Прямая линия с Путиным – а почему такую линию не проводят губернаторы?

07.06.2018 20:22 1429
На «Прямой линии» президент Путин впервые привлек к общению с населением губернаторов и министров. Эксперты в комментариях НЕВСКИМ НОВОСТЯМ положительно оценили нововведение и даже рекомендовали властям пойти дальше – создать «пирамиду «прямых линий».

Интерес к ежегодной «Прямой линии» с Владимиром Путиным, которая проводится с 2001-го года, освежила смена формата мероприятия. В этом году к общению с россиянами президент по видеосвязи приобщил губернаторов, министров и вице-премьеров. За 4 часа 23 минуты команда сообща ответила на 79 вопросов от граждан. Эксперты в общении с НЕВСКИМИ НОВОСТЯМИ положительно оценили нововведения и даже рекомендовали властям пойти дальше – создать «пирамиду «прямых линий».

Спектр вопросов, которые россияне по разным каналам задавали президенту, оказался традиционно широким. В него вошли темы внутренней и внешней политики, экономики, здравоохранения, образования, развития космонавтики, дорожного строительства и другие. В ходе прямой линии прозвучало возмущение по поводу роста цен на бензин, были высказаны опасения, не сделают ли знаменитый Крымский мост платным, был озвучен призыв сохранить сельские школы. Люди спрашивали у Владимира Путина, будет ли Третья мировая война, и почему мясо коровы называют говядиной. Президент отвечал как на серьезные, так и на шуточные вопросы, при этом довольно часто «переводя стрелки» на чиновников. Тем самым обозначалась сфера ответственности тех или иных лиц.

Что касается ключевых тем прямой линии этого года, то они, по мнению петербургского политолога Юрия Светова, в России остаются неизменными: «Фактически три ключевых темы у нас в России существуют – это жилье для людей, это дороги для страны и это бедность народа. Если подвижки какие-то в жилье и с дорогами есть, то проблема бедности остается ключевой. И, собственно, главные вопросы президенту задавали именно в этом аспекте. Сюда примыкает и состояние здравоохранения, и многие другие вопросы».

Новый формат прямой линии

Что касается нового формата мероприятия в этом году, то, как сказал политолог, «прямая линия» в этом году, как минимум в организационном плане, превысила его ожидания. Речь идет об использовании современных способов коммуникации общества и президента, а также об открытой демонстрации вопросов на экранах – многие из которых были и жесткими, и неприятными: «Помимо того, что вопросы озвучивали ведущие, можно было посмотреть, что думает страна, какие вопросы задает». Из минусов политолог отметил ряд заранее организованных, «бессмысленных» прямых включений. «Совершенно бессмысленное включение было со стадиона «Лужники», где Валерий Газзаев льстил президенту. Зачем это надо? Как мне кажется, нужно, чтобы в этой линии было больше импровизации и меньше заорганизованности», – отметил Юрий Светов.

Впрочем, эксперт призвал акцентировать внимание на другом – на привлечении к участию в «прямой линии» министров и губернаторов. До начала эфира в соцсетях немало иронизировали по поводу этого нововведения. «Это было очень важное обстоятельство. Всегда на этой линии получалось, что Путин один за все отвечает. Здесь он привлек к ответам и вице-премьеров, и министров, и некоторых губернаторов, и сразу стало людям видно, кто из них чего стоит. Это в некотором роде реализация заветов Петра Великого, который говорил, что «надо выступать не по написанному, дабы дурость каждого была видна сразу». Это один из побочных эффектов этой линии», – комментирует Юрий Светов.

Ожидаемой «порки губернаторов» не случилось

Положительную оценку участию в прямой линии с президентом губернаторов и министров дал в общении с НЕВСКИМИ НОВОСТЯМИ директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников. По его словам, вместо ожидаемой всеми публичной «порки губернаторов» получилась эффективная дискуссия.

«Ожидалось, что на прямой линии будет некая «порка губернаторов», губернаторы будут «мальчиками для битья». Мы все помним, как на прошлых линиях задавали вопросы президенту, и как каждый губернатор боялся, что сейчас от его региона прозвучит вопрос, на который потом ему придется отвечать перед администрацией президента, после чего, возможно, последуют выговоры и оргмероприятия. Все сидели у себя и переживали, что же такого прозвучит в открытом эфире. При этом не возможности возразить и что-то объяснить не будет, – комментирует Дмитрий Солонников. –

Формат нынешней открытой линии в этом отношении гораздо честнее. В обсуждении проблемы региона участвуют и представители населения, актуализирующие ту или иную проблему населения, и президент, но и у губернатора есть возможность сказать свое слово, объяснить, что происходит с его точки зрения, обратить внимание на слабое звено в системе управления. Может быть, дать какие-то уточняющие цифры, или сказать о тех путях, которые уже реализуются в направлении разрешения обозначенных сложных мест. Они в данной ситуации не «мальчики для битья» как ожидалось, а полноправные участники обсуждения. На мой взгляд, это честнее по отношению к ним, а с другой стороны, это эффективнее для рассмотрения сложных вопросов – их можно сразу обсудить».

В случае с министрами, продолжает эксперт, произошло серьезное разделение на зоны ответственности. Вопросы внешней политики, вооруженных сил – сферы, где президент прекрасно ориентируется, Владимир Путин взял полностью на себя. Совсем по-другому идет обсуждение вопросов социально-экономической повестки дня: вот здесь «вытаскиваются» министры, им дается слово, и они пытаются объяснить ту или иную ситуацию. Таким образом демонстрируется их зона ответственности. В качестве примера Дмитрий Солонников привел вопрос о подорожании бензина. Путин в этом вопросе основным спикером сделал министра энергетики Александра Новака. «Мы видим, что в вопросе о подорожании бензина основным спикером был министр Новак. Он объявлял, что цены на бензин перестали расти с конца мая, и теперь каждый может сам проверить, растут цены или нет, приехав через неделю или две на бензоколонку,  удалось ли министру остановить рост цен или что-то было сделано не так? Если что-то не так, то теперь мы знаем, кто в этом виноват – это не президент. Есть конкретный министр, который отвечает за свои заявления», – поясняет эксперт.

«Вот это разделение на зоны ответственности с точки зрения федеральной системы управления, характерное для нынешней линии, тоже было продемонстрировано впервые, и, на мой взгляд, достаточно важно для нашей страны. Сейчас демонстрируют ту ответственность, которую правительство, недавно назначенное и кабинет, будут нести в ближайшие годы», – резюмирует политолог Дмитрий Солонников.

Пирамида «прямых линий»

В целом в экспертном сообществе состоявшуюся седьмого июня прямую линию президента характеризуют положительно. Однако присутствует и доля разочарования от того, что по неизвестным причинам подобных мероприятий не проводят главы регионов, которые по определению должны быть ближе к народу. На это обстоятельство в общении с НЕВСКИМИ НОВОСТЯМИ указал политолог Юрий Светов. Он убежден, что для Петербурга «прямая линия» с губернатором Георгием Полтавченко были бы очень полезна.

«У меня есть вопрос, который я задаю после каждой линии – почему такую линию не проводят губернаторы? Было бы правильно, если была бы выстроена пирамида – сначала прямые линии губернаторов, а потом прямая линия с президентом. Или наоборот – сначала прямая линия с президентом, а потом в каждом регионе прямая линия с губернатором, где люди задавали бы вопрос: вот на линии президента была обозначена проблема, почему вы ее не решает? Этого нет. Не знаю, почему власть этого не хочет. Пусть Георгий Сергеевич Полтавченко точно так же отвечает на вопросы, как президент, используя возможности соцсетей, мобильных предложений. Этот запрос существует, как мне кажется», – подвел итог политолог Юрий Светов.

«Прямая линия с Владимиром Путиным» – ежегодная телепередача, в ходе которой президент России Владимир Путин отвечает на вопросы граждан. Первая прямая линия прошла в 2001 году. Максимальная длительность общения главы государства с населением составила 4 часа 47 минут – в 2013-м году. Больше всего вопросов – 96 – задали в 2011-м году. По мнению Владимира Путина, прямая линия – один из мощнейших каналов связи, позволяющих гражданам донести свою позицию и оценку руководству страны.

Юлия Медведева

Материалы по теме: