Тема недели: прямая линия с Владимиром Путиным и все-все-все

09.06.2018 18:41 695
7 июня президент России провел шестнадцатую по счету прямую линию, и впервые там был применен новый формат – прямое включение губернаторов. Разбирались, что показала эта прямая линия и как себя проявили федеральные и региональные чиновники.

Традиция прямых линий президента с россиянами берет свое начало с 2001 года – именно тогда свежеизбранный Владимир Путин решил напрямую поговорить с населением страны об их проблемах. Формат оказался не только новаторским, но и популярным, поскольку власть впервые использовала свой медиаресурс для того, чтобы узнать, чем и как живет Россия. Сам Путин впоследствии называл прямую линию «самым мощным социологическим опросом», который показывает оценку гражданами руководства страны. Первый эфир длился 2 часа 20 минут, за это время президент успел ответить на 47 вопросов. Примечательно, что такой формат является полностью уникальным, не имеющим зарубежных аналогов. Настоящая, так сказать, российская разработка.

«Это правда вы?»

Даже временно перестав быть президентом России, Путин не переставал общаться с россиянами, правда, в годы его премьерства передача называлась «Разговор с Владимиром Путиным», как бы намекая, что вовсе не важно, какая у него сейчас должность: Путин остается Путиным, и проблемы обычного гражданина он все еще способен решить, не поднимаясь из кресла в студии. Наверное, именно это постепенно и стало корнем проблемы, о которой мы поговорим ниже. Важно понимать следующее: чем дальше мы отходим от 2001 года, тем большее значение принимает фигура Путина в российской политике для населения, а следовательно, растет и значение его ежегодного общения с народом.

Популярность прямой линии понять можно – среди произвола чиновников всех уровней обычный гражданин чувствует себя малозащищенным, и ему просто не на кого опереться для решения своих проблем. И если в Москве и Петербурге люди привыкли, что можно решать проблемы через муниципальных и городских депутатов, то в провинциях мало понимают, зачем вообще нужны городские парламенты. Уверен, что более 90 % россиян не знают, как зовут их выбранных представителей не только в Государственной Думе, но даже в муниципалитетах. Вот и остается только президент, который найдет управу на всех, включая даже губернатора.

Губернаторские дебюты

Вернемся к прямой линии-2018, в которой впервые был опробован новый формат – включение по телемосту министров и губернаторов регионов. Это нововведение дало прямой линии приобрести законченную форму: люди задают вопрос, президент отвечает и тут же призывает к ответу губернатора / министра, в ведении которого находится обозначенная проблема. Многие ожидали «показную порку», но этого не произошло, Путин не сделал никаких жестких заявлений, никого не отправил в отставку, а вежливо просил разобраться в ситуации.

Что же до самих министров и губернаторов, то было видно, насколько они плохо готовы к подобному формату. Многие эксперты отмечали, что чиновники общаются скорее с Путиным, нежели с народом, и стараются отчитаться перед президентом. Примечательна фраза Томского губернатора Сергея Жвачкина: «Я доложу». Не «разберусь», не «решу», не «помогу», а именно «доложу», что очень четко показывает, как чиновник понимает работу с населением. Оно для него не важно, важно, чтобы президент был доволен. Жвачкин невольно показал, что не от воли народа зависит его пост, а именно от Путина, поэтому «докладывать» он будет ему, а не жителям области и города, где он начальствует. Именно поэтому предложения экспертов о том, чтобы сделать некую «пирамиду прямых линий», где бы губернаторы проводили подобные мероприятия для своего региона, абсолютно бессмысленны: добровольно они на это не пойдут, а при приказном порядке это выродится либо в постановочное шоу, либо в абсолютно формализированное мероприятие, где вместо ответов на вопросы будут отговорки в стиле «денег в бюджете области нет», «мы за это не ответственны» и так далее.

Далеко ходить не надо – можно вспомнить недавний отчет губернатора Петербурга Георгия Полтавченко перед Законодательным собранием и его победные реляции о том, как в городе все хорошо и будет еще лучше. На вопросы депутатов-оппозиционеров внятных ответов не было, и уж тем более было бы странно ожидать их от Полтавченко в ситуации, когда вопросы ему задавали бы горожане.

Прямая линия-2018, длившаяся более четырех часов, вновь обнажила старую российскую проблему – ничего не работает, пока на это не обратит внимание Путин. Таким образом, придуманный в начале нулевых формат, который должен был показать населению открытость власти и ее готовность слушать проблемы обычных людей, превратился в единственный для многих способ достучаться до верховной российской власти в надежде решить свои большие и не очень проблемы. Перефразируем старую русскую поговорку: до Бога высоко, а до царя дозвониться в эфир надо.

Роман Голосов

Материалы по теме: