Писатель и политик Эдуард Лимонов об Италии, индивидуальности и факторе времени

31.05.2018 12:43 828
«Человек должен выглянуть в окно и убедиться, что он живёт в великой державе». Эдуард Лимонов ответил на вопросы корреспондента НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ.

Писатель и лидер незарегистрированной партии «Другая Россия» Эдуард Лимонов посетил Петербург после продолжительной поездки через всю Италию. Лимонов рассказывал итальянцам о России, империи и, конечно же, своём творчестве последних лет. В Северной столице Эдуард Вениаминович посетил XIII Международный Книжный салон, где нам удалось пообщаться с ним.

В беседе с корреспондентом НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ Эдуард Лимонов рассказал о поездке в Европу, поделился своим недовольством политикой Владимира Путина и высказался о столетии расстрела царской семьи.


Эдуард Вениаминович, Вы только вернулись из Италии. На что в первую очередь обратили внимание, когда оказались в России?

Я вернулся в Россию, и был дождь. А если говорить об Италии, то, конечно, мы, как сказал мой издатель, ожидали, что у книги и у моего визита будет успех, но не ожидали, что будет триумф.

Впечатлила ли Вас Италия?

Меня уже ничем особенно не впечатлишь. Но меня удивило дружественное настроение итальянцев по отношению к России и ко мне лично тоже. Оказалось, что в самом рекордном случае у меня было между 900 и 1000 людей, они пришли в большой зал в Турине. Я был удивлён такому количеству людей. Конечно, в России у меня бывают большие встречи с людьми, но не такого масштаба. Мы посетили семь городов: и Рим, и Турин, и Милан, и Флоренцию, и Феррару, и несколько маленьких городов.

С кем Вы общались во время поездки?

Я общался с издателями, с итальянской профессурой, с деятелями культуры, политиками, губернатором провинции Ломбардия, с министром культуры…

Присутствуют ли в Италии националистические или социалистические настроения?

Там настроения такие, что хоть принимай их в Российскую Федерацию. То есть они готовы. Им надоели российские попугаи, которые туда приезжают и с позиций определённого либерализма начинают рассказывать о том, как их притесняют, как им плохо. А я пришёл и сказал, что я империалист, и мою страну иначе как империей я не называю (я не националист, потому что это подразумевает сепаратизм). Я считаю, что русские национальные интересы существуют, и должны быть удовлетворены, и что претензии Соединённых Штатов на единоличное правление не состоятельны, и мы на это никогда не пойдём. Российский народ жил с 1991 года в состоянии постоянного стресса, депрессии из-за того, что он привык быть имперским народом, соревноваться, по меньшей мере, с Соединёнными Штатами, а тут нас задвинули.

Мы были с 91-го года третьестепенной державой, это всех угнетало. И как только первый шаг был сделан в том направлении, чтобы восстановить былое величие (назовём этот так – воссоединение Крыма с Россией), то на следующий день у людей даже лица стали бодрее, веселее, появился определённый огонь в глазах. Человек должен выглянуть в окно и убедиться, что он живёт в великой державе.

Я говорил им, что у нас 118 миллионов русских, живущих на европейской территории, что мы европейская нация: «Нравится вам это или не нравится, но мы ваши соседи, и вам придётся с нами жить, другой планеты нет».

Кто творит историю в России?

Я всегда был оппонентом Владимира Владимировича Путина и им остаюсь потому, что я считаю, что у нас политическим строем не должен быть олигархический капитализм, а национальные богатства должны быть распределены более равномерно в народе. Поэтому я остаюсь его оппонентом.

Во внешней политике считаю, что он действует слишком нерешительно. До сих пор никто не сказал, что на Донбассе, в Харьковской области, в Одесской области живут люди, говорящие по-русски, и значит русские, потому что русский язык – это единственное определение русского. Не кровь, так как есть четыре группы крови, но нет американской группы крови, украинской, российской, и не паспорт, так как это полицейщина. Единственное – это язык, основа цивилизации, традиций.

Что для Вас важнее – индивидуальность или государство?

Я в гробу видел индивидуальность, от неё никому ни жарко, ни холодно. Если у нас много ярких личностей, это отлично. Но, с другой стороны, если эти яркие личности тянут против нашей государственности, то это будет во вред всем нам: нации, населению. Если в России не будет государственности, то у нас всю Сибирь отнимут либо китайцы, либо японцы, либо американцы, либо все вместе. С запада нас обрежут тоже все, кому не лень, и будем мы жить в г**не, извините за выражение, со своей индивидуальностью.

Некоторые полагают, что в XXI веке цивилизация движется к индивидуализму.

Пусть они идут в задницу! Ничего не изменилось с XVIII века до Рождества Христова и до сегодняшнего времени. Всё осталось точно так же. Это всё мелкие современные притязания всяких людей, которые вообще никто. Что они говорят? Кто они такие?

Что для Вас есть патриотизм?

Тот, кто не является патриотом, не имеет права даже участвовать в выборах. Если ты не патриот, значит ты патриот чего-либо другого. А если ты патриот чего-либо другого, так чего ты лезешь в эту государственность? Если нет, то отойди в сторону.

Как Вы думаете, что будет с истинными русскими патриотами после окончания правления Путина?

Есть большая проблема: у него нет преемника. Я уже сказал, что сам Путин мне не нравится: он оставляет все проблемы нам. И если не мне по возрасту, то следующим поколениям. Проблема Украины не решена, на территории Украины образовалась злобное антирусское государство. Он что, решил эту проблему? Нет. И даже тем, что взяли Крым, он только раззадорил злобу в наш адрес. Он оставил всё будущему поколению. А кто будет решать это?

Страна подчиняется Владимиру Владимировичу, и с этим нужно согласиться – любишь ты его или не любишь. А кто придёт? Скажем, Медведев. Самый испытанный, верный. С точки зрения Владимира Владимировича он больше всего подходит на эту роль. Или Валентина Ивановна Матвиенко… Будет вся Россия подчиняться им? Нет, я не уверен. Может, пару лет поподчиняется, потом отпадёт Чечня, Кадыров не станет подчиняться Валентине Ивановне Матвиенко или Медведеву, у меня такое впечатление. Поэтому мы имеем проблему большую.

Вы считаете, что за ближайшие шесть лет эти проблемы не решить?

Четыре года идёт состояние войны, пятый год. За это время Великая Отечественная война прошла, и всё кончилось. А тут не кончается. Минские соглашения – это кусок д**ьма, они не устраивают никого: ни Украину, ни Россию. Это было понятно с самого начала, не нужно было на них соглашаться. Но Владимир Владимирович боится остаться в изоляции. Храбрости хватило на Крым, а на последующее – не хватило.

Надо было делать всё сразу. Тут важен фактор времени. Если ты грабишь магазин, надо его грабить весь. Ты не можешь его частично ограбить, потому что тебя ожидает всё та же кара.  Тот же остракизм, те же санкции нас ожидали бы в том случае, если бы мы своё правительство в Киеве посадили.

В этом году будет столетие со дня расстрела царской семьи.

Это событие для старых гнид. Что мы могли сделать? К событию приковано внимание небольшой части нашей интеллигенции, которая поднимает большой шухер из-за этого. На самом деле – ну и что? Мало ли царей расстреляли, убивали, гильотинировали? Началось всё даже не во Франции, а в Англии, и всё время происходит. Это профессиональная обязанность королей – рисковать. Не усидел, значит. Что поделаешь?

Сам виноват?

Получается так.

Беседовала Надежда Дроздова

Материалы по теме: