«Каждый из нас – Басё!»: Хулиганы и «особые дети» из Упсала-Цирка завоевали «Золотую маску»

16.04.2018 20:26 11072
О спектакле «Я-Басё!», особых детях и свободе НЕВСКИМ НОВОСТЯМ рассказала художественный руководитель Упсала-Цирка Лариса Афанасьева.

В далеком двухтысячном году по питерским улицам разъезжала на уницикле немецкая студентка Астрид Шорн. Тогда она привезла с собой цирковые фокусы и идею о социальном театре, вернее о цирке, где «трудные» подростки найдут второе дыхание и дом. Так зародился цирк хулиганов, Упсала-Цирк, на сегодняшний день – единственное детское шапито в России, где ребята из «групп риска», а также воспитанники с ограниченными возможностями, выходят на арену за новой жизнью. 15 апреля на сцене Большого театра коллектив получил «Золотую маску» в номинации «Эксперимент» за свой поэтический цирковой спектакль. Помимо простых хулиганов, в этом спектакле играли ребята с синдромом Дауна.

Лариса, этот спектакль – ваш первый опыт сотрудничества с новым режиссером, к тому же человеком «со стороны». Как ощущения от этого эксперимента?

«Для нас это была невероятная возможность и шанс работать с замечательным режиссером Яной Туминой, которая создает не только для Петербурга, но и для всей России уникальные спектакли. Она пришла не с готовой концепцией, как это обычно делают взрослые люди со своими представлениями о жизни, из-за чего дальнейший диалог бывает сложным. У нас особые дети, с ними такой контекст невозможен. Для нас главное – свобода, фантазия, какая-то хулиганская энергия. Яна это прекрасно понимает, она вовлекла ребят в этюдную работу, долго смотрела, что кому нравится, какая у кого органика, и в итоге у нее родилась концепция по хокку Басё: пластический фантазийный спектакль с элементами цирка. Это называется поэтический цирк. Мы готовили его в шатре, потом уехали в резиденцию за город, а уже затем была постановочная часть, где были привлечены потрясающий постановщик по свету Яна Бойцова, замечательный композитор Анатолий Ганье, который написал партитуру для спектакля, и супер-сценограф Ник Хамов».

Как попадают в Упсала-Цирк новые воспитанники?

«Раз в год мы делаем набор в коррекционных школах, кризисных центрах, иногда нам приводят детей социальные педагоги. Уже второй год мы работаем с детьми из семей мигрантов, это очень важная задача: выстраивать с их семьями доверительные отношения, чтобы у них было полное ощущение безопасности от того, что происходит внутри нашего цирка».

Чем социальный театр отличается от обычного?

«Те, кто приходит к нам первый раз, иногда делают это с внутренней опаской. Но мы со сцены не говорим о своих проблемах. За счет творчества мы поднимаемся и создаем философские поэтические формы. Об этом говорят ребята, это их язык. Они не просто инструменты, они создатели этой философии. И когда зрители приходят на спектакль – это  живой контакт, в котором меньше всего есть время думать о синдроме Дауна или о том, какие у кого проблемы. Люди оказываются в поэтическом мире Басё, и главная идея спектакля в том, что каждый из нас Басё, поэт, создающий собственные удивительные миры, формы и прочтения. Человек сам по себе невероятная красота и ценность. В этом философия Упсала-Цирка и художественное кредо Яны Туминой».

Для вас это первая «Золотая маска». Что это означает для вашего коллектива?

«В первую очередь это возможность рассказать про наш проект и повод активно развиваться дальше. Сейчас у «Золотой маски» появился новый формат «Золотая маска в городе». Там мы показываем наш второй спектакль «Эффект пинг-понгового шарика», в Москве он прошел с большим успехом, был полный аншлаг, чему мы страшно рады. Так получается, что мы чаще выезжаем в Европу на какие-то фестивали, чем выступаем в России. Для нас выход на российскую публику – это безумно важно. В июне цирку исполнится 18 лет. В 2000 году мы начали работать с «уличными детьми», мечтали построить свое пространство, свой шатер, но не находили поддержки. Потом мы познакомились с УК «Теорема»,  Игорем Водопьяновым и Кириллом Шишковым, эти люди оказались неравнодушными, и на их территории мы построили единственное в России детское шапито. Сейчас у нас занимаются 80 детей и подростков из группы социального риска, и еще мы построили инклюзивный центр для детей с синдромом Дауна. Мы становимся не просто маленьким социальным проектом, а социально-культурным явлением для всей страны. В городе у нас есть свой зритель, в год через шатер проходят 11 тысяч зрителей. Внутри мы проводит семейные уикенды, пикники, фестивали. И для нас сейчас важное время, чтобы развиваться дальше».

Аудитория в России и за границей отличается?

«Глубинно – нет. Есть какие-то внешние проявления, ведь в Европе зрители в целом расслабленнее, а мы не любим выражать свои эмоции. Но это скорее культурологические особенности».

Какие новые горизонты вы видите для Упсала-Цирка, что теперь самое главное?

«Само создание этого удивительного места и команды, которая все время развивается – для нас самое главное. Не останавливаться и развиваться. Самое важное, чтобы ребенок был счастлив, когда он хохочет, становится бунтарем и хулиганом. Среди тренеров много наших выпускников, тех, кто пришел к нам в 2000 году. Вот это осознание и понимание постоянного драйва, этот набитый зрителями шатер, поездки на фестиваль в Эдинбург или на «Золотую маску», сам процесс постоянного развития  – это и есть самое главное».


Подписывайтесь на наш Telegram-канал.

Материалы по теме: