Сомнительные компании окажутся под строгим присмотром ФТС и налоговой

10.05.2018 17:56 445
Федеральная таможенная служба создаст реестр сомнительных бизнесменов, который поможет бороться с фирмами-однодневками, а также снизить незаконный вывод финансов за границу. НЕВСКИЕ НОВОСТИ пообщались с экспертом и узнали о принципах работы данной системы.

Так называемые стоп-листы для неблагонадежных компаний по информации представителей ФТС уже помогли пресечь вывод за рубеж более 3,7 млрд долларов. Для бизнесменов, которые ведут свои дела нелегально, это означает гораздо более строгий контроль за их деятельностью, который в итоге может привести к тому, что они и их компании будут занесены с реестр сомнительных. Далее данные по таким конторам отправляются в налоговую инспекцию и уполномоченные банки, которые в свою очередь имеют право отказать предпринимателям в обслуживании. В случае если учредитель из «черного списка» попробует открыть новую компанию, то велика вероятность снова попасть в зону риска. Таким образом, государство предпринимает попытки простимулировать бизнесменов работать по прозрачным схемам, не уходящим в тень. Таможенники также делают ставку на то, что подобная мера поможет сохранить денежные средства внутри страны и не даст им выйти за ее пределы.

Таможенная служба занимается анализом деятельности компаний: фиксирует факты проведения сомнительных финансовых операций, наличие задолженности перед федеральным бюджетом или отсутствие фирмы по указанному при госрегистрации адресу. В 2016–2017 годах налоговыми органами было проверено более тысячи лиц, которые, по оценке службы, являлись неблагонадежными. В ходе проверки из ЕГРЮЛ было исключено порядка 350 компаний, сообщают в ФТС. Менее чем за три года в уполномоченные банки была передана информация о 250 компаниях, проводивших сомнительные операции с использованием деклараций на товары, отметили в ведомстве. Теперь сведения будут поступать в стоп-лист автоматически, что позволит отслеживать появление компаний с теми же учредителями и оперативно реагировать на это.

В начале мая ЦБ впервые раскрыл структуру сомнительных операций в банковском секторе. Оказалось, что 40% сомнительных операций приходится на незаконные схемы, связанные с экспортом товаров за рубеж, а 38% обналичивания проходит через счета физических лиц.

В результате совместной работы таможни и ЦБ с 2015 года объем сомнительных внешнеторговых операций с товарами сократился в 27 раз, с $128,2 млрд до $4,7 млрд. Все эти меры делают невыгодной противоправную деятельность, позволяют сохранить капитал в России и удержать с него необходимые налоги, сообщается в СМИ.

Первый заместитель председателя комитета ГД по безопасности и противодействию коррупции, депутат Государственной Думы (фракция ЛДПР) Дмитрий Савельев сообщил о том, что данная инициатива должна быть распространена на всех занимающихся бизнесом лиц, чтобы усилить защиту от мошенников и недобросовестных участников рынка.

По мнению депутата, систему реестра недобропорядочных бизнесменов нужно расширять, чтобы она работала и на интересы государства, и на интересы каждого гражданина лично. Например, надзорные органы могут передавать в налоговую и банки информацию о компаниях, которые собирают большое количество негативных отзывов от потребителей. Особенно это важно, когда речь идет о явном обмане. В частности, такая система могла бы предотвратить возвращение на рынок недобросовестных застройщиков, которые так и не предоставили покупателям квартиры, но под другим названием начали собирать деньги на новый проект. 

Депутат полагает, что с помощью предложенной схемы можно будет регулировать и туристическую сферу, где довольно часто потребителей обманывают фирмы-однодневки, получая деньги за раннее бронирование и не предоставляя потом услуги, а фирма на момент разбирательств уже ликвидирована. Савельев убеждён, что система может быть применима ко многим сферам, где встречается обман потребителя, и товар или услуга не соответствуют заявленным характеристикам, а продавец избегает разрешения ситуации в рамках закона. 

Важно не допускать сомнительных руководителей и учредителей, попавших в стоп-лист, до тендеров, отказывать им в заключении сделок и в сотрудничестве с органами муниципалитета, считает депутат. Это будет выгодно не только покупателям, но и оздоровит сам российский бизнес, так как если с рынка уйдут не заботящиеся о своей репутации дельцы, то у добросовестного предпринимателя спрос будет выше, подытожил Савельев.

Кого именно коснутся данные изменения, НЕВСКИМ НОВОСТЯМ рассказала доцент департамента менеджмента НИУ ВШЭ-Петербург Елена Игоревна Кудрявцева. В отличие от некоторых экспертов, которые полагают, что данный реестр может в первую очередь коснуться представителей малого и среднего бизнеса, Кудрявцева считает, что данные изменения призваны отследить крупные уводы финансов. С ее слов, легального малого бизнеса в России практически нет, а теневой довольно сложно разоблачить, тем более это те суммы, которые не представляют большого интереса для государства.

Специалист считает, что вопросом неблагонадежности компаний должна заниматься налоговая служба, потому что именно она отвечает за контроль всей финансовой деятельности и всех потоков, которые есть у юрлиц. ФТС занимается этим вопросом в первую очередь, потому что стоит задача пресечь вывод средств за рубеж, поясняет эксперт.

Несмотря на то, что в целом инициатива кажется интересной, Кудрявцева объяснила, какие подводные камни существуют в данном предложении. Так как попадание в этот реестр приводит в перспективе к блокировке, то получается, что пресекается деятельность не организации, а конкретных физлиц. Желание привязать нарушения в конкретным физлицам, чтобы эти люди не могли открыть новые юрлица, является понятным, сообщает эксперт, но данное нововведение в таком случае является давлением на конкретного человека, а не на компанию.

«Если говорить в целом, то здесь речь идет не об экономике, а скорее о политике, так как под давление попадают персоналии. Это будут санкции против физлиц, и здесь полицейский компонент куда более очевиден, чем экономическая составляющая. Вывод бизнесменов из тени не делается с помощью полицейских методов. Уход в тень – это чаще всего реакция на экономическую ситуацию, и если в экономике ничего не меняется, и при этом ситуация усугубляется карательными мерами, то значит - бизнесмены будут придумывать другие способы обхода закона», - рассказывает Кудрявцева.

С ее слов, если речь идет о крупном обороте денег, то обладатели таких сумм и возможностей найдут альтернативные методы вывода средств заграницу, потому что у них нет стимула вкладывать финансы в российскую экономику. Смысл у вложений появляется тогда, когда инфраструктура ориентирована на интеграцию в мировую экономику, то есть деньги в России вкладываются в производства, которые работают на весь мир. Сейчас таких точек роста не наблюдается, подытожила эксперт.

                                                                                                                                                   Мария Фоменко

Материалы по теме: