В Гатчине инвалид-чернобылец почти 20 лет не может получить квартиру

21.05.2018 15:42 3557
В редакцию НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ обратился ликвидатор последствий чернобыльской катастрофы, которому с 2000 года не удается решить свой жилищный вопрос.

Михаил Кирилюк –  инвалид 2 группы, в общей сложности у него более 20 тяжелых диагнозов, включая онкологию, из-за которых он лишен возможности продолжать трудовую деятельность. А в 1986 году, когда он приступил к работе дозиметристом на ликвидации последствий ядерной катастрофы на чернобыльской АЭС, ему исполнился 21 год. В общей сложности Кирилюк отдал этой работе 6 лет своей жизни, причем до сентября 1987 года участвовал в дезактивации 3-го и 4-го энергоблоков. Вернулся оттуда он уже инвалидом.

«Года два мы работали вахтенным методом, каждая смена длилась 12 часов, вспоминает Михаил. 15 дней работаешь,15 дней отдыхаешь. В декабре поехали уже на сам блок. Нас выпускали по нарядам на работу. Идешь на блок, замеряешь обстановку и допускаешь до работы. В некоторых помещениях фоны доходили до 1000 рентген. Где-то можно было работать по 5-6 минут, где-то час. Из тех, с кем я работал вначале, многих уже нет в живых».

Справка о работах на территории ЧАЭС в 1986-1992 годах

Сейчас Михаил Кирилюк зарегистрирован с сыном и бывшей женой в 17-метровой комнате в Гатчине, куда его «ненадолго» заселили власти еще в начале «нулевых». Тогда ему обещали, что это – временная мера, всего лишь на год, пока для чернобыльцев не построят дом. Но никакого дома не застроили, так что в 2008 году Кирилюку просто выдали положенный, как ликвидатору Чернобыльской катастрофы, сертификат на улучшение жилищных условий. Сумма по сертификату составила 950 тысяч рублей. Квартиру на эти деньги было не купить, и чернобылец решил подождать – тем более, что областная администрация заверила: дом ветеранов вот-вот будет построен.

В ожидании решения жилищного вопроса семья Кирилюка успела распасться. В 2017 году чернобылец вновь отправился за сертификатом, на этот раз администрация даже обещала ему помочь с деньгами за квартиру, правда, теперь для получения заветной бумаги надо было обратиться в суд. В Гатчинском суде чернобылец легко выиграл дело, но буквально через месяц областные власти внезапно подали апелляцию: оказалось, что для получения сертификата Кирилюк, его сын и бывшая жена должны сдать комнату, где все они прописаны. К такому повороту Михаил оказался не готов: как бы ни сложилась жизнь, выгонять свою «бывшую» и сына на улицу мужчина не хочет. Кроме того, Кирилюк уверен, что решение областного суда противоречит решению городского в 2008 году, когда сертификат был предоставлен без каких-либо условий. Но кассация чернобыльца в Верховный суд также была отклонена.

Кирилюк продолжает бороться за решение своей проблемы, он хочет иметь собственное, положенное ему по закону жилье и льготы. Он уже дважды стоял в одиночных пикетах у здания правительства Ленобласти на Суворовском проспекте, в ответ на что власти уговаривали его не шуметь и подождать еще немного. Так ничего и не дождавшись, чернобылец готовит новые акции протеста, а также планирует объявить голодовку.

Справка об облучении

НЕВСКИЕ НОВОСТИ обратились за разъяснениями сложившейся ситуации к председателю комиссии союза «Чернобыль России» Александру Великину:

«С точки зрения буквы закона, к администрации Ленобласти придраться сложно, – пояснил Великин. – Я разговаривал с комитетом, с юристом, отказ Кирилюку имел формальный повод. С этими сертификатами вообще ситуация непростая, по поводу чего я уже направил в общественную палату свою статью. Я не понимаю, почему сертификат на улучшение жилищных условий имеет разную стоимость для разных категорий граждан. Например, для ветеранов ВОВ и блокадников квадратные метры по сертификату оплачиваются значительно выше, чем чернобыльцам. Плюс вычитается количество квадратных метров площади, где человек проживал ранее, и получается, что на этот сертификат толком ничего не приобрести, а по отчетам тебе предложили улучшить жилплощадь».

Также Великин разъяснил, что в Санкт-Петербурге, в отличие от Ленобласти, жилищный вопрос чернобыльцев был решен еще благодаря указам губернатора Яковлева. При нем под застройку домов для этой категории льготников выделялись «пятна», но главное — была разработана соответствующая госпрограмма и достигнута некая договоренность с ДСК, в соответствии с которой «чернобыльские» сертификаты город депонировал. Объекты застраивались, а затем город снимал с депонента средства, возвращая тем самым средства из федерального бюджета. По этой госпрограмме выдавались только готовые квартиры, и таким образом за 8-9 лет в Петербурге практически закрыли очередь чернобыльцев на жилье.

«В области все сложнее, – продолжил Великин. – Люди рассеяны по большой территории, а средства на строительство выделяются скромные. Ленобласть только выдает сертификаты, на которые обычно сложно купить жилье. А в случае с Кирилюком даже сертификат он получит лишь при выполнении условий, на которые заведомо не согласен пойти».

Всего месяц назад, 26 апреля, прошли мероприятия в честь 32-й годовщины Чернобыльской катастрофы. Отметили годовщину и в Гатчине. На этих мероприятиях звучало много прекрасных слов о мужестве и самоотверженности ликвидаторов той страшной аварии, а также о всемерной поддержке этих людей со стороны местных властей. Но почему-то в реальной жизни получается, что человек, отдавший 6 лет своей жизни ликвидации последствий одной из крупнейших техногенных катастроф ХХ века, почти 20 лет не может решить свой жилищный вопрос.

Материалы по теме: