Русские беседы. Режиссёр Юрий Быков о законах природы, религии и своей рубахе

11.04.2018 10:15 6965
«Моё ремесло это своего рода терапия, в которой я очень нуждаюсь». Юрий Быков ответил на вопросы корреспондента НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ.

Юрий Быков давно стал медийной фигурой. Он снял ряд художественных фильмов, каждый из которых получил заслуженные премии. «Майор» и «Дурак» – социальные драмы, которые держат зрителя в напряжении до конца фильма, а телесериал «Метод» полюбился любителям триллеров за качественную съёмку и игру Константина Хабенского. Несмотря на успех, тщеславие так и не возымело власть над Быковым: он не делает фотографий с поклонниками и не раздаёт автографы из принципа «Не сотвори себе кумира». Главное, что такие установки не сильно ограничивают Юрия, и он выступает на творческих встречах и общается с прессой. 

С Юрия Быкова мы начинаем цикл интервью под названием «Русские беседы». Наши гости будут рассказывать о своей профессии, взглядах на жизнь и делиться размышлениями о России. 


Юрий, Вы показываете зрителям отрывок из своего нового фильма «Завод». Какие эмоции в этот момент испытываете?

Моё ремесло – это своего рода терапия, в которой я очень нуждаюсь. Хотя я чувствую, что мне уже недостаточно просто заниматься творчеством, формулировать мои мысли в художественном ключе. С помощью творчества я уже не спасаюсь от той тоски, которая меня преследует практически всю мою жизнь.

А чего не хватает, чтобы совершить толчок в другую область?

Я думаю, что глобально не хватает элементарной внутренней проработки, которая сможет либо отвести от тех вопросов, которые меня мучают, либо, наоборот, дать на них ответы. С другой стороны, я подозреваю, что ответов на мои вопросы не существует, поэтому придётся заниматься таким явлением, которое называется «принятие». Принятие того, что ты не можешь объяснить, с чем ты не можешь справиться, что ты не можешь изменить. Принятие – это то, чего мне, видимо, сильно не хватает. Я, наверное, до сих пор человек не повзрослевший.

Мне кажется, на этом этапе многие уходят в религию.

В религию мне трудно уйти, потому что я достаточно логически подхожу к оценке событий, ситуаций и окружающей среды. Религия всё-таки, как это ни цинично звучит, для людей «определённого качества мышления». Меня религия уже давно не спасает, по крайней мере, религиозное толкование бога. Оно мне ничего не объясняет.

Как горох об стену?

Грубо говоря, мне недостаточно той структуры мира, которую предъявляет религия. Хотя, безусловно, трудно отказаться от мысли, что в основе мира - мистика. Но не такая односложная, как мы себе представляем.

Приведите примеры мистики.

Как электрон перемещается с орбиты на орбиту? – Я этот пример очень часто привожу. Это же мистика. Разве нет? Мы думаем, что мир устроен по определённым физическим и химическим законам, но когда мы начинаем разбирать эти законы, когда начинаем входить в структуру вещества, стараемся понять, как всё устроено на глубинном, платформенном уровне – всё! Там м*ндец! Ничего не квантизируется. Там физики берутся за голову и говорят: «Всё! Будь оно проклято! Лучше бы я не знал, что есть предел познанию!»

Почему-то в нас заложено и любопытство, и потребность в религии, в сверх-отце, в высшем разуме.

Который бы нам объяснил, что произошло?

Не объяснил. Тут дело не в объяснении. Бог – это такая странная штука… Ты говоришь себе – «там» точно есть «что-то», и это «что-то» всё знает, всё придумало. Как? Хрен его знает, не моего ума дело, что называется. И всё, ты успокоился. Так устроена психика человека.

Вообще религия - это своего рода объяснение всего, а без такого объяснения трудно, потому что наша цивилизация, во многом прогрессивная, предлагает очень простое, но удручающее мировоззрение – делай, что хочешь, в рамках физики, химии и биологии и просто прими, что ты никогда не узнаешь, как, кем и зачем всё устроено.

Я недавно смотрел передачу – у Дудя Невзоров был. Он же материалистически настроенный человек. У него спрашивают: «А к друзьям вы также прагматически относитесь?». Он говорит: «Конечно. Дружба – это лучший вид корысти». Вероятно, если всё разобрать на винтики и болтики, то, всё утыкается в то, что человек действует только в своих интересах, даже если сознательно об этом не думает. И всё основано на его эгоизме. То есть, условно, существует человеческий эгоизм и нечеловеческий эгоизм. Но меня это удручает. С точки зрения новейших достижений психологии, человек должен себя рассматривать как эгоиста, любить себя, и остальных людей рассматривать как партнёров, то есть взаимодействовать с ними, исходя из собственной выгоды и собственного комфорта. Хотите жить в Таиланде среди приятных вам людей, цветов, воздуха, океана? Живите. Вы имеете право отказаться от всего: от родины, корней, от любых обязательств. Главное, чтобы вам было комфортно. Но за этим стремлением к максимальному комфорту стоит глобальное потребление, которое меня просто пугает, потому что, по-моему, это пустота.

Я вырос в той системе ценностей, где альтруизм – это высшая святыня, а мне современный мир пытается объяснить, что это – психологическая болезнь. Возможно, так и есть. Возможно, это навязанное в архаичные времена мировоззрение для управления и манипуляции человеком. Так ли это – моя дилемма.

Я очень жалею о тех временах, когда я был юным в прямом и переносном смысле слова, когда у меня была романтическая картина мира. Мне казалось, что мир надо спасти, изменить его, ради этого надо принести себя в жертву. Было очень наивно, но красиво. И это ощущение красоты, пусть даже в тяжелейших условиях выживания – работало. Мальчик из Новомичуринска, смотрящий из окна хрущёвской двушки на заходящее за Погореловский бугор солнце... «Туда, в этот большой мир! Надо менять его!» Чувство было прекрасное. А осознав этот мир в основе, исходя из тех знаний, которые мы имеем, я заскучал, видимо. Мне стало невероятно скучно. И теперь я боюсь, что главное в жизни человека – это уметь жить скучно. Приходить домой, обнимать жену, детей (смеётся), делать одни и те же вещи, просто жить, не задавая вопросов: когда, зачем и почему был создан мир? То есть принять отсутствие смысла как данность.

Разве сейчас люди себе позволяют себе так жить?

Весь мир живёт! Россия, правда, пытается вернуть на уровне власти архаичную самодержавную идеологию, но я боюсь, что в общей массе наш народ разделяют те же потребительские ценности западного мира. И в этом смысле мы мало отличаемся от французов, англичан, американцев. Мир давно принял, что человек - биомашина, которую нужно и можно корректировать. Сложная, не до конца понятая машина, но в принципе, основные механизмы ясны.

За границей, кстати, ребёнка с шести лет водят к психологу. Если у него есть психические отклонения от нормы, ему прописывают таблетки. Проще говоря, антидепрессанты. Не такого злостного действия, как для взрослых, но всё-таки препарат корректирует психологию человека, его поведенческую модель. «Плохо? Грустно? Вот тебе таблетка!». Хэппиенд!

Набоков, правда, говорил про Фрейда: «Австрийский шарлатан!». Прав Набоков или нет, но почему он так высказывался? Потому что если человека можно разобрать на винтики, если он – биомашина, то становится невероятно страшно и скучно от пустоты этой ясности. Некуда двигаться дальше.

А существует ли душа?

Душа – это абстрактное понятие. Как я вижу устройство человека? Есть некое тело, сосуд, в нём есть сознание, которое не влияет ни на что, но присутствует при том, что испытывает тело, и при том, как тело реагирует согласно заданным законам природы на окружающую среду. Можно назвать это и душой… А душа в нашем классическом архаичном представлении – это умное первоначало, основа человека, которая руководит человеком, телом. Но я боюсь, что Черниговская права (прим.ред.: Татьяна Черниговская – учёный в области нейронауки и психолингвистики), и мозг управляет человеком… Мозг – это и есть человек.

Вообще, мы цивилизация переживаем глобальный кризис: мы отказываемся от идеалистической, романтической модели мира и переходим к практической. Верим, что жизнь человека конечна и никогда не повторится. Поэтому наша жизнь основана теперь на единственном целеполагании – максимально безопасно, счастливо и радостно жить. Никаких тебе рыцарей, подвигов, Кощеев и прекрасных Василис. А радость и счастье – это категории, зависящие не от самоуважения и гордости, а от уровня комфорта, от внимания к тебе людей, от тепла, ласки, любви, сытости… Это очень простые критерии, которые понятны любому животному. Но поэтому и выходит, что человек - только животное… У Тарковского в «Сталкере» – «Раньше люди были молоды. В каждом лесу - леший. А теперь – треугольник А B С… Скука».

Как вы думаете, это связано с политическим режимом?

Нет, это связано с цивилизационным развитием.

Но ведь в Советском союзе, например, были совершенно другие ценности.

Они были искусственно придуманы.

Они идеализировались и ценились, и люди хотели быть такими.

И в итоге эти ценности разрушили Советский союз. Парадокс заключается в том, что придуманные человеком ценности разрушают самого человека. Я сам ужасаюсь, но приходится признать – простейший смысл человеческой жизни заключается в достижении радости, то есть в вырабатывании мозгом дофамина, эндорфина, серотонина и т.д.

Если я подключу вас к бесконечному источнику радости, вы и думать даже не будете, счастливы вы или нет. Вы будете просто счастливы. Человек только пока ещё не понял, как это сделать. Был эксперимент с мышью, которая, чтобы получить долю серотонина, должна была бить лапкой по кнопке. Она сидела и долбила. Правда, умерла через два часа. Зато эти два часа прожила абсолютно счастливой! Не было ни секунды, чтобы она не испытывала счастье.

Самый простой способ достичь счастья – конечно, не думать, не мучиться или, в конце концов, просто «ширнуться героином», но задумайтесь, почему-то это влечёт за собой мучительную и быструю смерть. Значит, природой запрограммировано, чтобы мы, обнаружив, что мы можем сознательно влиять на свои центры удовольствия, не соблазнились тем, что мы, таким образом, можем прожить абсолютно счастливую и безмятежную жизнь без испытания и преодолений. Почему-то природой задумано, что мы должны свои естественные радости, которые нас развивают и делают лучше, достигать трудом, а не бездельем и наркотиками.

Мир устроен идеально, потому что другого просто нет, и я боюсь, что самое простое, что мы можем сделать, чтобы обрести счастье – это кропотливо изучать человека. Это наша прямая обязанность – изучать то, как устроен человек, и следовать законам природы, которые в нём заложены. Ничто – ни конституция, ни уголовный кодекс – не расскажут то, как нам жить. Законы природы не просто важнее, чем любые правила, они – наше всё. Кто их не знает, тот проигрывает жизни.

К примеру, меня немного задело тщеславие. Я его понюхал одной ноздрёй, что называется. Узнал, что это такое, когда из тебя делают кумира. Я понял, что это тупик. Я ведь просто обладаю чуть большим потенциалом, чем другие в какой-то области. А вообще мы все равны. Я равен с камнем, лягушкой, червяком – с кем угодно. Никто из нас ни лучше и не хуже. У нас разные биологические задачи, но мы все равны по сути своего предназначения в природе. И нет главных или неглавных задач. Это есть только в понимании человека. В природе нет иерархии видов, скорее, есть сложный и слаженный организм под названием Вселенная. И каждый из нас только часть этого организма. А счастье? Счастье – это реализация своего потенциала. Если я не реализую свой потенциал, я становлюсь несчастным человеком. И нет глобальнее смысла, чем пытаться понять законы природы, и уже относительно их понять, как достичь счастья. Вообще, человек рождён для счастья. Нет другого логического объяснения существования человека.

Я думаю, что есть какой-то глобальный гармоничный план вселенной, который мы должны постепенно в течение своей жизни познавать. Насколько это возможно, конечно. Это познание - и есть единственный смысл. Встал с утра – познай самого себя. Что нужно сделать – накричать или решить проблему? Обмануть или сказать правду? Работать или лежать, почёсывая пузо? Постоянно надо принимать решения.

Смысл – в познании. Я пока не вижу ничего другого. Хотя и это меня не удовлетворяет, честно скажу.

Существует ли русский характер? Какие основные его черты Вы выделите и что находите в себе?

Русский характер отличается от нерусского одной, очень сложно поддающейся оценке чертой. Когда представитель западной цивилизации от страха или не спастись, или не достичь результата, или даже умереть, будет хвататься за эту жизнь всеми зубами, пальцами, бровями и ноздрями, русский может сказать: «Да ну и хрен с ним». Что это? Редкостное сочетание лени, отчаянья и смелости? Не знаю.

В русских не атрофировано, конечно, но в какой-то степени не так сильно развито чувство самосохранения. Может от долгой крепостной традиции и несвободы советского времени. А может причина глубже.

Я как-то услышал интересный пример. Представьте себе забор, который разделяет граница между Европой и Россией. То есть забор одновременно находится на русской и на европейской половине. На европейской половине стоит какой-нибудь зажиточный благополучный бюргер и красит забор, а на русской половине забор покривившийся, лежит мужик и смотрит умным глубоким взглядом вдаль на садящееся солнце. Бюргер спрашивает у русского человека: «Ты чего забор не красишь?» Русский: «Да иди ты с этим забором… Ты мне скажи – бог есть или нет?».

Задавать себе какие-то непрактичные и безответные вопросы – вот оно отличие нас от остальных. Я, конечно, имею в виду не мещан, а людей более или менее думающих. По себе знаю, чувствую эту неизживаемую тоску. И вот мы – русские – и придумываем себе различные идеологии – то монархизм, то коммунизм... Главное, чтоб была идея. В то время как у всей цивилизации смысл давно уже один – потребление и безопасность. Как угодно относитесь к русским, но нам недостаточно красивого забора. При том, что его, забор, конечно, надо красить.

А есть ещё и те, кто и забор не красят, и не мучают себя бесполезными мыслями. Они считают, что высшее благо вообще ничего не желать и не делать. Какой-нибудь индус сидит возле Ганга с поднятой тридцать лет назад во имя бога уже отсохшей рукой, мимо него проплывает труп, а он спокойно смотрит на реку, и ему ничего не надо.

Как правильно – не знаю. Кому что органично, наверное. 

Какой режиссёр лучше всего изобразил русский характер?

Я боюсь, что режиссёр… никакой. Я знаю, какой писатель – Толстой. А режиссура никогда не обладала потенциалом, чтобы выразить существо нации в полной мере. Режиссура существует формально сто лет, и основную часть времени она была советской пропагандисткой, а в новейшей истории серьёзная режиссура европейского постмодернистского характера.

Наш менталитет полноценно препарирует только литература.

Вы говорили, что цивилизация движется в сторону индивидуализма. А Вы как считаете, что важнее – государство или индивидуальность?

Гуманистические идеалы – от корня «human» – связаны с конкретным человеком, государственные интересы связаны с государством, то есть с обществом. Глобально интересы общества противоречат интересам отдельно-взятого человека. Чтобы не говорили либералы, а в критические моменты любое государство жертвует отдельными гражданами для достижения комфорта всего общества. У нас в стране – это происходит часто и открыто, на западе – в более гладкой и завуалированной форме. Но суть одна. Выживание стаи важнее, чем выживание особи.  Задайте себе вопрос, что важнее человеческой жизни? Думаете ничего? Ответ – две человеческих жизни.

Мир, конечно, движется в сторону индивидуализма. Любое государство строится, прежде всего, для безопасности и сохранения массы, которую что-то связывает. Люди объединяются в эту массу с помощью языка, традиций, общей истории. Сначала «Мы - Вятичи против Кривичей», потом «Мы - славяне против татар», затем «Мы - советский союз против Америки», потом будет «Мы - земляне, против Марсиан», а затем «Мы - Млечный путь против…» ну, вы понимаете. Государство – это объединение одних против других, пока есть разделения по культурному, языковому, национальному, видовому признаку. А если все будут связаны друг с другом и перемешаются? Сейчас очень много технологических достижений, которые позволяют людям достичь этого. Власть вынуждена ограничивать технологии, потому что если они будут бесконечно развиваться, то потребность в государстве перестанет существовать. И это не про Россию или Америку, не про наших или чужих, не про либералов или консерваторов, это про естественное течение истории, про физику и биологию, про природу вещей.

При этом вы считаете себя патриотом?

Да, это так. Понимать я могу что угодно, но полюбить этот глобальный мир эстетически ещё не получается. Я же родившийся в СССР архаик. А своя рубаха… 

Сто лет назад, в июле 1918 год, расстреляли царскую семью. Это справедливая закономерность или это большая трагедия России?

Я думаю, это трагедия для тех людей, которых вы назвали – для царской семьи. С точки зрения истории это было, к сожалению, естественно.

Закономерность?

- Безусловно. У Глеба Панфилова в фильме «Романовы. Венценосная семья» есть, по-моему, эпизод, где Ленин говорит своим соратникам: «Мы не должны оставлять им живого знамени». Имеется в виду, что на западе есть силы, заинтересованные в нераспространении советской власти. Это был тактический ход большевиков. Они не могли иначе поступить. Они должны были жесточайшим образом нейтрализовать любую угрозу свержения их устоявшейся власти.

Что касается царской семьи, то Николай Второй отдувался за своего отца Александра III, который вдруг развернул на 180 градусов прогрессивную политику своего отца Александра II. Надо было продолжать реформы, а это было тяжело потому, что реформы уже были запоздалыми и болезненными. Александр III был человеком религиозным, верил в особый путь России, поэтому решил не продолжать реформы отца. Николай Второй решил так же, что было цивилизационно опрометчиво и что привело к революции 1917 года.

Процессы в мире происходят везде примерно одинаково, только в разное время и развитие не остановить. Ведь когда мы слышим, что где-то кто-то живёт лучше или богаче, чем мы, то нас это стимулирует к переменам. Самая большая ошибка любого режима – это думать, что можно остановить развитие. Его можно притормозить. Тактически – это понятно, чтобы не было лишней крови, но стратегически – естественный ход вещей останавливать просто глупо, высокомерно и бессмысленно. И Николай Второй этого не понял. Жаль…

Материал подготовила Надежда Дроздова

Материалы по теме: