Илья Авербух: враждой не стоит жить, мы рождены любить

23.05.2018 17:16 3142
Илья Авербух рассказал о громком возвращении в Петербург спектакля на льду Ромео и Джульетта.

                                                                                                                                Фото предоставлено организаторами.

В Петербурге 6 июня стартует второй сезон ледового спектакля «Ромео и Джульетта». В представлении будут задействованы шесть олимпийских чемпионов, которые в финале действия босиком выйдут по льду к зрителю. 

Продюсер спектакля Илья Авербух рассказал НЕВСКИМ НОВОСТЯМ о своем взгляде на самую известную трагедию Уильяма Шекспира и поделился со зрителями некоторыми секретами уникального ледового спектакля.

Чем удивит зрителя спектакль "Ромео и Джульетта"

Я бы очень хотел именно показать этот спектакль зрителю, а не рассказывать о нем. По сравнению с первым, второй сезон дорабатывался, "матерел". У него, конечно, есть определенные изменения, но, по большому счету, история уже сложившаяся. Зритель увидит тот потрясающий спектакль, который ранее был показан в ряде российских городов.

Планируется и большое мировое турне. Примечательно, что оно начнется именно с Санкт-Петербурга. Я пытаюсь заложить традицию выступлений в период белых ночей и стать частью культурной программы Петербурга. Согласитесь, ледовое шоу летом – звучит очень необычно.

По планам, каждый год в период белых ночей мы будем привозить новые спектакли в летний город на Неве.Покажем мы спектакль и в европейских странах, и в странах ближнего зарубежья. 

Признаюсь, что выйти на рынок было непросто, но зрители с большим удовольствием идут к нам. Видно уже сейчас, по хорошим покупкам билетов, что идея пришлась всем по душе. 

Почему спектакль будет вновь актуален?

Тема эта, безусловно, актуальна в наши дни. Эпиграфом к спектаклю я бы вынес слова, которые произносит Алексей Тихонов, исполняющий роль Отца Лоренцо. Сама задумка уникальна, так как Тихонов живьем произносит текст в зал.

В финале звучат слова: «враждой не стоит жить, мы рождены любить». Это не слова Шекспира, это слова, которые я «вложил» в уста Отца Лоренцо. Это именно то, что я хотел бы сказать своим спектаклем сейчас, в наши дни, когда огромное влияние на людей имеет информационное поле и новости. Вражда сейчас возникает совершенно безосновательно, она не имеет никакой логики, как и вражда между Монтекки и Капулетти. Иногда нужно просто встряхнуться и отбросить злость. Про это спектакль, в этом эпиграфе для меня заключается актуальность вечной истории про Ромео и Джульетту.

Единый жанр вашего спектакля определить достаточно проблематично. Как бы вы все же назвали его.

Да, такого жанра ещё, по большому счету, не существует. Во-первых, это не шоу, а сюжетный спектакль, у которого есть отличная хореографическая составляющая. С другой стороны, это ледовый балет и ледовый мюзикл, в котором участвуют прекрасные артисты с завораживающими голосами. Ромео и Джульетта – это собирательный жанр, затрудняюсь его назвать каким-то одним словом. Как говорит Татьяна Тарасова, в нем есть какое-то «площадное» искусство, которое несколько созвучно цирковому мастерству. Может быть, дам зрителю задание придумать название этому жанру.

В любом случае, с уверенностью могу сказать, что аналогов этому спектаклю в России и мире не существует. И я сейчас говорю даже не о количестве именитых людей, задействованных в спектакле и не о титулованных спортсменах.

А сцену с раздеванием артистов вы не относите к шоу? Насколько этот момент уместен в интерпретации классического произведения?

Это исключительно мое режиссерское виденье, мое решение, и я готов взять за него ответственность. Не даром сцена называется «Жара» и предвосхищает трагическую гибель Меркуцио, роль которого исполняет олимпийский чемпион Алексей Ягудин. Лично мне обнажение мужских торсов кажется актуальным в рамках данной сцены, так как все это плавно вытекает из сюжетной линии спектакля. Тем более, я уверен, прекрасной половине зрительного зала данная сцена непременно придется по вкусу.

Какая сцена является вашей любимой?

Финалом я очень горжусь и полностью уверен в нем. Актеры снимут коньки и выйдут на лед босиком. Но это еще и обнажает их души. Да, актеры переоделись в костюмы, играют роли, но в финале перед зрителем они ступят голой стопой на холодный лед. Это можно назвать моментом абсолютной честности, моментом открытия зрителю. Есть здесь аллегория и с человеческой жизнью: все мы сталкиваемся с неурядицами судьбы и зачастую становимся совершенно беззащитными. За этот финал я бы поставил себе, если не «отлично», то точно «хорошо». Есть, правда, сцены и совсем «на тройку», есть те, над которыми я бы ещё с удовольствием поработал.

Важно было обыграть смерть Ромео и Джульетты, дать понять зрителю, ради чего все это происходит на сцене. Мне было важно самому себе ответить на вопрос, зачем я пишу сценарий, зачем нарядил людей в эти костюмы. Эти вопросы меня будоражили с тех пор, как только я сел за написание сценария. Здесь можно отойти к самому началу интервью и вернуться к вопросу эпилога и финального номера с монологом Меркуцио: «враждой не стоит жить, мы рождены любить».

Что вы хотите сказать зрителю?

Могу сказать, что в финальной сцене голосом Алексея Ягудина, скорее, говорю я. Голосом героя Меркуцио, которого уже нет, я общаюсь со зрителем. Я здесь говорю о том, что волнует больше всего лично меня.

Вообще, спектакль я «прожил» по нескольким стадиям. Сначала я был влюблен в сценарий, затем начал видеть в нем некоторые шероховатости. Третья стадия – я просто отпускаю его в самостоятельное плаванье и дарю зрителю.

Что для вас было самым трудным в постановке спектакля?

Самое трудное – найти каждому из прекрасных олимпийских чемпионов, которых в спектакле шесть, своё место. Безусловно, все они могут прекрасно отыграть Ромео и Джульетту. Всем должно быть интересно находиться на сцене. Именно поэтому я работал с каждой сценой спектакля, как с основной.

Признаюсь, между множеством проектов бывает нелегко разорваться, но я нахожусь в постоянном движении и люблю то, что я делаю, а также считаю, что конкуренция – главный двигатель всего. 

Какое достижение в своей жизни вы считаете самым значимым?

После завершения карьеры спортсмена мне очень хотелось доказать себе, что я еще что-то могу и чего-то стою. Думаю, что за 10 лет я успешно смог реализовать себя во многих важных проектах. Поэтому получение телевизионной премии ТЭФИ для меня тождественно званию Чемпиона мира в фигурном катании.

Материалы по теме: