерживающие оппозицию и государство – нельзя отнести поддержку Дмитриева к определённой категории, в Петрозаводске собрались совершенно разные люди. Однако Ануфриев отметил, что «Общественность на суд повлиять не может».

«Занимаясь таким сложным делом, он видел судьбу этих людей (прим.ред.: расстрелянных в конце 30-х годов), поэтому всё, что с ним произошло, казалось ему, мне кажется, настолько незначительным, что он не проявил никакой паники…», - Виктор Ануфриев.

ДЕЛО 

Виктор Ануфриев: «Дело пришло в суд непрофессионально расследованным, с многочисленными нарушениями уголовно-процессуального закона, в том числе прав Юрия Алексеевича и меня как защитника. За этот год в материалах дела появилось достаточно данных по процессу, которые называются доказательствами, которые объективно и профессионально доказывают и показывают то, что Юрий Алексеевич ничего преступного не совершал. Когда мы расставались с судом до приговора, мне пришлось сказать, что как бы ни было, но «благодаря» непрофессиональным и неразумным действиям силовых структур в Петрозаводске, Юрий Алексеевич вошёл в историю мира, и его оттуда никакими приговорами не вычеркнуть. Я сказал о том, что теперь дело за судом. Суд, желая того или нет, тоже с этим делом войдёт в историю, но как войти в историю? Либо с парадного входа, либо с иного – это суд определит в совещательной комнате. На этом мы расстались до 3 апреля до 16 часов. Но это не окончательная дата, потому что дело сложное, сами понимаете».

Историк Юрий Дмитриев и адвокат Виктор Ануфриев

АРГУМЕНТ 

Кроме того, Юрий Дмитриев продемонстрировал серьёзный аргумент. Многие говорят о том, что у приёмной дочери Дмитриева Наташи нарушено психическое, психологическое развитие, мол, ребёнок его боится. На заседании Дмитриев огласил письмо от приёмной дочери, которая проживала с ним восемь лет. Там крупным почерком написано «я тебя люблю». Адвокат отметил: «Это итог этому процессу».

«Я говорил о том, что самая пострадавшая сторона на сегодня в этом – это не Юрий Алексеевич и даже не правосудие, а эта девочка. Девочка, которую вырвали из привычного социума, привычной среды, вырвали от человека, который стал ей родным, который стал ей папой, вырвали из семьи потому, что Катя (прим.ред.: старшая родная дочь Дмитриева) и её дети тоже стали ей семьёй. Главный результат этого дела – сохранились отношения отца и дочери. Никому не удалось их разорвать», - подчеркнул Виктор Ануфриев.

В конце января 2018 года Юрия Дмитриева освободили из-под стражи под подписку о невыезде. Некоторые решили, что изменение меры пресечения – это хороший знак.

«Изменение меры пресечения в данном случае и в остальных случаях говорит о том, что либо данная мера пресечения была избрана ошибочно, либо необходимость в такой мере пресечения отпала», - сказал Ануфриев.

НАЧАЛО 

На пресс-конференции, которая прошла после заседания с участием Юрия Дмитриева и адвоката Виктора Ануфриева, прозвучал вопрос, вернувший всех к началу процесса: насколько юридически корректен обыск?

«Обыска не было как такового. Был осмотр места происшествия. Об этом приходилось спорить. Я просил признать это доказательство недопустимым, потому что фактически был обыск. Но, к сожалению, всё получилось, как получилось. Юрий Алексеевич, будучи человеком доверчивым, пустил в дом незваных гостей, которые пришли с корыстным расчётом, что Юрий Алексеевич не будет возражать, чтобы его жилище они перевернули вверх дном. Хотя он мог сказать на пороге «Ребята, покажите мне, пожалуйста, постановление суда об осмотре моего жилища», и они ушли бы спокойно».

Юрий Дмитриев хорошо помнит этот день:

«Зашли сотрудники правоохранительных органов. Я единственное сказал: «Ребята, подождите, я позвоню сейчас адвокату, поинтересуюсь – какие мои действия должны быть, что с вами делать дальше». А они говорят: «Звонить не надо, сейчас мы быстренько, шесть секунд…». Позвонить не дали. Ну ладно, это уже дело прошлое».

ПОЛИТИКА? 

Ближе к концу встречи из зала прозвучало мнение о том, что ситуации 2018 и 1937 года схожи, а дело Дмитриева является политическим. Такую точку зрения опроверг адвокат подсудимого Виктор Ануфриев.

«Это пример того, что не все понимают, что от нас сейчас требуется. Процесс не политический. Причём тут репрессии 1937 года? Да, Юрий Алексеевич занимался этими вопросами, но он занимался этим в рамках федерального закона о реабилитации жертв политических репрессий. Он совершал раскопки и соблюдал закон».

Адвокат Виктор Ануфриев

Мемориальное кладбище «Красный бор»

Преподаватель Московской Международной Киношколы Даниил Саксонов добавил:

«Юрий Алексеевич Дмитриев политикой не занимался, а занимался своим делом – сохранением исторической памяти. Давайте не привносить в это дело лишнюю политику и не делать Юрия Алексеевича врагом государства».

Даниил Саксонов

«Было много предложений со стороны стран Евросоюза и дальше… - сказал Виктор Ануфриев. - Мол, давайте мы как-то чего-то там… Сделаем заявление, признаем его тем, другим… Я им всем говорил так: «Давайте мы с этим делом разберёмся сами»».

СЛОВО 

В завершение слово передали Юрию Дмитриеву:

«Вещдоки – компьютер и ноутбук – хранятся в суде. Часть материалов дела у меня на разных носителях сохранилась, но некоторой части нет. Будем ждать, когда вернут, и надеяться, что это произойдёт скоро».

«Спасибо всем, кто писал мне письма в места не столь отдалённые. Лежишь на жёсткой кровати и читаешь письмо. И тебе мягче становится, теплее, роднее на душе, спокойненько».

«Моральная поддержка, когда понимаешь, что ты не один, даёт силу к сопротивлению, подпитывает. Сломать меня и так сложно, а тут ещё противотанковые надолбы со всех сторон. И понимаешь, что не сожрут. Попытаются, пожуют-пожуют, выплюнут. Горький я – «Беломор» курю. А «Беломор» такой же горький, как наша память. О чём пишем, то и курим. Вот буду о верблюдах писать, тогда буду «Кемал» курить».

На следующей неделе, 3 апреля, состоится заседание по делу Юрия Дмитриева. Однако адвокат подсудимого не уверен, что оно будет заключительным. Дело сложное, но «у кого правда, тот и сильней».


Материал подготовила Надежда Дроздова

Материалы по теме: